Перед какой иконой молился кутузов

М. Кутузов и Православие

М.И.Кутузов – «маститый страж страны державной»

«Православная жизнь» – апрель 2012 года

В апреле исполняется 200 лет со дня смерти Михаила Илларионовича Кутузова – выдающегося русского полководца, которому принадлежит одна из важнейших ролей в победе России над Наполеоном. Кутузов был известен не только как главнокомандующий русскими войсками во время Отечественной войны 1812 года или конструктор победы на Бородинском поле, но и как первый полный кавалер ордена святого Георгия.
Генерал-фельдмаршал М.И.Кутузов происходил из рода Голенищевых-Кутузовых. Его отец, Илларион Матвеевич, был военным, дослужился до генерал-поручика, и поэтому судьба сына была предрешена. Родовая усыпальница родителей М.И.Кутузова – Воскресенская церковь, находящаяся в деревне Теребени Псковской области, которую планируется тщательно отреставрировать в самое ближайшее время.
Михаил Илларионович достаточно быстро дослужился до капитана, какое-то время служил под началом А.В. Суворова, оказавшего на молодого офицера огромное влияние. Впоследствии он неоднократно участвовал в сражениях под суворовским руководством. Интересы Кутузова не замыкались лишь на военной службе: он достаточно свободно говорил по-немецки и французски, хорошо знал латынь, был талантливым переводчиком. По своему интеллектуальному потенциалу Кутузов мог бы стать крупным дипломатом или политиком, но он считал себя боевым офицером, многократно участвовал в сражениях, рискуя жизнью. Так, в 28-летнем возрасте, во время русско-турецкой войны, он получил серьезное ранение: пуля пробила левый висок и вышла у правого глаза. Но зрение, к счастью, сохранилось. И во второй русско-турецкой войне, во время штурма Измаила, Михаил Илларионович был тяжело ранен в голову, но выжил. После блестящей победы Суворов, представляя его к награде, сказал: «Генерал Кутузов был моей правой рукой». Не избежал Кутузов и третьего ранения – в лицо, во время сражения при Аустерлице.
В кутузовской жизни бывали сложные времена. Например, в 1802 году он попал в опалу к императору Александру I, был лишен многих должностей и жил преимущественно в своем поместье в Горошках (ныне – город Володарск-Волынский, расположенный на Украине, в Житомирской области). Но, когда Россия вошла в коалицию, созданную для борьбы с Наполеоном, полководческий талант Кутузова вновь оказался востребован. (Император вынужден был уступить напору общественного мнения.)
Не секрет, что полководческие решения Кутузова, а иногда его человеческие слабости, нередко подвергались критике современников, да и более поздних историков. Не всем нравилась военная философия Кутузова, которую полководец выразил в одной емкой формуле: «Лучше быть слишком осторожным, нежели оплошным и обманутым». Но в то же время многие воспринимали Кутузова как преемника Суворова, как чрезвычайно обаятельную личность. Народ, простые люди, солдаты души не чаяли в Кутузове. Когда он возглавил русские войска, сражавшиеся с Наполеоном, это было воспринято с восторгом, как спасение. Один из современников (Федор Глинка) вспоминал: «Народ встречает его повсюду с неизъяснимым восторгом. Все жители городов выходят навстречу, отпрягают лошадей, везут на себе карету; матери выносят грудных младенцев, падают на колени и подымают их к небу! Весь народ называет его спасителем». Интересно, что Наполеон, который часто говорил о противостоящих ему полководцах презрительно, не стесняясь в выражениях, не позволял себе подобных высказываний о Кутузове.
Известно, что всю Отечественную войну 1812 года русские полки сопровождала Смоленская икона Божьей Матери. Перед ней молились воины, шедшие на сражение, совершались благодарственные молебны после каждой победы. И Кутузов часто молился перед этой иконой, прося о спасении России от страшного врага. «С нами –Бог!» – говорил он перед началом каждой новой военной операции и всегда верил в Божью помощь. Вообще, Кутузов был глубоко верующим человеком. В качестве примера можно вспомнить недолгий период кутузовской деятельности – губернаторства в Киеве. Свои киевские письма супруге Кутузов иногда заканчивал так: «Прости, мой друг, спешу в церковь». Например, в письме от 25 марта 1807 года М.И.Кутузов писал: «Сегодня Благовещенье. Здесь нельзя обедни прогулять; был в Братском монастыре и приехал домой в два часа ночью. » Речь в письме идет о Киево-Братском Богоявленском монастыре на Подоле, созданном в 17 веке, и Кутузов испытывал глубокие религиозные чувства от соприкосновения с христианскими святынями Киева – «матери городов русских». В своих письмах из Киева Кутузов не раз упоминал о «кольцах с мощей Варвары-мученицы», которые посылал своим дочерям и их подругам. Дело в том, что в древнем Михайловском Златоверхом монастыре существовал благочестивый обычай – освещать девичьи и венчальные кольца на раке с мощами великомученицы Варвары.
Кутузов был счастлив в семейной жизни. Его супруга, Екатерина Ильинична, родила мужу пятерых дочерей. К сожалению, единственный кутузовский сын Николай умер от оспы в младенчестве.
М.И.Кутузов скончался 16 (28) апреля 1813 года в возрасте 67 лет, во время военного похода. В солдатской песне, сочиненной на смерть Кутузова, говорилось о закатившемся солнышке: «Как от нас ли, от солдатушек, отошел наш батюшка, Кутузов-князь! Разрыдалося, слезно всплакало войско русское, христианское! Как не плакать нам, не кручиниться, нет отца у нас, нет Кутузова!» Тело легендарного главнокомандующего было погребено в Казанском соборе Санкт-Петербурга. Над могилой генерал-фельдмаршала было водружено полотно Ф.Я.Алексеева «Чудо от Казанской иконы Божией Матери в Москве», напоминающее о событиях 1612 года. Это не случайно: по материнской линии Кутузов состоял в кровном родстве с князем Пожарским – активным участником тех событий. А.С.Пушкин, посетивший Казанский собор и кутузовскую гробницу, испытал сильные чувства, впоследствии нашедшие свое выражение в стихотворении «Перед гробницею святой. »:

