Кому молятся иконописцы

Молитвы перед созданием (написанием, вышивкой) иконы

Перед созданием иконы (написанием, вышивкой, выжиганием по дереву и так далее) нужно взять благословение священника на труд.

Православной церковью почитаются несколько святых, покровительствующих иконописцам. Это апостол и евангелист Иоанн Богослов, апостол и евангелист Лука, а также русские святые иконописцы Алипий Печерский и Андрей Рублев. Этим святым молятся о научении иконописанию — благодатной помощи в иконописном труде.

Молитва ко Господу перед началом иконописания

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в последние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на святом убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: «Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом»: сам, Владыко, Боже всяческих, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба Твоего [или рабы Твоей] (имя), и руки его [ее] направи, во еже безгрешно и изрядноизображати жительство Твое, Пречистыя Матере Твоея, и всех святых, во славу Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Первообразу. Избави же его [ее] от всякаго диавольского наваждения, егда преуспевает заповедях Твоих, молитвами Пречистыя Матере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.

Апостолу и евангелисту Иоанну Богослову

Молитва первая

О великий апостоле, евангелисте громогласный, Богослове изящнейший, тайновидче неизреченных откровений, девственниче и возлюбленный наперсниче Христов Иоанне! Приими нас, грешных, под твое сильное заступление прибегающих. Испроси у Всещедраго Человеколюбца Христа Бога нашего, Иже пред очесы твоими Кровь Свою за ны, непотребныя рабы Своя, излиял есть, да не помянет беззаконий наших, но да помилует нас и сотворит с нами по милости Своей: да дарует нам здравие душевное и телесное, всякое благоденствие и изобилие, наставляя нас обращати оная во славу Его, Творца, Спасителя и Бога нашего, по кончине же временныя жизни нашея от немилосердных истязателей на воздушных мытарствах да избавит нас, и тако да достигнем, тобою водимии и покрываемии, Горняго онаго Иерусалима, егоже славу ты во откровении зрел еси, ныне же нескончаемыя радости наслаждаешися. О великий Иоанне! Сохрани вся грады и страны христианския, храм сей, служащих и молящихся в нем, от глада, губительства, труса и потопа, огня и меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани; избави нас от всякия беды и напасти и молитвами твоими отврати от нас праведный гнев Божий, и Его милосердие нам испроси, да вкупе с тобою сподобимся прославляти в невечернем дни пресвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Молитва вторая

О великий и всехвальный апостоле и евангелисте Иоанне Богослове, наперсниче Христов, теплый наш заступниче и скорый в скорбех помощниче! Умоли Господа Бога даровати нам оставление всех прегрешений наших, елика согрешихом от юности нашея во всем житии нашем делом, словом, помышлением и всеми нашими чувствы; во исходе же душ наших помози нам, грешным (имена), избавитися от воздушных мытарств и вечнаго мучения, да твоим милостивным предстательством прославляем Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Апостолу и евангелисту Луке

Тропарь, глас 5

Апостольских деяний сказителя и Евангелия Христова светла описателя, Луку препетаго, славна суща Христове Церкви, песньми священными святаго апостола похвалим, яко врача суща, человеческие немощи, естества недуги и язи душ исцеляюща и молящася непрестанно за души наша.

Кондак, глас 2

Истиннаго благочестия проповедника и тайн неизреченных ритора, звезду церковную, Луку Божественнаго восхвалим: Слово бо его избра, с Павлом мудрым языков учителя, Един ведый сердечная.

Тропарь, глас 3

Апостоле святый Луко, моли милостиваго Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашим.

Кондак, глас 4

Яко звезду пресветлую Церковь всегда стяжа тя, апостоле Луко, чудес твоих многоподаванием просвещаема. Тем же зовем Христу: спаси чтущих верою память Твоего апостола, Многомилостиве.

Преподобному Андрею Рублеву, иконописцу

Тропарь, глас 3

Божественного света лучами облистаемый, преподобне Андрее, Христа познал еси — Божию Премудрость и Силу и иконою Святыя Троицы всему миру проповедал еси Единство во Святей Троице, мы же со удивлением и радостию вопием ти: имея дерзновение ко пресвятей Троице, моли просветити души наша.

Кондак, глас 8

От юности к Божественной красоте устремляяся чудный иконописец в земли Российстей был еси, и, богоносным твоим учителем поревновав, сиянием добродетелей украсил еси, преподобне Андрее, темже и явися Церкве нашея похвала и радование.

Молитва преподобному Андрею Рублеву

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Андрее, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых и благоприятных молитвах к Богу: помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя: поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши, не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый аще бо и мощей твоих рака пред очима нашима видима есть всегда, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится, ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу: Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь преподобному, глас 8

В тебе, отче, известно спасеся еже по образу приим бо крест последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, приходит бо: прилежати же о души, вещи безсмертней: тем же и со Ангелы срадуется, преподобне Андрее, дух твой.

Кондак преподобному, глас 2

Чистотою душевною Божественно вооружився, и непристанныя молитвы яко копие в ручив крепко, пробол еси бесовская ополчения Андрее, моли непрестанно о всех нас.

