Осипов об иконе о чем молиться

Алексей Ильич Осипов

Профессор Московской Православной Духовной Академии

Зачем молиться Богу, если Он и так дает людям всё, что возможно им дать?

Вопрос: «Мы молимся Богу, чтобы Он помог нашим близким и родным людям. Но Бог – это полнота любви, и Он без нашей просьбы дает человеку всё, что возможно дать. От моей просьбы в этом случае ничего не меняется. Зачем тогда молиться о других людях?»

Отвечает профессор Московской Духовной Академии Алексей Ильич Осипов:

– Правильно! Верный вопрос! Я как-то пришел в библиотеку, а там студент – копается в книжках, чтобы написать кандидатскую. Я спросил: «На какую тему?» – «О молитве». – «О молитве? Странно! А зачем молиться-то? Бог любит всех и каждому дает всё, что только можно ему дать. Зачем молиться-то, не скажешь?» У него, бедного, даже глаза на лоб полезли.

Я как раз задал ему этот же вопрос: «Почему мы молимся?» Бог есть абсолютная Любовь, то есть – предел. Нельзя Бога сделать более любвеобильным или менее любвеобильным, более милосердным или менее милосердным. Разве Он – человек? Это нас еще можно разжалобить! Как говорили древние греки: «Дары склоняют и богов!» А Бог – Солнце, и полнота Его лучей направлена на всех! Но как мы принимаем эту полноту лучей – зависит от нас. Если я сейчас завешу всё черным материалом – будет тьма. Все говорят: «На улице солнце!» – «Какое солнце? Тьма – полная!»

Что такое молитва? Молитва есть не что иное, как мое искреннее желание измениться. В своем стремлении к Богу – я желаю, я каюсь! Само слово «покаяние» в переводе с греческого означает «изменение». Покаяние означает, что я изменяюсь, я делаю себя способным к восприятию этих божественных лучей света. Вот что происходит! Вот почему мы молимся и должны молиться, должны каяться, мы должны меняться!

Основное содержание человеческой жизни состоит в покаянии, то есть – в изменении, в желании изменений. Молитва – это изменение. Только я могу допускать или не допускать к себе Бога! Бог – Любовь, и Он готов нам дать всё, но я говорю: «Постой, Господи, не мешай! Ты в земных вещах – не очень разбираешься! Я лучше Тебя знаю. Ты говоришь: “Не обманывай” – да как же не обманывать? А если не украдешь – так и вообще не проживешь! Что Он там, на Небе, понимает?» Вот так мы и живем…

Вот почему нужна молитва! Молитва есть наше изменение, которое делает нас способными к восприятию Божественной Любви, всех Его даров, всех Его милостей, всего Его света! Более того: без молитвы нет религии, а поэтому не будем отделываться только записочками и свечечками. Записку подал – и ладно, пусть там батюшка читает. Без молитвы нет христианства! Потому что молитва, как выключатель: нажали – и свет зажегся. Это – мое внимание в молитве. Пропала молитва – и свет угас. Только в молитве наш дух становится способным к соединению с духом Божьим. И тогда мы можем получить все блага от Бога, которые только нам наиболее полезны в настоящий момент. Вот почему мы должны молиться.

Вопрос из зала:
– А зачем молиться за других людей?

Алексей Ильич Осипов:
– Вопрос «зачем?» – это вопрос такого же рода, как вопрос: «А зачем я люблю другого человека?». А зачем его любить? Интересно, не правда ли? Да люблю – и всё! И при чем тут – зачем? Когда говорят: «Зачем читать какие-то молитвы, посещать долгие богослужения?» – так и хочется предложить: «А вы скажите этим влюбленным: “Признались в любви – и расходитесь по домам! Чего вы там еще ходите где-то часами, разговариваете, Бог знает о чем? Зачем? Сказали – и всё!”» Так и здесь: сказали Господу: «Я верую, Господи!» – и всё! Зачем еще и стоять два–три часа на богослужении?

Оказывается, мы не понимаем, что там, где присутствует любовь – там требуется общение! И когда мы молимся за других – это то же самое! Потому что, если мы кому-то желаем блага – мы молимся за него, обращаясь к Богу.

Мы все составляем единое тело, даже с теми, кого терпеть не можем! Какой ужас! Больной зуб – это мое тело? Да он мне покоя не дает! И что с ним делать? Лечить. Зачем же? А если печенка-селезенка заболела? Вырви и выброси! Нет-нет, надо лечить! Лечишь свои ручки–ножки, печенки–селезенки! О, как! Хоть они и больные, и причиняют тебе такие страдания – а, посмотри-ка, какую заботу ты о них проявляешь! Как ты их любишь-то!

Мы все – один организм. Кто-то нам доставляет удовольствие, кто-то причиняет – даже и говорить не буду… И как только Бог терпит таких людей! А мы, оказывается – один организм!

Если мы не имеем средств помочь этому человеку исцелиться – мы обращаемся к Богу и молимся за него. И молимся мы не только за своих друзей. Что мне беспокоиться, когда у меня все здорово? Я беспокоюсь о том, что у меня уже поражено болезнью! Так и здесь: мы в первую очередь должны молиться о тех, кто доставляет нам беспокойство, неприятности и прочую всякую всячину, о которой и говорить не хочется! Почему? Потому что мы – одно тело! Вот какую истину открывает нам христианство, и вот почему мы молимся.

Профессор Алексей Ильич Осипов: Молитва – это вопль покаяния

№10 (667)

В эфире телеканала «Союз» состоялась трехчасовая встреча с профессором Московской духовной академии Алексеем Ильичом Осиповым, материалы которой мы публикуем в нескольких номерах газеты

(Продолжение. Начало в №№ 8–9)

Почему в настоящее время нет религиозных деятелей, которых можно было бы причислить к святым отцам и которые могли бы стать для современных христиан и людей, стремящихся к Богу, духовными и нравственными ориентирами, примерами настоящей праведной жизни, могли бы помочь нашему народу сохранить духовные и нравственные основы? И почему религия, которой вначале помогал Святой Дух, сегодня уже не имеет этой помощи?» – вопрос задает Дмитрий Ткаченко.

– Какое категорическое утверждение. А откуда ты знаешь, Дмитрий, что нет? Вот ты пришел в храм, самый незаметный человек стоит, никто его не знает, а он, может быть, уже и свят. Святость прячется. Посмотрите, как Христос вел Себя – это поразительно! Воскрешая дочь Иаира, Он говорит: «Никому не рассказывайте», очищает прокаженного: «Никому не говори», исцеляет слепорожденного, и так далее. Любая добродетель глубоко целомудренна, то есть прячет себя. Напротив, нецеломудрие готово раздеться и чуть ли не голышом бежать по улице, бесстыдство – его псевдоукрашение. Святые отцы всегда предупреждали: «Если чья-то добродетель становится известна всем, это уже не добродетель» – вот как строго относились к этому явлению.