Перед гробницею святой
Стою с поникшею главой.
Все спит кругом; одни лампады
Во мраке храма золотят
Столпов гранитные громады
И их знамен нависший ряд.

Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех ее врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.

Не только россияне, но и европейцы испытывали чувство невосполнимой утраты, думая о смерти Кутузова. Так, прусский король велел воздвигнуть в память о Кутузове памятник с надписью: «Он спас Отечество свое и отверз путь к освобождению Европы, да будет благословенно имя Героя». Личность Кутузова часто вдохновляла и вдохновляет деятелей культуры и искусства на создание художественных текстов, но образ Кутузова в толстовском «Войне и мире» так и остался непревзойденным.
В 1995 году Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси, размышляя о феномене личности М.И.Кутузова, сказал: «Обладая умом замечательным и тонким, Михаил Илларионович Кутузов был верным сыном Церкви и никогда не судил о себе высоко, но относил все свои успехи и дарования к милости Божией, подтверждая тем самым слова Священного Писания: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу»». (Пс. 113,9).

Роль иконы и иконопочитания в жизни и творчестве Л.Н. Толстого. По роману “Война и мир”

Разделы: Литература

В разные годы своей жизни Толстой по-разному относился к иконам.

В “Войне и мире” после попытки отравления и болезни Наташа Ростова по предложению Агрофены Ивановны Беловой решает в конце Петровского поста поговеть. Она начинает ежедневно ходить на богослужение в церковь. Там они с Беловой “становились на привычное место перед иконой Божией Матери, вделанной в зад левого клироса, и новое для Наташи чувство смирения перед великим, непостижим, охватывало ее, когда она в этот непривычный час утра, глядя на этот черный лик Божией Матери, освещенный и свечами, горевшими перед ним, и светом утра, падавшим из окна, слушала звуки службы…” (*1)

Толстой обратил внимание на совмещение в едином поле иконы ровного, но не сильного солнечного утреннего света и неровного, колеблющегося света свечей и лампады перед иконой. В рукописи у Толстого в этом эпизоде были некоторые интересные детали. В церкви Наташа “становилась перед иконой Божьей Матери, вделанной в зад клироса, освещенной ярким светом маленьких свеч, и, вглядываясь в кривое, черное, но небесно-кроткое и спокойное лицо Божьей Матери, молилась за себя, за свои грехи, за свои злодейства…” Только Толстой и только в определенных целях мог соединить две такие трудно совместимые характеристики цвета.

Когда князь Андрей Болконский уезжает в армию, княжна Марья хочет благословить его образком, но не решается, боясь отказа. Наконец, осмелившись, она говорит: “Что хочешь думай, но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его (образок) ещё отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах (…) Я тебя благословлю образом, и ты обещай мне, что никогда его не будешь снимать (…) Против твоей воли Он спасёт и помилует тебя и обратит тебя к Себе, потому что в нём одном и истина и успокоение, – сказала она дрожащим от волнения голосом с торжественным жестом держа в обеих руках перед братом овальный старинный образок Спасителя с чёрным ликом, в серебряной ризе, на серебряной цепочке мелкой работы (…) Брат хотел взять образок, но она остановила его. Андрей понял, перекрестился и поцеловал образок. (*2) Княжна Марья, желая убедить брата принять образ, упоминает, что иконка древняя, что она уже прошла войны и походы, что она уже показала свою силу, защитив от погибели их деда. И князь Андрей принимает благословение от сестры: он надевает образок на шею.