Величание преподобному

Ублажаем тя, преподобне отче Андрее, и чтем святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов.

Преподобному Алипию, иконописцу Печерскому

Тропарь, глас 8

Зраки изобразуя святых на дщицах, сих благодеяния спешно, яко искусен художник, всехвальне Алипие, написал еси на скрижалех твоего сердца и сего ради, яко образ, боголепне украшен, священства благодатию, яки златом, обложился еси от Христа Бога и Спаса душ наших.

Всем святым и бесплотным небесным силам

Боже святый и во святых почиваяй, трисвятым гласом на небеси от Ангел воспеваемый, на земли от человек во святых Своих хвалимый: давый Святым Твоим Духом комуждо благодать по мере дарования Христова, и тою поставивый Церкви Твоей святей овы Апостолы, овы пророки, овы же благовестники, овы пастыри и учители, их же словом проповеди. Тебе Самому действующему вся во всех, мнози совершишася святии в коемждо роде и роде, различными добродетельми благоугодившии Тебе, и к Тебе нам образ добрых подвигов своих оставивше, в радости прешедшии, готови, в нем же сами искушени быша, и нам напаствуемым помогати. Сих святых всех и (имя святого, икону которого собрались писать или вышивать) воспоминая и их богоугодное похваляя житие, Тебе Самаго, в них действовавшаго, восхваляю, и онех благотворения Твоя дарования быти веруя, прилежно молю Тя, Святе святых, даждь ми грешному последовати их учению, паче те Твоею вседействующею благодатию, небесныя с ними сподобитися славы, хваляще пресвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго духа во веки. Аминь.

«Самое важное для иконописца – связь с Богом»

Беседа с греческим иконописцем Николаем Цилсавидисом

Николай Цилсавидис считается одним из лучших иконописцев современной Греции. Он возглавляет иконописную мастерскую, основанную в 1960 году его отцом Константином († 2002). Среди работ этой мастерской – росписи в храме святителя Григория (Паламы) в Фессалониках, в монастыре святых Рафаила, Николая и Ирины в Гуменисе, в Успенском храме Штутгарта (Германия), в сербской церкви святого Василия в Тулузе (Франция) и в Благовещенском храме Бейрута (Ливан).

– Ваша семейная иконописная мастерская работает уже более полувека. Такую преемственность нечасто встретишь сегодня. Расскажите, что именно связало вашу семью с иконописью?

– Это началось даже раньше 1960 года. Во время Второй мировой войны, когда мой отец был еще ребенком, семья оказалась в немецкой оккупации. Жизнь тогда была тяжелая, голодная. И вот отец, слушая о святых, жития которых рассказывала ему мама, задался вопросом: а где эти святые сегодня? И как их увидеть? Из этого желания увидеть святых возник интерес к иконам. Сначала он их разглядывал, а затем начал рисовать сам. Это было его духовной пищей. В девять лет мой отец нарисовал свою первую икону, и так определился его жизненный путь. На этом пути он встретился и с живым святым – старцем Паисием Святогорцем. Когда однажды отец оказался в тяжелейшем затруднении, из которого он не видел выхода, именно старец Паисий спас его, по его молитвам он выжил. Мой отец часто встречался и беседовал со старцем. Сохранилась даже одна его незаконченная икона, на которой изображены современные святые, а среди них отец поместил и старца Паисия.

– А вы лично как пришли к иконописи? Было ли это вашим решением или же послушанием воле отца?

– Я просто родился в этом. С раннего детства я всегда находился в мастерской отца, помогал ему. И мне это очень нравилось. Так что для меня не было момента принятия решения, не стояло вопроса, заниматься этим или нет. Всё сложилось естественно. Отец не давил на нас, и два моих брата изначально не связывали свою жизнь с иконописью. Но после смерти отца они тоже пришли в мастерскую, и теперь уже многие годы мы трудимся вместе. К слову, помимо иконописания от отца мы унаследовали и любовь к России. Он очень любил русских. В нашей семье читали произведения русских писателей, и на мое становление большое влияние оказал Достоевский. Я помню, у меня в детстве была мечта побывать в России, и не просто побывать, а проехать по России на поезде: пить чай, читать, смотреть в окно и думать.

Читайте также:  Икона акафистная о чем молиться

– Удалось ли осуществить эту мечту?

– Нет, в России я еще ни разу не был.

– В каком иконописном стиле вы работаете?

– Наш отец в течение своей жизни изучил все техники религиозной живописи. Такая же задача стояла и передо мной, поэтому я в свое время учился не только у отца, но ходил в подмастерья и к другим иконописцам. Еще со времен отца в мастерской заказывали иконы из разных стран, и нам доводилось работать над произведениями в разных стилях – от римской античности и до живописи XIX века, с использованием техник, разработанных как в восточной, так и западной традициях. Но лично мне ближе всего византийская иконописная традиция эпохи Комнинов (X–XII века), в частности Македонская школа.

– Создание икон – это не просто ремесло. В определенном смысле это и духовное делание. Не могли бы вы рассказать об этой стороне иконописания?