Поэтому и сейчас где-то кто-то есть. Другое дело, что мы просто мало их видим. И, кстати, очень серьезный момент: те, о ком много говорят как о святых, о чудотворцах, к которым ездят, на самом ли деле они таковы? Нет ли здесь чего прямо противоположного? Потому что, обратите внимание, за чем ездят, – исключительно ради земных интересов. И это приезжают христиане!

В чем суть религии? Это зов к Небу: «Господи, помоги и очисти мою душу». В чем состоит религиозное язычество? «Господи, дай мне блага на Земле». Вот какова суть дела, поэтому так категорически рассуждать, что «нет святых», мне кажется, нельзя. А то, что мы их не видим, – правильно, так и должно быть, потому что и в другие времена очень редко начинали святость видеть при жизни, она открывалась после смерти человека. Только некоторые при жизни были святыми, но посмотрите, какие гонения были на них. Святые, может быть, и есть, но уже древние отцы говорили, что к концу времен очень уменьшатся эти сосуды Святого Духа.

– Следующий вопрос: «Обязательно ли брать благословение у священника на молитву Иисусову, чтобы читать ее постоянно с целью покаяния и для памяти Божией? Духовного отца у меня нет. Есть ли правила чтения Иисусовой молитвы, и как правильно ее творить?».

– Я думаю, что брать благословение надо у того священника, который сам этим занимается и понимает. А вот как? Здесь надо читать Игнатия (Брянчанинова). Особенно замечательна «Беседа старца с учеником» о молитве Иисусовой.

Вообще, звучит очень нехорошо: «Я занимаюсь молитвой Иисусовой, расступитесь, иначе я вас опалю огнем своей святости». Разве молитвой можно «заниматься»? Когда тонет человек, он что, «занимается», когда вопит: «Спасите меня!»? Он взывает о помощи. Вот что такое молитва – это вопль покаяния. И апостол Павел пишет: «Непрестанно молитесь». Так и мы должны побуждать себя как можно чаще обращаться к Богу с молитвой. Какой? Святые отцы оставили нам эту краткую молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного» – прекрасная молитва, она краткая, может быть, хоть с трудом, я успею произнести ее и не рассеяться. Но надо помнить, что молитва, которая совершается без внимания, – не молитва, это самообман. Где нет покаяния – нет молитвы; если нет благоговения – это не молитва. Поэтому тот, кто хочет хоть немножко понудить себя к молитве, а не «заниматься» молитвой Иисусовой, обязательно должен читать Игнатия (Брянчанинова) на эту тему. В противном случае Бог знает что страшное произойдет с человеком, вы даже представить себе не можете.

– «Обязательно ли утреннее и вечернее правило читать целиком, все молитвы, которые есть в молитвослове, или позволительно выбирать те молитвы, которые больше нравятся?», – спрашивает Анна, Ростовская область.

– Очень трудно в такой общей форме отвечать. Конечно, хорошо, если бы был у вас разумный священник, с которым можно было бы посоветоваться. Я понимаю, что не всегда человек может совершить все правило, даже в разных молитвословах это бывает по-разному. Святые отцы приводят такие слова: «Избави нас Бог от бессоветия». Опасно доверяться только самому себе, но не менее опасно посоветоваться с таким человеком, который сам ничего не понимает. Святой Кассиан Римлянин писал: «Как много потерпел я вреда от неопытных наставников». Надо искать разумного человека, который бы дал совет не от себя, а от святых отцов. Но у нас сейчас о духовной жизни никто не спрашивает, спрашивают о греховной жизни, о бытовой: «Как, батюшка, квартиру мне покупать или дом, козу или корову?». Идите к практичному человеку и спрашивайте, а не у батюшки надо эти вопросы выяснять.

– «Как правильно молиться за живых и усопших родственников, если они были атеистами, богоборцами и противниками Церкви?», – спрашивает Ольга из Владимирской области.

– За них надо еще больше молиться, нежели за тех, которые были в Церкви. Я приведу такой пример. О ком больше беспокоится мать – о здоровом ребенке или о больном? Уж как она носится с больным ребенком и по больницам, и по консультациям, и чего только не делает. А человек, который был атеистом или боролся с Церковью, подумайте, какая у него болезнь тяжелая, не о нем ли нам надо особенно молиться? Но есть одно «но». Поскольку проскомидия есть чин, совершаемый на Литургии, когда вынимается частица из просфоры с поминовением данного человека, на проскомидию подавать записки молиться за некрещеных людей запрещено правилами. Потому что поминовение за проскомидией совершается только за тех, кто канонически принадлежит Церкви, – канонически, слышите? На самом деле он может быть давным-давно уже вне Церкви, он преступник, убийца, – но канонически он уже крещен, и его поминают. Другой прекрасный человек может быть, но он не крещен, и за него нельзя молиться на проскомидии, но в отношении прочих поминовений – можно и нужно молиться, и даже надо особенно молиться за этих людей.

– Спасибо за ответ. «Есть ли мера или некоторое равновесие в духовной брани в том, что должны делать мы, и в том, что терпеливо ждать от Бога, ибо совесть не всегда может помочь – можно себя вконец засовестить, или наоборот»?

– Мы уже говорили, что нужно во всех делах стараться, насколько это возможно и насколько у нас есть знание Евангелия и посланий апостольских, святых отцов, поступать разумно, а не безумно. Поступать не просто по чувствам, а рассудительно, и тогда наша совесть понемножечку привыкнет как-то определять, как должен поступать человек в каждом конкретном случае. Но общее правило такое: если мы не будем бороться со своими душевными страстями, то никогда наши глаза не откроются. Поэтому нужно начинать понемножечку бороться с собой, обращаться с молитвой и покаянием к Богу, тогда постепенно будет очищаться и наше зрение, и Бог нам поможет, как нам поступать правильно.

– «Можно ли читать акафисты еще не прославленным подвижникам? Мы все ходим на могилку старца Самсона и там читаем акафист батюшке. Не нарушаем ли мы церковные каноны, и не грех ли читать акафисты еще не канонизированным святым?», – спрашивает Ксения.

– Так делать грех. «Ты, Церковь, не прославила, а я лучше тебя знаю, что он святой». Это как, интересно, можно оценить? Я себя вижу уже выше? Это грех. А никаким грехом мы пользы не принесем, ибо наша молитва лишь в той мере будет пользой для усопшего, в которой мы сами ведем жизнь добродетельную.

Читайте также:  Купятицкая икона о чем молятся

– «В Евангелии сказано: больший из вас да будет всем слуга». Выполняя эту заповедь, как не впасть в грех человекоугодничества, как определить грань между ними?», – спрашивает Светлана.