Этот эпизод в романе имеет продолжение. Французские солдаты сорвали с груди тяжело раненного князя Андрея подарок сестры. Но ласковось и благосклонность, с которой Наполеон разговаривал с ранеными и пленными, заставила их отдать ему образок. Князь не заметил, кто вернул ему иконку, но тут же вспомнил сестру и пожалел, что у него нет той ясной и простой веры, которой живёт его сестра. (*3) Не подумал князь о том, что, может быть, именно образок молитвами княжны Марьи спас его от смерти, уберёг его от плена. Как безнадёжно раненный он был сдан на попечение местных жителей. (*4) Княжна же Марья не забывала о своём подарке, через два месяца после Аустерлицкого сражения и известия о гибели брата она не переставала надеяться на то, что он жив. Единственно, что смущало её и внушало сомнения, – это неверие князя Андрея. И когда она вспоминала брата, “видела его в ту минуту, как он нежно и насмешливо надевал образок на себя. Верил ли он? Раскаялся ли он в своём неверии?” (*5) Жизнь и спасение брата для княжны неразрывно связаны с верой в Бога, залогом которой стал образок СПАСИТЕЛЯ.

Отношение князя Андрея к иконам показано Толстым также в эпизоде разговора князя Пьера с Пелагеюшкой. Странница, как очевидец, рассказывает господам о новой мироточивой чудотворной иконе Божией Матери, явившей себя в Калязине, Пьер прерывает Пелагеюшку, называя это “обманом” народа. В ответ Пелагеюшка рассказывает историю про одного генерала, который за неверие и обвинение монахов в обмане ослеп, но после раскаяния и молитв перед иконой прозрел, а в благодарность за исцеление пожертвовал на икону свою генеральскую звезду. Тут в разговор вступает князь Андрей и шутит, что Матушку в генералы произвели. Побледневшая и чуть не плачущая Пелагеюшка, которой, по словам Толстого, было страшно жалко того, кто это сказал. Ни Пьер, ни Андрей не извинились перед странницей. Но как ни вспомнить тут, что недавнее вступление Пьера в масоны было окружено нелепыми и искусственными, надуманными обрядами, однако они, как ни странно, не показались ему заблуждениями и суевериями. Существовал древний христианский обычай: в благодарность за исцеление или помощь человек приносит в жертву Бога и дар иконе, по молитвам перед которой совершилось чудо, самое дорогое, что у него есть.

Образок князя Андрея был маленький, и носил он его под одеждой, как носят нательный крест. А вот Денисов носил на груди икону СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ на одежде, что и бросилось в глаза Пете Ростову: “Денисов одевался в чекмень, носил бороду и на груди образ Николая Чудотворца…” (*6). В своих мемуарах Денис Давыдов (прототип Денисова) так объясняет ношение иконы на груди поверх одежды. Когда Давыдов организовал первый партизанский отряд и начал совершать рейды по тылам противника, то крестьяне часто принимали партизан за французов. Часто ответом был выстрел или пущенный с размаха топор. Он на опыте узнал, что в народной войне должно не только говорить языком черни, но и приноравливаться к ней в обычаях и в одежде. Он надел мужичий кафтан, стал отпускать бороду, вместо ордена св. Анны повесил образ НИКОЛАЯ СПАСИТЕЛЯ, характерно, что Денис Давыдов начал носить на груди не икону Спасителя или Божией Матери, а Святителя Николая, которого русский народ с незапамятных времён окружил особым почитанием. Икона на грудь толстовского Денисова перешла из воспоминаний легендарного командира партизан Давыдова. Она защищает не от врагов, а от недоразумений со своими, в данном случае она не только святая, но и важный опознавательный знак, поэтому должна быть больших размеров и носиться поверх одежды.

Никола-Святитель Николай пользовался не просто огромной, но ни с чем не сравнимой любовью в русском народе. Он – “изнеможенный жалостью” заступник бедных, униженных и оскорблённых, ОН ЕДИНСТВЕННЫЙ, КТО ПРИХОДИТ НА ПОМОЩЬ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ, ДАЖЕ ЕСЛИ ДЕЛО, СОВЕРШАЕМОЕ “ГОРЕМЫЧНЫМИ” , МЯГКО ГОВОРЯ, НЕ СОВСЕМ БЛАГОВИДНО. В романе есть ещё несколько эпизодов, связанных с иконами. Когда приблизились роды маленькой княгини, няня Прасковья Савишна приходит в комнату к княжне Марье и приносит обвитые золотой полоской венчальные свечи, с которыми молодые – Андрей и Лиза стояли в церкви во время совершения обряда. Свечи эти хранят всю жизнь и используют лишь в исключительных случаях. Няня возжигает их перед Угодником. (*7),то есть перед иконой Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца, или Угодника, как его называют в народе. В трудных родах жена князя Андрея умирает, но ребёнок, молитвами и заступлениями Святителя Николая, остаётся жить. Через пять дней новорожденного нарекают в святом крещении Николаем.