– В процессе своей работы, наблюдая за собой, иконописец ищет Господа через Его святых, которым надо подражать. Поиск Бога – вот наша цель, на это направлен внутренний мир иконописца. Я лишь инструмент Божий, служитель таинства. Тот, кто показывает. Древние иконописцы перед подписью ставили слово: «показавший». Иконописец – раб Бога, который просит: «Дай мне, чтобы я передал людям. У меня нет ничего своего». То, что он делает, это плод молитвы и это ради молитвы. Это нераздельно. Молитва является его работой, а иконопись – молитвой. Иконопись должна стать результатом молитвы, чтобы научить молитве молящихся у иконы. Сподвигнуть на это.

Иконописец Николай Цилсавидис с семьей

– Есть ли какие-то духовные опасности на этом пути для иконописца, и как можно их избежать?

– Есть много способов сбиться с пути и только один – остаться на пути к Богу. Этот способ – трезвое понимание, что всё, что у тебя есть, – это от Бога. Мой отец говорил мне: «Если ты чувствуешь, что достиг мастерства, что ты быстро продвигаешься в том, что касается техники, то всё бросай и начинай с нуля. Вспомни, что ты служитель Господа, что ты пишешь только Его и ищешь Его любовь». А что касается технического мастерства, мой отец приводил такой пример. Если ты возомнил о себе нечто, прекрати работу, выйди на улицу. Подними с земли опавший лист и посмотри, в каком совершенстве он сотворен Богом. Всё от Него. Вернись и помолись Господу: «У меня нет ничего. У меня есть только Ты. Ты Тот, Кого я ищу. Ты даешь всё, что мне нужно». Отец говорил: «То, что делают люди, – это повторимо, это достижимо, это легко. Невозможно достичь того, что дает Бог. Именно это ты должен взять и передать людям». Когда мой отец работал на Святой Горе, создавал фрески, мозаики, люди подходили, смотрели на его работу и восхищались. А он говорил: почему вы восхищаетесь этим? Господь дает людям возможность стать святыми – вот это великое чудо. И это – наша цель, чем бы мы ни занимались. Мой отец всегда был в работе, всё время в молитвенном состоянии. Мама звала его кушать и не могла дождаться.

– Что, на ваш взгляд, является главным в работе иконописца?

– Самое важное – связь с Богом. И она приходит и через искусство. Важно помнить, что ты – существо, созданное Господом, а значит, когда ты работаешь, все твои составляющие должны быть устремлены ко Христу. Господь всегда с тобой. Везде, где ты есть. Он тебя поддерживает, Он тебя ведет. Причем больше Своим отсутствием, чем Своим присутствием. Отсутствие Бога – это та боль, которая двигает тобой, когда ты осознаешь и переживаешь Его присутствие в Его отсутствии. Это рождает боль и жажду Бога. А также очень важна приверженность Преданию Церкви – нужно крепко держаться за это. Следование Преданию отсекает эгоизм. Это как постоянное напоминание: «Не ты это сделал! Ты опираешься на плечи атлетов – своих предшественников». Я сам по себе – ничто; только вместе с теми, кто прошел по этому пути до меня, я что-то. Я боюсь наслаждаться своей работой и стараюсь напоминать себе притчу о талантах. Но при этом неполезно и «зацикливаться» на мыслях о своем недостоинстве. Главное – быть настроенным и нацеленным на связь и общение с Богом. И Господь может всё покрыть благодатью и поднять тебя над твоей греховностью, над твоей немощью.

Работы иконописца Николая Цилсавидиса

Молитва перед написанием иконы

Далеко не всем святым написаны акафисты — так что это правило невыполнимо. Но житие святого, икону которого пишешь — конечно, обязательно нужно изучить, и во время работы совершать ему молитву.

Молиться пред началом работы можно Апостолу Луке, прп. Алипию Печерскому, прп. Андрею (Рублёву).

Молитва перед началом иконописания

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый не описан по естеству Божества, и ради спасения человека в последние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на святом убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истинного Бога нашего, иже Святым Духом, вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: «Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом »:
сам, Владыко, Боже всяческих, просвети и вразуми мою душу, сердце и ум и руки мои направи, во еже безгрешно и изрядно изображати жительство Твое, Пречистыя Матере Твоея, и всех святых-, во славу Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно поклоняющимся святым иконам, благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Первообразу. Избави же мя от всякаго диавольского наваждения, егда преуспеваю в заповедех Твоих, молитвами Пречистыя Матере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Молитва перед началом иконописания

Для уточнения. Эта молитва из Ерминии Дионисия, авторство молитвословия которому не принадлежит, текст был подготовлен афонским монахом для издания Дидроном в 1839 г.
Перевел Ерминию на русский язык и издал в 1868 г. еп. Порфирий.
Из этого следуют сомнения, что русские иконописцы читали эту молитву.

Потом, непомерное количество “еси” .

Со смущением пишу, неключим бо сам есть.

Начало обычное, Царю Небесный и проч. по Отче наш.

Молитва перед началом всякого дела, найдите в молитвослове.

За сим Тропарь. Господу Богу и Спасу нашему Иисусу Христу.

Пречистому Твоему образу поклоняемся, Благий, / просяще прощения прегрешений наших, Христе Боже: / волею бо благоволил еси плотию взыти на Крест, / да избавиши яже создал еси от работы вражия. / Тем благодарственно вопием Ти: / радости исполнил еси вся, Спасе наш, / пришедый спасти мир.