– Одно дело – относиться к человеку не только с благожелательством, а даже и помогать ему, ничего не ожидая от него, не надеясь ни на какие льготы или поощрения, относиться ради Бога, ради исполнения заповедей. И совсем другое дело, когда так называемое ласкательство, человекоугодие. Это грех. Человекоугодничать не нужно, а нужно действовать по заповеди. К этому следует относиться внимательно, не позволять себе относиться к человеку с человекоугодием, а все время себе напоминать: «Господи, Ты сказал так относиться, вот я так и отношусь».

– «Подскажите, как нужно вести себя в такой ситуации: садишься в маршрутку, а у водителя в кабине и крест, и иконы, и черепа, и голые женщины – полный винегрет. Нельзя кресту и иконам находиться среди этого срама, начнешь водителю об этом говорить – не действует. Как бы так сказать, чтобы подействовало? Спасибо. Наталья».

– Можно сказать, но только по-хорошему. Можно так сказать, что он вам сдачи может дать, а можно сказать с благожелательностью и любовью. Не послушает – уйдите спокойно, вы свое дело сделали, настойчивость никогда ничего доброго не принесет. Помяните его: «Господи, просвети его, помоги ему». Вот так, и ничего более.

Прямой эфир с Алексеем Ильичом Осиповым, 5 февраля: часть 1, часть 2

Все материалы официального интернет-портала Екатеринбургской епархии (тексты, фотографии, аудио, видео) могут свободно распространяться любыми способами без каких-либо ограничений по объёму и срокам при условии ссылки на источник («Православная газета», «Радио «Воскресение», «Телеканал «Союз»). Никакого дополнительного согласования на перепечатку или иное воспроизведение не требуется.

О молитве перед святыми мощами и чудотворными иконами

Аудио

– В трудных жизненных ситуациях мы часами стоим в очередях, чтобы поклониться мощам святых угодников Божиих, надеясь и прося у них помощи. С той же целью ездим по различным храмам – помолиться чудотворным иконам. Не значит ли это, что мы не верим в Промысл Божий, забывая, что на все Его святая воля, в том числе на наши трудности и скорби.

– Суть тут не в этом. В то, что это Бог попускает все наши трудности, скорби, наши болезни – мы верим. Мы не верим в другое – что все эти скорби и болезни являются лишь чисто внешним знаком милости Божией по отношению к нам. Беда состоит в том, что мы ищем исцеления от болезни и скорбей и не обращаем ни малейшего внимания на исцеление от тех (простите меня) гадостей, которыми наполнена наша душа. Мы ищем хороших плодов, но никак не хотим позаботиться о корнях. Вместо того чтобы искренне каяться в своих грехах, пересмотреть свою жизнь перед священником, перед Богом, исповедаться, причаститься, изменить свою жизнь – вместо изменения жизни, мы давай по всем мощам, по всем чудотворным иконам, ставить свечки, а сам – «каким я был, таким я и остался». Это поразительное безумие! Никакой святой, никакая икона, никакие мощи не помогут тому человеку, который не кается в своих грехах, не изменяет своей жизни. Знаете, как аллергия? Вы думаете, что ее можно помазать и все – она прошла? Нет! До тех пор, пока мы не найдем, от чего эта аллергия и не прекратим кушать вот эти апельсинчики, никакими мазями не избавимся от этих болячек. Так и здесь! Нужно обратить внимание на свою душу, на необходимость покаяния, необходимость доброго отношения к людям, осуществление, хоть в малой степени, главной христианской заповеди – о любви к ближнему. А мы вместо этого идем к иконе, к мощам. Я был злодеем, и остаюсь злодеем, но зато я поцелую икону. Да Иуда причастился даже – и сатана вошел в него с этим причастием. Слышите? Высшая святыня, которая есть на земле – Причастие, и с этой святыней сатана вошел в Иуду. Почему? Потому что он остался Иудой.

Так и мы, хотя бы помолились перед всеми чудотворными иконами, съездили ко всем мощам, если мы остаемся теми же – не каемся, не просим прощения, не примиряемся с нашими ближними, с теми, кого оскорбили или обидели, не воздали им добром – никакие иконы нам не помогут! Только язычники так думают!

Надо каяться, исповедоваться, причащаться, тогда можно обратиться и помолиться перед какой-то иконой. А то еще что придумали: от такой болезни нужно молиться только вот такому святому, да еще читать только такую молитву – прямо по язычеству! Вот такие книжищи выпускают, кому молиться, от чего и когда. До чего дошли! Господь Бог уже и не нужен! «Да что вы, на что Он нужен, у меня есть вот такой-то святой, я к нему и обращаюсь, ему ставлю свечку». И дальше: «Ну, давай, давай, святой, ну что ты там медлишь то? Я что тебе напрасно свечку поставил?» До чего мы дошли!

Христианство все внимание обращает на состояние души человеческой! Говорит, что необходимо бороться с терниями и волчцами, которые в ней. А мы хотим отделаться свечечкой. Ничем мы от язычников не отличаемся! Встаньте в очередь, которая стоит к какой-нибудь святыне, и спросите: «Вы что стоите?». И Вам расскажут, зачем стоять. Ни одного человека не найдете, который бы ответил: «Я стою, чтобы мне избавится от раздражительности или от зависти, тщеславия». Нет, что Вы! Я знаю, зачем стою: «муж гуляет», «сынок пьет», «дочка неустроенная», «голова болит», «рак появился». Никто – вы слышите! – никто! Это христиане – какое поношение! Христиане – и ни слова о своих гадостях, которыми наполнена душа. «Дай нам только, Господи, здоровья, дай благополучия, дай процветания» – вот что нам нужно. Теперь поняли, почему мы – христиане – антихриста примем? Он скажет: «Страсти – это нормально, зато у вас будет туалет из золота». О, все! «Я вам дам хлеба и зрелищ» – «Ура, ты – наш Бог! Никакого Христа нам и не нужно!» Вот что мы делаем! Поэтому, по словам святых, хочешь быть действительно здоровым – начни жить по заповедям Божиим, начни каяться в своих грехах и преступлениях и жить, как учит Церковь. А мы очень ловко подменили: «Нет, я уж лучше съезжу по тысячи святых мест, поставлю тысячи свечей – и все будет в порядке».

Профессор МПДА Алексей Ильич Осипов

Мой путь к Богу

Алексей Ильич Осипов – Экзорцизм, Отчитки. Нехорошо с усилием молиться о том, чтобы получить исцеление, не зная, что тебе полезно

Магизм как состояние сознания – возможен всюду. Яркий пример его в христианской практике – крещение, причащение, венчание или монашеский постриг – по принуждению или по чисто житейским побуждениям (например, чтобы не болеть и т.п.), а не по вере, как об этом говорит Господь (Мк. 16,16).