Перед Бородинским сражением в армию приносят чудотворный СМОЛЕНСКИЙ образ БОЖИЕЙ МАТЕРИ и совершают молебен. Смоленская икона Божией Матери Одигрии является – после Владимирской и Казанской и вместе с ними самой почитаемой иконой православной Руси. Она имеет древнее происхождение, представляя собой, список знаменитой ВЛАХЕРНСКОЙ ОДИГРИИ, которая, по преданию, была написана апостолом Лукой и перенесена в Константинополь в V веке. По одному сказанию Смоленская икона прибыла на Русь с византийской царевной Анной, которую император Константин Порфирородный, её отец, выдал замуж за черниговского князя Всеволода. Владимир Мономах после смерти отца перенёс благославление матери в Смоленск, построив для иконы соборный храм в честь УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ (заложен в 1101году). С тех пор икона называется Смоленской.

От иконы проистекало множество чудес. В1239 году, когда татары были недалеко от Смоленска, а жители в великой скорби и молениях не исходно пребывали в соборном храме, ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА явилась воину Меркурию и послала его одного против большого войска. Богородица предсказала Меркурию и его кончину. Заступлением Богородицы и её избранника Меркурия город избежал татарского разорения и получил в покровители святого мученика Меркурия Смоленского, мученически скончавшегося от усекновения головы мечом, как ему было предсказано. Святому Меркурию посвящено одно из красивейших произведений древнерусской литературы – “Слово о Меркурии Смоленском” .

В самом конце XIV или начале XV века икона была перенесена в Москву, но не надолго. В 1456 году в Москву из Смоленска пришло посольство с просьбой вернуть городу её икону. Великий князь Василий II Тёмный по совету с митрополитом Ионой отпустил с послами смоленскую святыню. Но ещё до этого события был сделан список чудотворной иконы и поставлен в Благовещенском соборе. Внук Василия Тёмного – Василий III Иоанович – в 1525 году основал в Москве Ново-Девичий монастырь. Престол главного храма новоустренной обители был освящён в честь Смоленской иконы Божией Матери (в память возвращения Смоленска от Литвы). Ещё раз чудотворную икону привезли в Москву в1666 году для поновления потемневших красок. Икона эта двусторонняя. Так же как и на Владимирской иконе Божией Матери, на обратной стороне смоленской святыни изображено Распятие. При поновлении были дописаны предстоящие у креста Божия Матерь и Иоанн Богослов. О почитании, которым окружена икона, свидетельствуют прославившиеся чудотворениями её списки; их насчитывается более тридцати.

Перед Бородинским сражением, которое пришлось на день Сретения Владимирской иконы Божией Матери (26 августа), в Москве был совершён крестный ход вокруг Белого города, Китай-города и Кремлёвских стен с тремя величайшими всероссийскими святынями: ВЛАДИМИРСКОЙ, СМОЛЕНСКОЙ И ИВЕРСКОЙ иконами Божией Матери. На Бородинском поле в канун сражения также служили молебны перед Смоленской иконой. У Толстого кто-то из ополченцев возвещает, что принесли Иверскую икону, другой же поправляет его, Смоленскую. Возможно, Толстой хотел этим эпизодом сказать, что простой народ способен перепутать великие чудотворные святыни. Или, может быть, писатель включил в роман эту деталь, опираясь на воспоминания очевидцев. Солдаты и ополченцы, зная о крестном походе в Москве с тремя заветными святынями, до последнего момента не ведали, какая именно икона будет принесена в расположение той или иной воинской части.

Читайте также:  Какой иконе молиться ольге

Толстой описывает встречу иконы и молебен перед ней Икона, как это всегда бывает в описаниях икон у Толстого, просто большая, у неё чёрный лик, она в окладе и украшена лентами, несут её на полотенцах. О лике Пресвятой Богородицы не говорится ни слова. Как ни странно, нет ни одного красочного эпитета. Однако кто хоть раз видел крестный ход, тот не мог не поразиться многоцветью картины: голубые одежды священников (канун Богородичного праздника), золотые, серебряные, малиновые хоругви, сияющие драгоценными камнями оклады. А солдаты? На молебне присутствовали солдаты и офицеры различных родов войск, все в своей форме, а формы у них разные не только по покрою, но и по цвету. Не говоря уже о синем небе и зелёной траве. На молебне присутствует Пьер, и всё его внимание, сообщает Толстой, было поглощено серьёзным выражением лиц солдат и ополченцев. Что же увидел на этих лицах Пьер, или, скорее, Толстой? Солдаты жадно смотрели на икону. Но кто был на молебнах, тот не мог не видеть, насколько разнообразны выражения лиц молящихся, а тем более перед чудотворной иконой, перед святыней, к которой каждый прибегает со своими прошениями, своими чувствами и мыслями. Человек может жадно смотреть на икону, но с каким-либо конкретным чувством: покаянием, радостью, умилением, верой, надеждой, благодарностью, любовью. Пожалуй, нигде невозможно увидеть такого многообразия вдохновенных, просветленных и радостных или скорбных и залитых слезами человеческих лиц, как на молебне перед чудотворной иконой. Тем более в такую минут, когда речь идет не только о своей жизни, но и о спасении Отечества. Кто читал воспоминания участников первой Отечественной войны или тот, кто видел народные молебствия перед чудотворными иконами в наше время, тот никогда не поверит Толстому, который без вдохновения и сочувствия описал молебен как унылое, серое и бесцветное “мероприятие” .