И хватит… Удержите — благо Вам будет. И я от сего дня так буду, а то уже стыдно невыносимо писать 🙂

По окончании — Достойно есть, Трисвятое по отче наш, Молитвами Святых Отец наших, Наипаче Иконописцев, Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас. Аминь.

Как мне кажется, греха не будет так начинать и оканчивать иконописание.

Акафист — тяжко дюже удержать в качестве правила, по моей немощи. Хотя есть пламенные души, ну они пусть и читают.

Для сравнения, оч. похоже, молитва из Ерминии и из акафиста Нерукотворному образу:

О, Преблагий Господи Иисусе Христе, Боже наш, Ты древле человеческаго естества Твоего лице, пресвятою водою смыв и убрусом отер, чудесно убо на том же убрусе изобразити Себе и Едесскому князю Авгарю во исцеление его от недуга послати благоволил еси. Се и мы ныне грешнии рабы Твои, душевными и телесными недуги нашими одержимы, лица Твоею, Господи, ищем, и с Давидом во смирении душ наших зовем не отврати лица Твоею, Господи, от нас, и не отклонися гневом от рабов Твоих, помощник нам буди, не отрини нас и не остави нас. О, Всемилостивый Господи, Спасителю наш, изобрази Сам Себе в душах наших, да во святыни и правде жительствующе, будем сынове Твои и

наследницы Царствия Твоего, и тако Ссбе, Премилостиваго Бога нашего, купно со Безначальным Отцем Твоим и Пресвятым Духом славити не престанем во веки веков. Аминь

Пречистому Образу Твоему по кланяемся, Благий, просяще прощения прегрешений наших, Христе Боже волею бо благоволил eси плотню взыти на Крест, да избавиши, яже создал сси, от работы вражия. Тем благодарственно вопием Ти: радости исполнил сси вся, Спасе наш, пришедый спасти мир.

Молитвы перед началом Иконописания

Молитвы перед написанием иконы

Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сый неописан по естеству Божества, и ради спасения человека в последние дни от Девы Богородицы Марии неизреченно воплотивыйся, и благоволивый тако во плоти описуем быти, иже святый образ пречистаго лика Твоего на святом убрусе напечатлел еси, и оным недуг князя Авгаря уврачевал еси, душу же его просветил еси во еже познати истиннаго Бога нашего, Иже Святым Духом вразумил еси божественнаго апостола Твоего и евангелиста Луку написати образ Пречистыя Матере Твоея, держащей Тебя, яко младенца, на объятиях Своих, и рекшей: “Благодать от Мене Рождшагося, Мене ради, да будет с сим образом”: сам, Владыко, Боже всяческих, просвети и вразуми душу, сердце и ум раба твоего (имя рек), и руки его направи, во еже безгрешно и изрядноизображати жительство Твое, Пречистыя Матере Твоея, и всех святых, во славу Твою, ради украшения и благолепия святыя церкве Твоея, и во отпущение грехов всем, духовно покланяющимся святым иконам, и благоговейно лобызающим оныя, и почитание относящим к Первообразу.

Избави же его от всякаго диавольского наваждения, егда преуспевает заповедях Твоих, молитвами Пречистыя Матере Твоея, святаго славнаго апостола и евангелиста Луки и всех святых. Аминь.

О научении иконописанию молятся Иоанну Богослову

О великий апостоле, евангелисте громогласный, Богослове изящнейший, тайновидче неизреченных откровений, девственниче и возлюбленный наперсниче Христов Иоанне! Приими нас, грешных, под твое

сильное заступление прибегающих. Испроси у Всещедраго Человеколюбца Христа Бога нашего, Иже пред очесы твоими Кровь Свою за ны, непотребныя рабы Своя, излиял есть, да не помянет беззаконий наших, но да помилует нас и сотворит с нами по милости Своей: да дарует нам здравие душевное и телесное, всякое благоденствие и изобилие, наставляя нас обращати оная во славу Его, Творца, Спасителя и Бога нашего, по кончине же временныя жизни нашея от немилосердных истязателей на воздушных мытарствах да избавит нас, и тако да достигнем, тобою водимии и покрываемии, Горняго онаго Иерусалима, егоже славу ты во откровении зрел еси, ныне же нескончаемыя радости наслаждаешися. О великий Иоанне!

Сохрани вся грады и страны христианския, храм сей, служащих и молящихся в нем, от глада, губительства, труса и потопа, огня и меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани; избави нас от всякия беды и напасти и молитвами твоими отврати от нас праведный гнев Божий, и Его милосердие нам испроси, да вкупе с тобою сподобимся прославляти в невечернем дни пресвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков.

Читайте также:  Каким иконам молиться по дням рождения

О великий и всехвальный апостоле и евангелисте Иоанне Богослове, наперсниче Христов, теплый наш заступниче и скорый в скорбех помощниче! Умоли Господа Бога даровати нам оставление всех прегрешений наших, елика согрешихом от юности нашея во всем житии нашем делом, словом, помышлением и всеми нашими чувствы; во исходе же душ наших помози нам, грешным (имена), избавитися от воздушных мытарств и вечнаго мучения, да твоим милостивным предстательством прославляем Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва Апостолу Луке.