Выражением того же магического сознания является распространяющееся в последние десятилетия так называемое “отчитывание” ([“отчитки”], “экзорцизм”). Занимаются им отдельные священники, не имеющие на то (например, в Московской епархии) благословения епископа *, без которого иерей в принципе не имеет права совершать ни одного священнодействия. (Ссылки заклинателей на разрешение духовника являются не более как попыткой самооправдания, поскольку в любом случае требуется благословение епископа, без которого любое священнодействие и тем более отчитывание превращается в деяние антиканоническое, губительно действующее и на заклинателя, и на больного).

Лаодикийский собор (364) постановил:
“Не произведенным от епископов не должно заклинати ни в церквах, ни в домах. “ (правило 26).

Это красноречиво свидетельствует как о том, насколько нецерковный характер имеет новая практика, так и о духовном состоянии отчитывающих **.

Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин очень определенно говорит о последнем:
“А кто желает повелевать нечистыми духами ***,
или чудесно подавать здравие болящим,
или являть перед народом какое-либо из дивных знамений,
тот хотя призывает имя Христово,
но бывает чужд Христа,
поелику, надменный гордостью,
не следует Учителю смирения.
Посему-то отцы наши никогда не называли тех монахов
добрыми и свободными от заразы тщеславия,
которые хотели слыть заклинателями. “
[1]

Экзорцизм имел место в Древней Церкви в силу особых дарований, ниспосылаемых ей в тот период, но был прекращен.

“Постановления апостольские” (III в.) уже запрещают поставлять экзорцистов, мотивируя это тем, что:
“славный подвиг заклинания есть дело добровольного благорасположения и благодати Божией через Христа, нaитиeм Святого Духа, потому что получивший дарование исцелений показуется через откровения от Бога, и благодать, которая в нем, явна бывает всем”.

В V в. экзорцисты уже не упоминаются [2].

Специальный же чин отчитывания в требнике митрополита Петра Могилы (XVII в.) – католического происхождения, и в Русской Церкви он не получил никакого практического признания ****.
Ни один из русских святых не отчитывал, и именно потому, что был свят, то есть имел дар Святого Духа, которым и совершал исцеления.

Православная Церковь всегда следовала словам Спасителя,
что “сей род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17, 21),
то есть правильной подвижнической жизнью,
благодаря которой христианин,
по мере смирения – достигает бесстрастия,
и получает от Бога дар побеждения злых духов.
Только достигший бесстрастия способен без вреда для больных и для себя *****
вступить в открытую борьбу с духами тьмы.

Однако таковых и в древности были единицы [3], а о настоящем времени и говорить не приходится. Поэтому священник, даже самый благочестивый, но дерзающий сам с помощью особых молитв и священнодействий (“ех opere operate”) изгонять (отчитывать) злых духов “Иисусом. Которого Павел проповедуют” (Деян. 19. 13), рискует не только себя подвергнуть тому поруганию от них, о котором промыслительно повествует книга Деяний апостольских, но ввергнуть и бесноватого в еще большие болезни и страдания. Не имея дара Святого Духа. нельзя создавать видимость действия Его дара. Святитель Игнатий с горечью восклицал о подобных попытках: “Душепагубное актерство и печальнейшая комедия – старцы, которые принимают на себя роль древних святых Старцев, не имея их духовных дарований” [4].

Бесов могли изгонять только святые, и не из всех подряд, а лишь из тех, на которых указывал им Сам Господь. При этом святые исцеляли “просто” молитвой, большей частью внутренней, невидимой для других, реже – внешней (смотрите, например молитвы святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста), совершая таинства Покаяния, Соборования, Евхаристии, но без какого-либо специального заклинательного чинопоследования [5], поскольку таковой уже совершается над всеми верующими перед таинством Крещения и является освящением их акта сознательного отречения от сатаны и всех дел его.

Господь запрещал говорить бесноватым, и святые отцы категорически запрещали слушать их и входить в какой-либо контакт с говорящими духами, теперь же во время отчитывания бесы получают полную свободу “проповедовать”, вводить присутствующих в заблуждение, заражать их своим духом лукавства, гордыни, плотских страстей и т.п. Нередко при этом ведется телесъемка, которая распространяет бесовскую ложь на еще более широкий круг людей.

Вот несколько высказываний святых отцов по данному вопросу:

В послании под именем святителя Климента Римского “О девстве” аскетам предписывается:
“. посещать одержимых злыми духами и творить над ними молитвы. Постом и молитвою пусть заклинают, не словами красными, отборными и изысканными, но как мужи, от Бога получившие дар врачевания”.

“Он (авва Питирион) много беседовал с нами и с особенною силою рассуждал о различении духов, говоря, что некоторые бесы наблюдают за нашими страстями и часто обращают оные ко злу. Итак, чада, говорил он нам, кто хочет изгонять бесов, тот должен сперва поработить страсти: ибо какую страсть кто победит, такого беса и изгонит. Мало-помалу должно вам поработить страсти, чтобы изгнать демонов этих страстей” [6].

У преподобного Иоанна Кассиана Римлянина в беседах “О Божественных дарованиях” находим следующее:
“Человек, преданный явным порокам, может иногда производить удивительные действия, и потому почитаться святым и рабом Божиим. и сам тот, кто уверен в себе, что обладает даром исцелений, надменный гордостью сердца, испытывает тягчайшее падение. От сего происходит то, что демоны, с воплем именуя людей, не имеющих никаких свойств святости и никаких духовных плодов, показывают вид, будто их святость жжет их и они принуждены бежать от одержимых ими [7].

Преподобный Варсануфий Великий:
“Нехорошо с усилием молиться о том, чтобы получить исцеление, не зная. что тебе полезно” [8].
Он же: “Противоречить дьяволу прилично не всем, но только сильным о Боге, которым повинуются бесы; если же кто из несильных будет противоречить, бесы ругаются над ним, что, находясь в их власти, он им же противоречит. Также и запрещать им – дело мужей великих, имеющих над ними власть. Многие ли из Святых запрещали дьяволу, подобно Михаилу Архангелу, который сделал сие, потому что имел впасть? Нам же, немощным, остается только прибегать к имени Иисусову” [9].

Преподобный Иоанн Пророк на просьбу помолиться о бесноватом:
“Пусть он и сам постится и молится, сколько может, тогда и молящие за него будут услышаны, ибо “много может молитва праведного споспешествуема” (Иак. 5,16),
и Господь сказал: “Сей же род не исходит, токмо молитвою и постом”
(Мф. 17,21)” [10].