Так же Толстой описывает и благочестивого командующего русскими войсками. Кутузов подходит к Смоленской иконе Божией Матери крестится “привычным жестом” и вначале совершает поясной поклон, а затем опускается перед иконой на колени с земным поклоном. Он долго не может встать от тяжести и слабости. Наконец, встав, он прикладывается к иконе “с детски – наивным вытягиванием губ” В этом описании всё внешнее. Многие писатели, в том числе и Толстой, умеют немногими чертами показать внутреннее состояние своего персонажа. Но в этом эпизоде не видно как раз внутреннего отношения Кутузова к Богу, к Вере, к чудотворным иконам. Толстой двумя маленькими штрихами намекнул на внешний и наивный характер иконопочитания Кутузова (привычный жест, вытягивание губ), а ведь главнокомандующий, согласно всем воспоминаниям, отличался примерным благочестием.

Иногда Толстой всё же даёт некоторые приметы царившего в войсках во время молебна вдохновения. Например, солдаты бегут встречать икону, побросав лопаты, обнажив головы, они кланяются в землю так, что стучат на груди награды; у них “взволнованные лица” , они молятся, не обращая внимания на подошедшего к иконе Кутузова. Но всё же эти детали теряются. Как заканчивается молебен у Толстого? Вслед за Кутузовым солдаты “полезли к иконе, давя друг друга, топчась, пыхтя и толкаясь”

На месте Бородинского сражения был со временем построен женский монастырь. Его основала вдова павшего при Бородине генерала Александра Тучкова. Фёдор Глинка сообщает, что в крипте монастырского храма бережно хранилась и почиталась икона Божией Матери, которая сопровождала генерала во всех походах. Знаменитый Ревельский полк пожертвовал в монастырь свою полковую икону Нерукотворного Спаса. В честь этой иконы позже был воздвигнут храм.

Толстой, говоря о Церкви, о богослужении, об иконах как бы использует приём “отстранения” , смотрит на всё происходящее либо глазами новичка, либо постороннего человека или даже иностранца, для которого странно и не совсем понятно всё, что он видит. Как ни удивительно, но в романе “Война и мир” нет иконописных ликов русских икон. Толстой настойчиво и последовательно именует их “чёрными” . Невозможно поверить Толстому, что на его долгом жизненном пути попадались только совершенно чёрные иконы. Можно отрицать иконопочитание, но, кажется, невозможно не оценить духовную красоту, неземную чистоту, эстетическое своеобразие иконы, её краски и певучие линии.

Для второй половины XIX – начала XX века характерен особый интерес к иконописи. Иконы были показаны на всемирной выставке в Париже в 1867 году и стали художественной сенсацией русского павильона. В 1890 году Всероссийский археологический съезд организовал богатейшую выставку икон в Москве. Не говоря уже о том, что к началу XX века накопилась огромная литература, посвященная иконописи как художественному явлению. И, однако же, как бы ни относился Толстой к церкви, икона, иконопочитание, вера проходит красной нитью через весь роман “Война и мир” . Икона помогает обрести веру, к ней обращаются в трудное время, у неё просят помощи, перед ней покаяние в грехах, и святыня может быть даже своеобразным опознавательным знаком.

Православные святыни, которые упоминаются в романе, одни из самых почитаемых в православии. Во многих домах имелась особая комната, которая называлась “образной” иконы в ней закрывали обычно все стены. Такая комната была и в доме Ростовых, где были собраны семейные иконы, там совершалась общая семейная молитва, там приглашенные священники служили молебны, совершали требы. Обычай этот древний. Уже в XVI веке в царском дворце была Крестовая, или Моленная, палата. Она служила домашней церковью, в ней молились русские Государи со своей семьёй.

После Бородинского сражения семья Ростовых, раздав подводы под раненых и оставив себе четыре экипажа, собирается покинуть Москву, но из-за множества раненых не могут взять с собой большую часть икон, и, по русскому обычаю, посидев немного, они встают и крестятся на образа, оставшиеся в гостиной. Графиня же уходит в “образную” , и Соня нашла её там на коленях перед разрозненно по стене оставшимися образами. (Самые дорогие по семейным преданиям образа везлись с собою.) Здесь у Толстого символом приближающегося разорения российской столицы становятся зияющие пустотами стены образной с висящими разрозненно иконами.