О святый угодниче Божий, апостоле Луко! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Молитва преподобному Андрею иконописцу.

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Андрее, не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых и благоприятных молитвах к Богу: помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя: поминай нас недостойных у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу, ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши, не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый аще бо и мощей твоих рака пред очима нашима видима есть всегда, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится, ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу: Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

ДЛЯ ИКОНОПИСЦА ВАЖНА МОЛИТВА

Интервью с иконописцем Виктором Криворотовым
– У Вас недавно был юбилей – семьдесят пять лет. Сколько из них Вы занимаетесь иконописью?

– В общей сложности пять десятилетий. По образованию я инженер-технолог, машиностроитель, работал заместителем директора одного института в Грузии и попутно увлекался живописью. Приезжая в командировки в Москву, часто посещал Третьяковку, меня особенно интересовали иконы. Я все ходил, пытался понять: что такое икона? Позже осознал, что техническая сфера – это не мое призвание. Подал заявление и ушел фактически в никуда, стал художником. Перепробовал много стилей и техник. Решил: научусь портреты писать. Это было очень интересно. Потом решил написать Богородицу. Мне очень нравился тогда образ Богородицы «Толгская». Там много оттенков, многослойная живопись. Написал, конечно, по-своему, без соблюдения канонов. А потом мой друг-священник, сейчас он мой духовник, говорит: «Давай напиши для храма икону». Я рискнул, написал. Отнесли епископу – ему понравилось. И я понял, что надо продолжать, но сначала изучать технику. Нашлись единомышленники, которые вместе со мной ее осваивали, перенимая опыт московских мастеров.

В общей сложности в Грузии мы написали около пятисот икон для разных храмов и монастырей.

– Как Вы стали москвичом?

– Через Иерусалим. У моих московских друзей была духовная связь с игуменьей Горненского монастыря в Иерусалиме, которая предложила нам отреставрировать роспись Казанского храма. Мы это сделали, потом еще написали иконы для Казанского и Предтеченского храмов. Месяца четыре в монастыре прожили… Шел девяносто четвертый год. В Грузии были нестроения, я работал штатным иконописцем Грузинской Патриархии, жилось трудно. В это время нас пригласили в Москву реставрировать храм Рождества Богородицы во Владыкино. Работа наша понравилась, начали поступать заказы на иконы. Тогда созрело решение уехать из Грузии в Россию.

Как приехали в Москву, духовник моей сотрудницы – сейчас она монахиня Василисcа – предложил встретиться в доме его духовной дочери. Мы прямо с поезда пришли туда. И батюшка хозяйке говорит: «Мать, ты хотела в монастыре жить?» – «Да, конечно». – «Вот завтра уезжай». Сейчас она монахиня Олимпиада. А мы стали в ее доме жить и работать.
Приходилось жить на разных квартирах у друзей. И так до сих пор – уже почти двадцать лет. Все это время Господь дает нам работу. За двадцать лет ни разу не было простоя. Иногда последнюю икону пишешь, думаешь – как дальше? И внезапно возникают еще заказы…

– В каких храмах и монастырях Москвы есть Ваши работы?

– Нами написаны иконостасы в храмах девяти мучеников Кизических, святых Бориса и Глеба в Дегунино, в Заиконоспасском монастыре. Сейчас наместник – игумен Петр (Афанасьев) – попросил написать еще праздничный ряд для нижнего храма. В храмах Христа Спасителя, Большое Вознесение, Малое Вознесение, святой Татианы, святого князя Димитрия Донского написаны отдельные иконы.

– Вы передаете кому-то свое мастерство?

– У нас много учеников. Нас учили бесплатно, и мы тоже во славу Божию учим. Икона – это молитва иконописца. Мы всем ученикам говорим, что если ты молиться не будешь, то напишешь живописное произведение. Технику в принципе может любой человек освоить. Если нет молитвы, то иконописец пишет себя, свой автопортрет. Свои страсти отражает, а страсти надо погасить, надо бороться с помыслами. Для иконописца главное – молитва.

Одно время я был председателем иконописной секции в Союзе художников. Я пытался выступать на всяких совещаниях, говорить о молитве, но, как правило, не был услышан. Большинство современных иконописцев пока еще нуждается в обсуждении технических проблем.

– Многие сегодня идут в иконописцы, считая это очень доходным занятием…

– Наша принципиальная позиция – не назначать цену за работу. В Святой Земле на Иордане есть известный греческий монастырь преподобного Герасима Иорданского. Храм там расписывали русские иконописцы в начале XIX века. Климат в тех местах непростой: то жара, то холод. Еще землетрясение в этих краях было. Роспись – масляная живопись – начала осыпаться. Настоятель пригласил румынских монахинь ее отреставрировать. Но они вместо реставрации записали всю роспись своими образами. Настоятель, удивляясь, говорил: «Пустынники должны быть аскетами, а не цветущими, страдающими полнотой людьми, как они нарисовали. Это все надо смыть и восстановить, как было в прошлом». Чтобы показать свою работу, мы с матушкой Василиссой восстановили одну четырехметровую композицию, настоятелю понравилось. Он меня спрашивает: «Сколько хочешь за работу?» Отвечаю: «Я не знаю Вашей ситуации, Ваших возможностей, поэтому Вы назначайте цену». – «Но если я мало дам, ты обидишься на меня». Я говорю: «Если Вы мало дадите, Господь позаботится и дополнит. А если Вы много дадите, он у меня отнимет». Так мы договорились. Когда уезжали, отец Хризостом оплатил только нашу дорогу. Но он чудный батюшка! Нам так хорошо было в этом монастыре. С удовольствием поедем еще помогать.