Преподобный Исаак Сирин о прекословии бесам:
“Ибо ты выходишь учить тех, кому уже шесть тысяч лет. А это (твое дерзкое прекословие) служит для них оружием, которым возмогут они поразить тебя, несмотря на всю твою мудрость и на все твое благоразумие” [11].

Читайте также:  Икона божья матерь троеручица о чем молиться

Блаженный Феофилакт Болгарский:
“Освободившиеся от бесов еще хуже становятся впоследствии, если не исправляются” [12].

Святитель Игнатий (Брянчанинов):
“Никаких заклинательных молитв не нужно ******: они прочитаны над каждой из вас при святом Крещении. Нужно предаться воле Божией и признать себя достойным всякого человеческого и бесовского наведения: тогда страхование пройдет само собой. ”
“Поминайте а молитвах Ваших болящую Д., которая предана судьбами Божиими сатане, да дух ее спасется. В духовном отношении такое наказание Божие отнюдь не служит худым свидетельством о человеке: такому преданию сатане подвергались многие великие угодники Божии. Гораздо маловажнее беснование, нежели принятие какого-либо вражеского помысла, могущего навеки погубить душу”
[13].

Приведенные высказывания святых красноречиво свидетельствуют об их отношении к столь серьезному для нашего народа вопросу целительства бесноватых *******.

Отчитывание есть явление того же духовного порядка, что и широко распространившиеся в настоящее время по всему инославному Западу так называемое пятидесятничество, харизматизм, движение “нового века”, а в секулярной среде – так называемая экстрасенсорика. Все это калечит и души, и тела людей.

Магическое восприятие культа является одной из главных причин вырождений христианской религии, ее искажений, причиной роста язычества, особенно атеизма, оккультизма и сатанизма.

Величайшее искушение для человека – “сорвать тайны бытия” (Бога, человека, природы) и самому стать “как Бог”, неподвластным Богу, более того, попытаться подчинить себе и Самого Бога. Магия и есть безумная попытка реализации такой идеи – своего рода психологическая революция человека против Бога.

По Священному Писанию, последним шагом развития язычества должно быть явление властителя всего мира – антихриста, “человека греха”, “беззаконника” (2 Феc. 2; 3, 8) в высшем и исключительном значении этого слова, “так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога” (2 Фее. 2, 4) и творя лжечудеса с помощью магии и других средств.

1. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Писания. М., 1892. С. 445
2. Подробнее об этом: Успенский Н.Д. Византийская литургия // Богословские труды. Сб. 21. С. 31
3. Григорий Синаит (XIV в.), пишет святитель Игнатий Брянчанинов, “решился сказать, что в его время вовсе нет благодатных мужей, так сделались они редки. Тем более в наше время делателю молитвы необходимо наблюдать величайшую осторожность. Богодухновенных наставников нет у нас!” (Епископ Игнатий (Брянчанинов). Сочинения. СПб.. 1905. Т 1. С. 274)
4. Там же. С. 72
5. Примеров этого можно было бы привести множество. Один из них см. в Житии преподобного иеросхимонаха Иллариона Оптинского (Издательство Введенской Оптиной пустыни, 1993. С. 190)
6. Лавсаик. М., 1992. С. 126-127
7. Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин. Указ. соч. С. 440
8. Преподобных отцев Варсануфия Великого и Иоанна [Пророка] руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. Дивеево, 1994. С. 263. Вопрос 381
9. Там же. С. 223. Вопрос 301
10. Там же. С. 416. Вопрос 673
11. Преподобный Исаак Сирин. Слова подвижнические. М., 1993. С. 137. Слово 30
12. Блаженный Феофилакт Болгарский. Толкование на Мф. 12, 43-45
13. Святитель Игнатий (Брянчанинов). Собрание писем. М., 1995. С. 217-218

* отчитки без благословения епископа – Как раз благословение епископа на отчитки довольно легко получить – дело это народу нужное, (есть “спрос”), а значит и улучшит денежный приток в храм, в котором и к владыке в епархию всегда доля есть. Разумеется, все это делается (попускается), – не без Воли Божией. Получается, что владыки не свободны, а прежде всего – “служители народа” (все комментарии со звездочками – от Паломника).

** свидетельствует и о духовном состоянии отчитывающих – Всех под одну гребенку не надо грести, – духовное состояние отчитывающих священников может быть очень высоким. Например “отчитывал” архимандрит Гедеон, известный старец, бывший (до своего преставления) духовником Владимирской епархии РПЦ МП (то есть духовником всех священников епархии).

*** “кто желает повелевать нечистыми духами” – это ключевая фраза. Не надо именно – желать. А уж если приходиться (т.е. если Бог приводит к этому труднейшему делу), – то тогда ни куда не денешься. Обычно священник (если он “добрый пастырь) занимается отчиткой “НЕ добровольно”, не желая этого.

**** требник митрополита Петра Могилы в Русской Церкви не получил никакого практического признания – Это не так. Как раз практическое применение (в деле “отчитки”) требник нашел весьма широкое.

***** без вреда для себя – отец Гедеон, (смотрите выше, примечание **), рассказывал на проповеди, что когда он только стал священником, (а Бог его призвал “прямо с палубы”, был он моряком), то после нескольких отчиток бесы так его скрутили, что он на несколько лет стал инвалидом!

****** Никаких заклинательных молитв не нужно – Однако иногда они требуются. На одного человека был наслан бес, истончивший его телесно. Стал он “плох”, “кожа да кости”, еле-еле мог ходить, почти мертвец. В таком состоянии его привезли в Троице-Сергиеву Лавру. Великий наш современник и старец, архимандрит Кирилл (Павов) благословил его три раза сходить на отчитку (к архимандриту Герману) и после этого окунуться в Святом источнике (около Лавры). И этот раб Божий рассказывал мне, что когда он вошел (после отчиток) в воду, то по нему снизу вверх прошла с треском красная полоса, и он стал совершенно здоровым – бес вышел. Стал после этого он благочестивым христианином, и другие “7 бесов” в него не вошли. Как-то позднее, “посрамленные” бесы буквально взорвали (реально!) у него угловой домашний “иконостас”, на что старец Кирилл похлопал его по плечу и “успокоил”: “ничего, ещё бить будут”.