В Ясной Поляне в семье Толстых тоже была “образная” . Долгое время с семьёй жила Татьяна Александровна Ергольская – “старая тётушка” . “В углу её комнаты, вспоминает дочь писателя Татьяна Львовна, – висел огромный образ Спасителя в тёмной серебряной ризе. Самоё лицо Спасителя было такое тёмное, что трудно было на нём различать черты. Рядом висел ещё киот с образами. В комнате её пахло деревянным маслом и кипарисовым деревом” . Перед большими праздниками в Ясную Поляну приезжал священник и в комнате Татьяны Александровны служили Всенощную, и тогда “серебряные ризы образов, вычищенные для праздника, ярко блестели, отражая огни восковых свечей” .

У самого писателя был небольшой образок, который он долго хранил при себе. Эта иконка, также в золотом окладе, была подарена Ергольской отцу Л.Толстого, а после кончины отца (будущему писателю было в ту пору девять лет) перешла к сыну. Образок представляет собой стилизованную под икону уменьшенную копию с картины Рафаэля “Мадонна в кресле” И в детстве, и в зрелые годы писатель молился перед иконами не только в храме, но и дома. В 1858году Толстой делает такую запись в дневнике: “Я молился в комнате перед греческой иконой Богоматери” . В разные годы своей жизни Толстой по-разному относился к иконам. Для позднего Толстого икона-идолопоклонство и суеверие, что подтверждают его высказывания последних лет жизни.

2 февраля 1901 года вышло “Определение” Святейшего Синода, в котором высший орган церковной власти, обращаясь “к верным чадам Православной Церкви” , засвидетельствовал, что писатель граф Лев Николаевич Толстой “отпал от Церкви” . Последнюю точку в своём отрицании икон и иконопочитания Толстой поставил в “Отчёте” на определении Синода. В нём писатель вполне определенно сказал, что в почитании икон он видит “приёмы грубого колдовства” .

Можно было бы, конечно, предположить, какие шедевры могли бы появиться из-под пера Льва Николаевича Толстого, обратись он, великий художник, к художественному величайшему явлению русской культуры – иконописи.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. М.,1978-1985.
  2. Толстая Александра. Отец: Жизнь Льва Толстого. М.,1989.
  3. Чудотворные иконы Божией Матери на Афоне. М.,1997. Коломна.1993.
  4. Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание святых чудотворных Её икон. / Сост. С.Снессорова Ярославль,1993.
  5. Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М.,1981.
  6. Сказание о чудотворных иконах Богоматери и Ея милостях роду человеческому. Коломна, . 1993.

ССЫЛКИ НА ИСТОЧНИКИ

  1. (*1) 1,т. 6,с.77
  2. (*2) 1,т. 4,с.136-137
  3. (*3) 1,т. 4,с.369-370
  4. (*4) 1,т. 4,с.370
  5. (*5) 1,т. 5,с.38
  6. (*6) 1,т. 7,с.149
  7. (*7) 1,т. 5,с.41

Перед гробницею святой… К 200-летию со дня смерти М.И. Кутузова

Ровно двести лет назад, 28 апреля 1813 года, в прусском городе Бунцлау (ныне – польский Болеславец) ушёл из жизни фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов. Было ему шестьдесят семь лет. Нет сомнений, что эта смерть в истории России останется незабываемой. Ведь он оставил этот мир на гребне мировой славы: имя Кутузова в те дни повторяли ежедневно не только в России, но и во Франции, Англии, Германии…

Перед гробницею святой
Стою с поникшею главой…
Все спит кругом; одни лампады
Во мраке храма золотят
Столпов гранитные громады
И их знамен нависший ряд.
Под ними спит сей властелин,
Сей идол северных дружин,
Маститый страж страны державной,
Смиритель всех ее врагов,
Сей остальной из стаи славной
Екатерининских орлов.
В твоем гробу восторг живет!
Он русский глас нам издает;
Он нам твердит о той године,
Когда народной веры глас
Воззвал к святой твоей седине:
«Иди, спасай!» Ты встал — и спас…
Внемли ж и днесь наш верный глас,
Встань и спасай царя и нас,
О старец грозный! На мгновенье
Явись у двери гробовой,
Явись, вдохни восторг и рвенье
Полкам, оставленным тобой!
Явись и дланию своей
Нам укажи в толпе вождей,
Кто твой наследник, твой избранный!
Но храм — в молчанье погружен,
И тих твоей могилы бранной
Невозмутимый, вечный сон…

Пушкин здесь, как всегда, показал себя мудрым историком, склонным к патетической аналитике.

Он отдал дань Кутузову – герою загадочному, во многом – непонятому.