Раз пришла женщина-реставратор. Говорит: «Русская интеллигенция хочет Вам заказать икону. Большую. Для открытия Храма Христа Спасителя. Будет великое освящение Храма, крестный ход и русская интеллигенция пойдет и отнесет икону в Храм». Женщина сама определила сумму, сказала, что будет собирать со всех деньги. Работали мы долго. Когда икона была написана, заказчица говорит: «Сначала возьмем ее в университетский храм святой Татианы, оттуда будет крестный ход». Назвала время и дату. Но когда мы пришли, то оказалось, что крестный ход уже состоялся, а заказчица, собрав деньги, исчезла. Видно, в этом состоял Божий промысел. Сейчас мы благодарны Господу за то, что наша икона находится у жертвенника и перед ней молится на богослужениях Патриарх. На иконе изображен Страшный суд, но не сложной многофигурной композиции, а как бы ее фрагмент, где весь смысл происходящего соответствует сюжету и названию «Се, гряду скоро» (Апок. 22, 12).

– Какая работа Вам запомнилась более всего?

– Мы постоянно работаем в московском храме девяти мучеников Кизических. Однажды нас познакомили с настоятелем монастыря в Казани, который попросил с ним поехать, чтобы написать иконостас и восстановить по потрепанной фотографии утраченный образ Божией Матери «Кизическая». Мы написали этот образ для казанского монастыря. Прихожане московского храма тоже захотели иметь такую икону. Мы им ее написали, дополнив образ девятью мучениками Кизическими, которых разместили на полях. Сейчас эта икона находится в московском храме и очень там почитается.

«Икона – молитва в красках»

Иконопись – особый род искусства, не сводимый к простой живописи. Слово «икона» – греческое, переводится как «образ», изображение. Недаром в русском языке сохранилось название икон – «образа».

Икона отличается от картины, потому что её задача – открыть сокровенный мир души святого человека, в том числе и Богочеловека Христа. Икона – место встречи Творца и людей.

Картина может показывать борьбу добра и зла в человеке. Икона показывает, каким станет человек, если победит в этой борьбе, каким он должен быть. Икона – это окно в духовный мир. Она может сохранять некоторые портретные черты. Но лицо на иконе – это лик, личность, преображённая в свете вечности.

Кто-то может спросить: «Как можно писать иконы, если сама Библия подчёркивает, что Бог невидим? Как можно им поклоняться?»

Икона стала возможна потому, что после Ветхого Завета появился Новый Завет. Евангелие говорит, что Бог, который невидим во времена Ветхого Завета, родился Сам как человек. Апостолы воочию видели Христа.

Мы фотографируем тех, кто дорог и близок нашему сердцу. Но фотографии в прежние века не было. И христиане сохранили образ Господа посредством красок. Мы молимся не иконам, а перед иконами, молимся тому, святому, который на иконе изображён.

Читайте также:  Как молитва семистрельной иконе

С 30 апреля по 11 мая в Воскресной школе г. Петропавловска-Камчатского проходил мастер-класс по иконописи под руководством иконописца Александра Шарнова.

Желающих было 20 человек: прихожане храмов города, молодёжного клуба «Откровение», были и такие, кто только приобщается к вере, находится в поиске Истины. Подобная учёба – одна из форм катехизации и приобщения к Православию.

На этом мастер-классе писали образ Ангела Хранителя.

Занятия проводились в атмосфере молитвенной тишины и умиротворения Написание иконы – это не только нанесение красок, это особая форма раскрытия внутреннего состояния души, познание Божиего мира.

В процессе обучения преподаются азы написания иконы в русско-византийском стиле техникой «плавь». Учащиеся, начиная с прориси изображения, знакомятся также с приготовлением красок и применением их в написании иконы.

На вступительном занятии иконописцы выполнили начальные этапы: подготовили доску, сделали прориси – через кальку переводили изображение на доску; графья – обводили изображение с помощью иглы, таким образом, формировали контур… И так каждое занятие, шаг за шагом, с молитвой и Божией помощью создавалась икона Ангела Хранителя.

Наш корреспондент побеседовал с руководителем школы иконописцем Александром ШАРНОВЫМ и его учениками:

– Как возникла школа иконописи на Камчатке?

– Впервые в 2006г. владыка Игнатий пригласил из Костромы иконописцев Александра и Виталия, для проведения мастер-класса по иконописи. Мы тогда писали образ Архангела Михаила и занятия продолжались десять дней. В мастер-классе принимал участие и владыка Игнатий. После окончания учебы иконописцы пригласили к себе в школу обучаться иконописи.