******* столь серьезному для нашего народа вопросу целительства бесноватых – И вот в силу этого, Бог нисходит к немощам нашего народа, и “благословляет” некоторых особо избранных батюшек к этому “мало-каноническому” действу. По сути, главной задачей “отчиток” является проповедь Христа и приобщение к Его Церкви, то есть миссионерство и катехизация.
Был пару раз на отчитках архимандрита Германа в надвратном храме Троице-Сергиевой Лавры. Кроме текстов из требника Петра Могилы, батюшка с такой “артистической” мощью и силой втолковывал о вреде телевизора, абортов и других грехов нашего народа, что миссионерских плодов не могло не быть (а отчитки он проводит каждый день, храм полон).
Сколько людей воцерковил покойный протоиерей Василий (Борин) в Васьк-Нарве (в Эстонии, теперь подворье Пюхтицкого женского монастыря), – думаю, что несколько тысяч или десятков тысяч. Проповедывал он на отчитках и других службах обычно от 3-х до 8-и часов. И так “забирал” внимание, что я, (как и другие), не отвлекался и не уставал стоять на ногах.
И, разумеется, изгнание бесов было лишь поводом, приведшим людей к “ярким” священникам, рабам Божиим, которые стремились использовать это время для миссионерской проповеди тем, кто иначе бы вряд-ли бы часами стоял в храме Божьем.

Несмотря на все отклонения взглядов Алексея Ильича Осипова от церковного предания, затронутые в данном посте, думаю, что это лишь забежавшие в чистую горницу “тараканы”, которые нам непонятны, но почему-то они дороги Алексею Ильичу Осипову. Может быть, пройдет время, и Алексей Ильич откажется от этих своих странных мнений и вполне вольется в русло православного предания.

Однако многие, например священник Сергий Бельков выражаются более жестко и непреклонно:

В отрицании экзорцизма некоторые заходят очень далеко. Известный богослов профессор А.И. Осипов свое суждение о бесоизгнании в книге «Путь разума в поисках истины» поместил в главу «Язычество». Так может рассуждать человек, живущий вне христианского предания.

Алексей Ильич Осипов – “Экзорцизм”, журнал “Православная беседа” № 1, 2000 год

Профессор Алексей Ильич Осипов: «Мы всю жизнь молимся, но не меняемся»

Вечная тема

Как ни удивительно, вопрос вере и суеверии очень актуален для XXI века. Его даже можно разделить на несколько. Собственно о суевериях и о суевериях в вере. Причём очень часто суеверия весьма живучи даже среди людей, имеющих высшее образование и даже занимающихся наукой.

Суеверия как они есть

Суеверие — это вера в то, что некоторые слова или действия открывают возможность использования оккультных сил, которые действуют на человека непреодолимо.

Вот я читаю книгу, и там сказано, что креститься надо непременно так, чтобы руку на левое плечо опускать сверху. Иначе «он» будет продолжать там сидеть. Или если кто-то умер, в доме нужно поставить стакан водки с хлебом и не убирать до сорокового дня.

Суеверия порождают магическое сознание. А магия — это умение общаться со скрытыми силами, которые якобы существуют. И тот, кто владеет ими, очень силён; по сути. Ему ничего больше не надо уметь, только найти способ с ними общаться.

Удивительным образом, очень часто суеверия у нас являются предметом, освещаемым в духовной литературе. Например, до сих пор и в церковных лавках можно найти книги про порчу и что сделать, чтобы она не приставала. Разумеется, для человека, который верит в Бога, это вздор.

Суеверие и обрядоверие

Ещё одной разновидностью суеверия следует считать веру в то, что совершение определённого действия или обряда само себе имеет определённую силу. Не важно, верит человек или не верит, — надо крестить. Не важно, понимает или нет — причастить. Обязательно обвенчаться! Как будто само совершение обряда даёт то, чего мы хотим.

Но если мы обратимся к святоотеческому наследию, то увидим, как отцы предостерегают принять внешний обряд без содержания, как скорлупу.

Иоанн Златоуст говорит: «Ни крещение, ни отпущение грехов, ни причащение Святых Христовых Тайн не смогут принести нам никакую пользу, если мы не станем вести жизнь чистую, чуждую всякого греха».

У нас народ как думает: «Трижды окунули — не забудьте трижды вынуть». А в древности считали: если вы начинаете сеять, не подготовив почвы, погубите семя. И тогда не будет проку даже в крещении.

Кто знаком с историей Церкви, тот знает, как боролись наши святые с этим внешним восприятием христианства. Иногда читаю: «После Божественной литургии отмечаем широкую масленицу». Как ошибался апостол Павел, когда писал: «Нет общения Христа с велиаром».

Почему мы не меняемся

Христианство проповедует изменение человека, его мерой являются святые. По христианству святые, собственно, и есть люди обычные, нормальные. Но как легко заменить это формой: прийти на исповедь, дать отчёт о проделанных грехах. Обвенчаться — это красиво. И совсем другое дело — обещать Богу изменить свою жизнь.

А попробуй у нас сказать, что без веры таинство не совершается — тебя не поймут. Благо хоть, что о том же говорят Святые отцы и на них можно сослаться.

Оказывается, в таинстве есть две вещи: внешний ритуал и благодать, которую даёт только Бог. И сложно сказать человеку, что в его жизни ничего не произошло, потому что он не постарался изо всех сил изменить свою жизнь.

Или наши представления о молитве. Проблемы с пьянством — молитесь только Неупиваемой Чаше! Казанской уже нельзя! Проблемы с квартирой! Спиридону Тримифунтскому! То есть, по-нашему получается, что помогает даже не Божья Матерь – помогает икона!

Бывает, мы всю жизнь причащаемся, молимся, ходим в храм. Но при этом не меняемся. Оказывается, все наше сознание направлено не на изменение, а на соблюдение ритуала. В католицизме это даже закрепили догматом ex opera operato — таинство происходит в силу его совершения.

Но Духа Святого в душу мою зайти не заставишь. А я подхожу к Причастию — я же вычитал все каноны и акафисты. И не важно, что святые говорили: на земле ты причастился, а на небе остался непричащённым.

Даже саму молитву мы подменили чтением молитв. Хотя, кажется, запиши ты её на магнитофон. Но когда я вычитываю её как магнитофон, толку не будет. Как говорят, Отцы, молитва начинается тогда, когда совершается со вниманием и покаянием. А мы-то думаем, что, прочитав молитву, мы уже что-то сделали.

Именно из-за внешнего исполнения церковных предписаний — без понуждения себя, без борьбы, христиане остаются безо всякого плода. Человек совершает внешнюю форму — и считает, что он уже не такой как все. А нужно думать о другом: «Господи, помоги мне не взрываться, не осуждать».

Христа распяли праведники

Петр Дамаскин сказал: первым признаком начинающегося здравия души оказывается видение грехов своих. Человек, приступающий к таинствам с покаянием и верой, действительно получает благодать, но для этого он должен думать не о внешнем соблюдении таинства.

Если мы с вами внимательно прочитаем Писание, то увидим, что Христа распяли «праведники» — законники, тщательно соблюдающие Закон. А Христос Закон постоянно нарушал: потому что как же можно исцелять в субботу.