1813-й год израненный фельдмаршал встретил с лаврами спасителя Отечества. Он сам, быть может, не ожидал столь громкого успеха и переутомление сказалось на ослабевшем здоровье. Разбить Бонапартия в генеральном сражении ему не удалось, но старый полководец сумел перехитрить опасного ворога. Изгнание Французов за пределы Отечества дорого стоило России: за спинами армии дымилась разграбленная, осквернённая Москва. Это именно Кутузов принял решение отдать Москву без генерального сражения – за это его считали и мудрецом, и предателем.

«Умён, умён! Хитёр, хитёр! Его и Де Рибас не обманет!» — говаривал про Кутузова Суворов.

Под Измаилом Кутузов показал себя отважным и волевым генералом. По приказу Суворова он без колебаний пошёл на смерть – и выстоял, стал «правой рукой командующего на левом фланге». Суворов говорил: «Достоинства военные суть: для солдата – отвага, для офицера – смелость, для генерала – доблесть». Кутузов, столь не похожий на своего учителя, с честью прошёл все эти стадии. Его – полководца – упрекали за нерешительность. Во главе армии он действовал не как рубака, скорее – как дипломат и рачительный управленец. Наступательную тактику, исконно присущую русской армии, Кутузов отвергал не только в противостоянии с Наполеоном, который повсеместно считался непобедимым. Но в декабре 1812-го Кутузов получил убедительное преимущество перед скептиками: Великая армия, вторгшаяся в Россию, пропала. Наполеон бежал. Русские войска преследовали изгнанного, отступающего врага. Бросаться опрометью в новую кампанию Кутузов не желал, хотя и осознавал, что Наполеона придётся добивать. Он намеревался сделать это при серьёзном участии немцев и англичан, любивших (а кто из политиков этого не любит?) загребать жар чужими руками. О Британии Кутузов ещё давненько говаривал: «Если завтра этот остров пойдёт ко дну – я и не охну». Он не считал себя гражданином мира, истово служил интересам России, который неизменно понимал на свой лад.
К тому же Кутузов лучше всех понимал, что армии необходима передышка. О здоровье солдат и хлебе насущном для армии он не забывал никогда, а проблемы эти в кампаниях 1812 – 13-го стояли остро.
В прежние годы несколько раз он чудом избежал смерти. Но в прусской Силезии, в последнем походе, его настигла простуда после продолжительной верховой езды.

Кутузов спешил в Дрезден, в столицу Саксонии. Спешил – против своего обычая всё делать неторопливо. В нетерпении он пересел из кареты на лихого коня и поскакал верхом. Сырая весна проявила коварство…

Он не мог продолжать поход и остался в Бунцлау. Лучшие лекаря, присланные королём Прусским и императором Всероссийским, хлопотали вокруг князя Смоленского. Он поглядывал на их старания с горькой усмешкой. В Германии к Кутузову относились восторженно. Неспроста портрет русского фельдмаршала с повязкой на лице можно увидеть в веймарском музее Гёте: в Кутузове видели освободителя. Его агитационные послания к немецким патриотам и впрямь всколыхнули многих. Теперь Германия почтительно сопереживала смертельно больному полководцу. Десять дней провалялся Кутузов в постели.

В письме к жене от 11 апреля фельдмаршал писал: «Я к тебе, мой друг, пишу в первый раз чужою рукою, чему ты удивишься, а может быть и испугаешься, — болезнь такого роду, что в правой руке отнялась чувствительность перстов… Прости, мой друг». Жена действительно была его другом, доверие и понимание сопутствовали их семейной жизни. Самые откровенные мысли он излагал в письмах супруге – случай редкий и по тем временам, и по нашим.

Александр I, никогда не доверявший старому полководцу, всё-таки навестил безнадежно больного Кутузова. Сохранилась такая легенда: склонившись над его ложем, царь спросил:

– Михаил Илларионович, простите ли вы меня?

Подняв тяжелые воспаленные веки, Кутузов тихо произнес:
– Я вам прощаю, государь, но Россия вряд ли простит…

В чём смысл этого диалога? Соратники Кутузова считали, что собеседники припомнили, что царь не раз давил на фельдмаршала, заставлял его принимать неверные решения. В первую очередь припоминали Аустерлиц. Впрочем, легенда есть легенда.

«Закат дней его был прекрасен, подобно закату светила, озарившего в течении своём великолепный день; но нельзя было смотреть без особенного прискорбия, как угасал наш знаменитый вождь, когда во время недугов избавитель России отдавал мне приказания, лёжа в постели, таким слабым голосом, что едва бывало можно расслушать слова его. Однако же его память была очень свежа, и он неоднократно диктовал мне по нескольку страниц безостановочно», — вспоминал адъютант фельдмаршала, замечательный военный писатель А.И.Михайловский-Данилевский.
16 апреля 1813 года сердце великого полководца остановилось.

Армии не сразу сообщили о болезни и смерти Кутузова. Боялись, что горькая весть обескрылит войска в трудном походе.