Владыка Игнатий благословил меня продолжить обучение. После года учебы в Москве с лета 2007 г. я начал проведение открытых занятий по иконописи при воскресной школе епархии. Продолжили занятия участники первого мастер-класса, писали иконы Архангела Гавриила, Иоанна Предтечи, Богородицы, Спасителя.

– Школа уже существует пять лет, сколько людей обучалось такому необычному делу?

– За эти годы школу посещало около 50 человек, из них более сорока написали по одной иконе. Сейчас продолжают обучение 20, это в основном взрослые, но в сопровождении старших приходят и дети.

Среди наших учеников есть люди, способные самостоятельно писать иконы, иногда консультируясь.

Ими написаны мерные иконы, поясные, ростовые изображения святых для своих домашних иконостасов.

– С какой целью проводятся мастер-классы?

– Чтобы дать людям возможность раскрыть в себе талант и познакомиться с миром Православия.

Когда человек с благоговением и вниманием, молитвой и терпением, пишет икону, он соприкасается с духовным миром и сам духовно укрепляется.

К написанию иконы нужно приступать с миром в душе, для этого перед занятием предлагается молитва, мы просим помощи у святых, которые трудились в этом деле. Воздержание и пост тоже необходимы, но каждый воздерживается в меру своих сил.

– В чём выражается русско-византийский стиль написания икон?

– Традиция иконописи пришла к нам из Византии. Для краски использовали натуральные пигменты (минералы), которые тщательно растирали и смешивали с яичным желтком, получалась темпера. Пишутся иконы техникой «плавь», именно эта техника позволяет передать сочетание цветов, сделать их более насыщенными, показать тонкий переход от цвета к свету. Написанная такой техникой икона, излучает внутренний свет, сияет яркими праздничными красками.

На Руси в XIV веке русские мастера стали творить самостоятельно, выработали свою живописную манеру, которая постепенно становится стилем определенных школ: Новгородской, Суздальской Московской. В этих школах сформировалось самобытная отечественная иконопись. Особенность русского письма – привнесение в написание образов лёгкости, особая передача света и цвета. Свет – главное в иконе, он исходит изнутри образа. В древней Руси в такой технике писали иконописцы Андрей Рублев, Дионисий.

В мастер-классе принимал участие иерей Константин БАЦАЦЕНКО.

Батюшка поделился своими впечатлениями:

– Первая икона – Архангела Михаила, написал ее, когда приезжали иконописцы из Костромы. Сейчас пишу две иконы Ангела Хранителя в подарок средней и младшей дочери.

Для меня иконопись – стимул к духовному совершенствованию, углублению, стяжанию мира в душе. Когда пишешь икону, внутренне сосредоточен – это помогает в духовной жизни. Для священника духовная трезвенность и сосредоточение очень важны – легче увидеть волю Божию в человеке.

– Как духовно Вы готовитесь?

– Мы отслужили молебен перед началом доброго дела. Перед работой и в конце дня молимся Богу, Богородице, Ангелу Хранителю, святым иконописцам. Написание иконы – это время, угодное Богу.

– На Ваш взгляд, в чём особенность иконы?

– Через икону является полнота нашей Православной веры. В ней есть воплощение Сына Божия для Спасения мира. Свет исходит изнутри иконы – тот Божественный Свет, которым просиял Господь на горе Фавор во время Своего Преображения.

Когда приступаешь, работа кажется очень трудной, невыполнимой. Постепенно продвигаешься и не замечаешь, как получается. Писать легче и потому, что Александр приводит отрывки из Библии, рассказывая о символизме иконы, каждой ступени ее написания, работе с красками.

– Часто бываете в иконописной школе?

– Времени у священника практически нет. Встаешь в 6 утра, и отходишь ко сну в час ночи. Постоянно жить в таком ритме невозможно, у священника не хватит сил. Поэтому использую мастер-классы, здесь можно сконцентрировать все силы и написать икону. К осени поставил задачу – написать венчальную икону для старшей дочери.

– Что Вы ощущаете, когда создаёте икону?

Тишина и душевный мир – это те плоды, которые сопутствуют труду иконописца. Человек сосредотачивается вглубь духовной жизни, становится более «зрячим».

Елена ШАРНОВА, жена Александра:

– Познакомилась с иконописью шесть лет назад, на первом мастер-классе, за эти годы написала десять работ, одна из последних – икона Божией Матери «Семистрельная».

Вместе с Александром писали икону Господь Вседержитель «Пантократор» для храма Преображения Господня в женском монастыре. Работа была очень объёмная: пять метров в диаметре и размещена она под куполом храма. Трудиться пришлось все лето.

– Вы как-то духовно готовите себя к такой работе?

– Лучше писать икону во время поста, легче воздерживаться. В такое время избегаю мирских развлечений, духовно и душевно настраиваюсь. И обязательно молюсь перед работой, и Господь помогает.

– Что чувствуете во время написания иконы?

Икона – это тайна, входишь в духовное общение с тем Святым, которого пишешь. Такое творчество приближает к Божьему миру, умиротворяет душу, радует сердце.