А вот если мы внимательно посмотрим на себя, то увидим, что не можем соблюсти ни одной заповеди без того, чтобы где-то не подточил червячок: «Ах какой я хороший!» Но одна из главных идей христианства заключается в том, что тем, кто не погибает, Спаситель не нужен. Лежащим на бережку нужен только зонтик — чтобы солнышко не очень пекло.

Святитель Тихон Задонский в своё время писал: «Христианство постепенно отдаляется от людей, остаётся одно лицемерие». И это сказано именно о ситуации, когда подлинное христианство, требующее изменения души, подменяется соблюдением обрядов.

Каждому – своя мера

Вот так оказывается, что суеверие — это не о чёрных кошках. Суеверием можно и окончательно истребить в себе христианина.

В конце концов, нужно признать: мы не можем стать святыми — не можем вообще не осуждать, не лгать, не думать о других дурного. Но ведь и Бог, зная мои силы, не спросит с меня невозможного. Понятно, что ты не можешь поднять сто килограммов, но когда ты не поднимаешь и десять, возникает вопрос: «Неужели ты вообще ничего не хочешь сделать?»

Читайте также:  Ключ разумения о чем молятся перед иконой

Бог оценит и наши намерения, и наши старания. Сказано: «Ищите прежде Царствия Божия и правды Его». И главное наше дело — увидеть свои грехи и своё несовершенство. А это видение спасёт нас от гордости. Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать.

И именно это смирение приводит нас к словам апокалипсиса: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною».

После окончания выступления Алексею Ильичу Осипову задали несколько вопросов:

В настоящее время наше духовенство активно занято подготовкой Восьмого Вселенского собора, который пройдёт в Стамбуле в 2016 году? Не попадём ли мы под власть Константинопольского патриарха еретика Варфоломея?

Во-первых, Собор будет не Вселенский, а Всеправославный. Он не будет разбирать догматических вопросов, а только вопросы канонические – например, вопрос о том, кто может давать автокефалию.

Вопрос с Константинопольскими патриархами сложный. Почему-то им очень хочется стать восточными папами, они настаивают на своём праве распоряжаться во всём восточном мире.

Что же до еретичества Варфоломея, то я бы не смешивал понятия. Да, был случай, когда у него за богослужением присутствовал римский папа, но это не ересь, а каноническое нарушение.

Вопросы же для собора на самом деле есть. Например, ещё в 1970 году РПЦ давала автокефалию Американской церкви. Но её до сих пор не признал Константинополь, считая, что право давать автокефалию есть только у него.

Почему Спаситель явился недостойным евреям, а не где-нибудь в Китае или Индии?

Ну, когда вы болеете, вы же не зовёте светило. С вашим гриппом может и медсестра справиться, и участковый врач. А вот когда болезнь серьёзная, тогда уже нужен Врач.

С другой стороны вопрос избранничества тоже требует осторожного разговора. Вот мне надо было печку сложить. Вокруг меня есть масса достойных людей с образованием, а я почему-то избрал печника. Можно сказать, что он – мой избранник?

В своё время еврейский народ, у которого в книгах было рассказано о приходе Мессии, был самым подходящим для Его прихода. И, да, распяла Христа иудейская элита, но евреев же мы видим среди апостолов. Такая диалектика.

Болезни — результат грехов. Может ли колдун повлиять на тело или это суеверие?

Исаак Сирин писал, что никакая плоть не может прикоснуться к человеку без воли Божией. Нужно только помнить, что христианский Бог — это не властитель и судия. Он -Любовь, которую скорее можно назвать врачом.

А с лечением получается непросто: аппендицит — резать, а с туберкулёзом — на курорт. А вроде бы и то, и другое — лечение.

Так и наши грехи могут быть очень разными. Поступки от мелкого укола до вселенской катастрофы называются одним словом — грех. Мы никогда не знаем души другого человека.

И поэтому с утверждениями вроде «болезни даются за грехи» — нужно быть осторожными. Нужно помнить, что первым в рай вошёл разбойник.

Нужно только помнить, что грех — это укол, который мы наносим сами себе, а Господь — врач, и к нему мы обращаться должны с покаянием. Остальное сам про себя может понять лишь сам человек.

— Почему запрещён брак между крестными и крёстным и родителем ребёнка?

Никаких заповедей на этот счёт нет. Это представление возникло при нашей жизни, когда у нас родство духовное стали приравнивать к физическому. Я бы сказал, что это такое «сверхблагочестие».

Как я понимаю, можете не обращать на это никакого внимания. Только не говорите никому, а то скажут: еретик.

— Как вы относитесь к освящённым предметам в церкви — иконки, крестики? Святые мощи?

Про крестики я всегда говорю: спасибо, не надо, я был, у меня есть.

Про мощи я бы сказал: с благоговением, не отрицать, но и не собирать. Не стремиться к поклонению. В древней церкви мощи поднимали только в случае великих чудес или если находили, когда что-то строили.

У нас же, думаю, если мощи святого Сергия вынести на площадь, от них через день ничего не останется.

Если имеете, не хулите, но и только на мощи не надейтесь. Ибо сами по себе мощи нас не спасут.

— Можно ли крестить ребёнка во младенчестве? Он же ничего не понимает.

— Всё зависит от того, на что рассчитывают родители. Христос сказал «креститься по вере». Понятно, что младенец веры иметь не может. Но если родители обязуются воспитать его так, что они будут членами Церкви, если вы решились, тогда крестите.

В третьем веке младенцев крестили в исключительных случаях, а всеобщее крещение младенцев вошло в практику на Востоке только в девятом веке. Более того, отцы многократно отмечали, что крещённые во младенчесте не могут в полной мере почувствовать благодать Святого Духа, ибо не осознают и не помнят её.

Крестные у нас отрекаются за младенца от Сатаны. Но, положа руку на сердце, кто из них может твёрдо сказать, что будет делать этот младенец, когда ему будет двадцать пять.

Более того, Христос сказал: «Не мешайте детям приходить ко Мне, ибо их есть Царство Небесное». А ведь дети тогда не были крещены.

Так что, родители, хотите, чтобы ваш ребёнок сам выбрал христианство и в полной мере ощутил благодать крещения — пусть крестится взрослым. Если обещаете его таким воспитать и отвечать за него — крестите младенца.

— Не кажется ли вам, что Церковь сама провоцирует обрядоверие? Приводят примеры, когда таинство «не срабатывало» за «неполностью совершения».

— Давайте не будем смешивать обряд и таинство. В древности в пустыне умирающих крестили иногда песком. Обряд – внешняя форма – при этом не соблюдался, но таинство совершалось.

— Вас иногда обвиняют в модернизме. Как вы к этому относитесь?

— Думаю, что первым модернистом был Христос. И Его распяли за отступление от Закона. Исцелять в субботу — слыхано ли.