А когда что-то не получается, приходится проявлять терпение, искать другие варианты. Раньше я увлекалась живописью – писала маслом на любительском уровне. А вот когда обратилась к иконописи, то живопись мне стала не особо интересна.

Владимир БЕЗУГЛОВ, участник молодёжного клуба «Откровение»:

– Икону пишу впервые, но стремление прикоснуться к духовному миру было давно. Перед занятием мы молимся святым апостолу Луке, Андрею Рублёву. Мне очень помогает настроиться и чтение духовной литературы, соблюдение поста.

Сергей СОЛОМЕННИКОВ, строитель:

– Для меня этот мастер-класс уже четвёртый. Написаны две иконы – Архангел Михаил и Архангел Гавриил. Иконописью стал заниматься по благословению владыки Игнатия. Очень нравится, хотя особых талантов к рисованию не имею.

– На ваш взгляд, чём отличие икона от картины?

– При написании иконы руководствуются канонами, а художник – внутренним вдохновением.

– Лидия Николаевна МАЛАЯ:

– Ангел Хранитель – это четвёртая икона, которую написала. К рисованию у меня склонность с детства. Иконопись очень интересна, она по моему характеру. Можно побыть в тишине, удалиться от суеты. В это благодатное время погружаюсь в тот мир, который мне очень близок.

Стараюсь исповедоваться, причащаться, молиться перед работой и в процессе написания. А когда что-то не получается – произношу краткие молитвы: «Господи помилуй!», «Господи помоги!».

– Анна Даниловна БОРОЗДИНА:

– В Шамордино, в женском монастыре Калужской области монахиня Евфимия учила меня вышивать иконы. Там сделала вышивку Божией Матери «Казанская». Показала её владыке Игнатию, и он благословил меня писать иконы.

Под руководством иконописцев из Костромы и Александра Шарнова написала Архангела Михаила, икону Богородицы «Казанская», св. Александра Невского. Иконописанию сопутствует духовная подготовка: молитва, пост, причастие.

– Часто посещаете школу?

– Вначале занималась три раза в неделю. Сейчас – один раз. В основном работаю дома. Здесь только готовлю краски. Икона, как зарождающееся дитя, должна быть доведена до конца.

Как свет проходит в дом через окно, так и Господь подаёт Свою благодать, дары и милости посредством иконы.

Виктория Юрьевна ПИРОГОВА:

– Когда Вы пришли в школу?

– Попасть на первый мастер-класс мне не удалось, и я два года с нетерпением ждала нового. И вот уже как четыре года пишу иконы, и очень люблю это занятие. И как бы я не устала на работе, придя в школу, я забываю и о мирской жизни, и о своей усталости, и обо всех бытовых невзгодах. Я получаю здесь духовное отдохновение. В школе, совершенно другой мир, другая обстановка, другие люди. И в этой особой атмосфере духовного общения мы все близки друг другу, мы вдохновлены одной радостной идей: открытием Горнего мира. И что необычно, время как бы приостанавливается.

– Какая самая любимая икона?

– Самая первая, икона Архангела Михаила. Я ощущала необыкновенный праздник, в душе легкость и умиротворение, и это было для меня необычным состоянием.

– Какие черты характера приобретает человек, пишущий иконы?

– На первых занятиях мы получили большие знания по литургике иконографии. Икона – литургия в красках, в ней всё канонично. Мы не можем своевольничать и отступать от канонов, писать, что тебе заблагорассудится. Это своего рода послушание. Иконописание учит нас терпению, что немаловажно и в жизни. За четыре года, я ощутила изменения в своем характере, мне кажется, я стала терпеливее и внимательнее к людям.

– Сколько икон Вы написали за четыре года?

Всего написала девять икон. С Божией помощью закончила икону Божия Матерь «Игоревская», этот тип икон «Умиление», здесь Господь – младенец и находится в объятиях Богоматери, что очень близко моей душе. Когда я закончила икону и поставила ее в доме, мне показалось, что ей тесно у нас. С благословения матушки Александры, настоятельницы женского монастыря Казанской Божией Матери я отдала ее в монастырь. Теперь хочу написать икону Божией Матери – Премудрость София «Новгородская». Но это уже как Господь сподобит.

Когда иконописцы звершили работу над образом Ангела Хранителя, в соборе Святой Живоначальной Троицы состоялось долгожданное событие – освящение икон.

– Мама, икона – это картина?

– Это – окошко в Божие Царство,

Там, где сияют Любовь, Красота.

– Значит, художник был в этом царстве?

– Нет, но увидел, сердцем проник.

– И оттого так нездешне-прекрасен

Господа нашего ласковый лик.

– Знаешь, что главное в каждой иконе?

– Я догадалась! Это глаза.

Кажется, смотрят они прямо в душу,

Кажется, могут творить чудеса!

Пишут иконы – иконописцы,

Пост и молитва – помощники им.

Видит Господь утомлённые лица

И насыщает Духом Святым.

В каждой иконе присутствие Бога,

В каждой иконе немеркнущий свет

Горнего мира и Духа Святого,

Образы тех, кто спасает от бед.

Елена Григорьева

Материал подготовлен с помощью Нины Павловны Дорониной

Фото Виктора Жернакова, Любови Гарцевой

Добавить комментарий