Увы, очень часто подобные обвинители шепчут где-то по углам, а ко мне никто не придёт разобраться. И ещё мне часто приписывают слова Святых Отцов, которых я цитирую.

Удивительное дело: я смотрел учебники по догматическому богословию – в них нет цитат Отцов. А на практике начнёшь смотреть: этот и этот сказали так-то. Ну, правда, кто-то ещё сказал по-другому. Значит, по какому-то вопросу мы не имеем два разных мнения.

Есть вера бесовская — знать о существовании чего-то.

А есть вера — действие. Я однажды на такой вопрос студентов закричал: «Пожар!»

Все сидят, а я говорю: «Вот, если бы поверили, здесь бы ни одного целого окна не осталось бы». Вот такая вера-действие, очищение и наблюдение себя и позволяет достичь таких высот, чтобы двигать горы.

Кому, каким святым, какой иконе нужно молиться в разных случаях

Все, что происходит с нами, случается только по воле Божией и, невзирая на многообразие икон, молитв, акафистов разным святым, молиться мы должны, в первую очередь, именно Богу.
Но ведь есть же еще и святые, иконы которых есть во всех храмах, и может оказаться непонятным, зачем они нужны, если, в конечном итоге, все молитвы «попадают» к Богу? Да еще и в Евангелие сказано «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф.4:10).

В молитвах к святому всегда присутствует просьба о помощи именно перед Богом. Например, в молитве Николаю Чудотворцу мы так просим великого святого:

Моли, святителю Христов Николае, Христа Бога нашего, да подаст нам мирное житие и оставление грехов, душам же нашым спасение и велию милость

Профессор Московской Духовной академии Алексей Ильич Осипов считает, и с этим трудно не согласиться, что сейчас происходит плавное перерождение православия в обычное язычество. Становятся модными специальные молитвы, а на самих святых иногда смотрят, как на каких-то магов, которые помогают получить желаемое:
«Нужно именно эту молитву читать и столько-то раз, перед такой-то иконой молиться (перед другой не поможет), этому (а не другому) святому и т.д.».
По этим суевериям получается, что святой или икона являются «заведующими» в определенных областях, и еще необходимо знать, как правильно им молиться, а то не получите нужный результат.

В интернете очень распространены «советы» о том, какому святому, перед какой иконой, когда и как молиться от какой болезни, от какой печали. В продаже даже можно найти специализированные молитвословы с такими сведениями. При таком подходе Единый Бог уже становится и не нужным. Зачем? Ведь есть же святые.
В акафистах святым мы также видим их восхваление: «Радуйся, звездо, верным путь указующая» — акафист Матроне Московской или другому святому: «Радуйся Николае, великий Чудотворче». Казалось бы, тут мы тоже превращаем святых в богов, но нет, этими словами мы, в первую очередь, славим их подвиги и труды, которые они совершали во имя Господа.

Святые – это не Боги, и по своей воле они не могут исполнить какую-либо нашу просьбу. На самом деле, правильно будет помолиться ВМЕСТЕ со святым потому, что святой – это наш сомолитвенник к Богу и наш небесный покровитель, а никак не посредник между человеком и Богом.
Бог скорее услышит нашу молитву, если за нас, грешников, будет просить Его друг.
Иисус Христос четко обозначил, кто является Его другом:

Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую Вам” ( Евангелие от Иоанна, 15:14)

Без сомнения – все святые являются Его друзьями.

Почитание святых началось еще со времен апостолов. Те, кто страдали за Христа, становились мучениками, и в их честь совершали Литургии, им возносили молитвы, их почитали, но не как отдельных богов, а как людей, которые своей жизнью или мученической смертью угодили Богу. При этом у них очень часто была возможность отречься от Христа и этим спасти свою жизнь, но уровень их духовности, любви к Богу, не позволял совершить предательство.
За эти заслуги православные почитают святых. Почитают, а не поклоняются им.

Также ошибочно считать какую-либо икону (даже мироточащую) панацеей от бед. Любой слух о чуде перед иконой привлекает к ней внимание больных или страдающих от скорбей людей, и к ней уже начинают ехать с разных мест паломники, но даже перед чудотворной иконой не все получают разрешение своих проблем.

Икона – это образ Первообраза и молитва перед этим образом помогает только искренно верующим людям, но при этом еще необходимо понимать, как правильно молиться перед иконой.
Правильно – это когда человек обращается с верой в силу Божию, а не в силу этой иконы, этой молитвы. После такого искреннего обращения Господь может оказать Свою милость через молитвы святому, через икону или другим способом.
Любая святыня или икона всего лишь передает человеку Божию благодать, «количество» которой зависит от духовного развития человека. А если конкретнее — от меры раскаяния в своих грехах и реальных действий для их исправления.

Свт. Феофан (Говоров) писал:

Некоторые иконы бывают чудотворными потому, что Богу так угодно. Сила тут не в иконе и не в людях прибегающих, а в Божией милости.

Что такое Божия милость к человеку А.И. Осипов поясняет, ссылаясь на Евангелие:

И просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись (Мф. 14: 36). Но многие и теснили Христа, а исцелилась только одна кровоточивая (Мк.5: 24-34), которая говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею (Мк.5: 28). И получила ответ: вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей.

Исцеляет христиан Господь, а не Его одежда, хотя многие хотят прикоснуться к ней и получить какие-либо блага. Святые мощи, иконы, святая вода и другие священные предметы – это и есть «одежда».
«Многие и теснили Христа» — т.е. ездят по святым местам, к чудотворным иконам, к старцам, но ищут вовсе не Его, а Его «одежды», чудес, исцелений, предсказаний, верят не столько в Него, сколько в силу разных святынь, ищут не жизни по Христу, а исцеления и возвращения к «нормальной» (языческой) жизни, как это принято в современном обществе. Но в результат они ничего не получают.

Преподобный Серафим Саровский говорил таким паломникам:

Царство Божие, сказал Господь, внутрь вас есть — значит там, внутри нас, и Афон, и Иерусалим, и Киев. Ибо не иконы и святые места обладают чудодейственной силой («энергетикой», как сейчас, к сожалению, часто можно слышать), но Он Сам, Господь Иисус Христос, Который, видя искреннюю молитву к Нему (перед любой святыней), помогает человеку.

Все это и является мерой веры человека – во что он верит в Господа или в Его «одежду», в Божию Матерь или во «Всецарицу».
Помогает не «Всецарица» (считается помощницей от раковых заболеваний) или «Неупиваемая чаша» (от пьянства), а Сама Богородица перед любой Ее иконой.
Главное – искренняя и правильная молитва, тогда любой образ может стать чудотворным и любой святой может стать вашим настоящим помощником в любом, а особенно в богоугодном, деле.

Добавить комментарий