Оплакивали его искренне. В солдатской песне, сочиненной на смерть Кутузова, сказано о закатившемся солнышке: «Как от нас ли, от солдатушек, отошел наш батюшка, Кутузов-князь. Разрыдалося, слезно всплакало войско русское, христианское! Как не плакать нам, не кручиниться, нет отца у нас, нет Кутузова!». Вспоминалось всё лучшее, связанное с Кутузовым: «А как кланялся он солдатушкам, как показывал седины свои, мы, солдатушки, в один голос все прокричали ура! С нами Бог! и идем в поход, припеваючи». Так вспоминали воины появление Кутузова перед армией в Царевом-Займище, у Старой Смоленской дороги.

О трудностях кампании авторы песни повествовали вполне реалистично: «Ах, и зимушка не знобила нас и бесхлебица не кручинила: только думали, как злодеев гнать из родимые земли русские».
Вот ведь загадка: Кутузова обвиняли в бездеятельности и небезосновательно. Но вот его не стало – и место полководца, по большому счёту, осталось вакантным. Кутузова уважали даже, если ненавидели.
Не стало человека, которого сама Екатерина называла «моим генералом». Не стало старого хитреца, которого Бонапарт называл седым лисом Севера. Он был не столько командующим (хотя и в тактических вопросах опыт Кутузова оставался незаменимым), сколько символом армии. И никто не сумел Кутузова заменить.

Читайте также:  Какой иконе молится в сергиевом посаде

Он никогда не был бесспорным авторитетом для генералов, у него навеки сложная репутация. Слишком много спорного, неоднозначного и в повадках, и в поступках Кутузова. А всё-таки равного ему вождя не нашлось. Великое дело – опыт и репутация.

В городе, где скончался великий русский полководец, поставлен обелиск с надписью: «До сих мест князь Кутузов-Смоленский довел победоносные русские войска, но здесь смерть положила предел славным дням его. Он спас Отечество свое и отверз путь к избавлению Европы. Да будет благославенна память героя».

Тело полководца без промедлений забальзамировали для отправки в Россию. Часть останков захоронили на тихом кладбище, в двух километрах от Бунцлау. Сохранилась легенда, что там покоится сердце Кутузова. Это не так. Сердце действительно, по завещанию полководца, поместили в особую колбу. Но она последовала в Петербург вместе с гробом. Есть и такая легенда: лекарь, человек православный, отказался отделять от трупа сердце – и слукавил, оставил сердце на месте, а в колбу поместил нечто другое. Традиция хоронить сердце отдельно – языческая, популярная и среди масонов. Так был похоронен Байрон. Ничего романтического в этом нет, по-моему – блажь, да и только.

Нередко снова и снова приходится слышать: Кутузов вполне осознанно просил похоронить его сердце в Пруссии: «Прах мой пусть отвезут на Родину, а сердце похоронят здесь, у Саксонской дороги, чтобы знали мои солдаты — сыны России, что сердцем я остаюсь с ними».

Легенду проверили в 1930-е годы, во времена правления Кирова в Ленинграде. Вскрыли кутузовский склеп в Казанском соборе. В центре склепа стоял саркофаг. Сдвинули плиту и увидели прах полководца. Тело Кутузова к тому времени уже успело совершенно истлеть. А у головы слева находился старинный серебряный сосуд цилиндрической формы. Загадка!
С большим училием удалось отвернуть крышку. Емкость заполняла какая-то прозрачная жидкость, в которой, как уверяют свидетели эксперимента, можно было рассмотреть хорошо сохранившееся сердце. Оно похоронено в России! Увы, об этом не знали солдаты Красной армии, бойцы Рокоссовского, освобождавшие Болеславец. Их вдохновляла легенда о сердце Кутузова, похороненном в Силезии. Об этом слагались стихи и песни, да и слова, высеченные на монументе, гласят о захороненном здесь сердце.

Среди чужих равнин, ведя на подвиг правый
Суровый строй полков своих,
Ты памятник бессмертный русской славы
На сердце собствеенном воздвиг.
Но не умолкло сердце полководца,
И в грозный час оно зовет на бой,
Оно живет и мужественно бьется
В сынах Отечества, спасенного тобой!
И ныне, проходя по боевому следу
Твоих знамен, пронесшихся в дыму,
Знамена собственной победы
Мы клоним к сердцу твоему! –

Эти слова – наша память и о Кутузове, и о героях 1945-го. Простительное, светлое заблуждение. Впрочем, вопрос захоронений Михаила Илларионовича Кутузова таит немало загадок – стоит ли снова и снова ворошить останки?

Пруссия Пруссией, а в Российской империи похороны спасителя Отечества выдались громкими. Когда траурный кортеж прибыл на окраину Петербурга, его встретила возбужденная толпа горожан. Жители столицы выпрягли шестерку лошадей и на собственном горбу докатили коляску с гробом фельдмаршала от Нарвских ворот к Казанскому собору. Недавно отстроенный собор стал символом сопротивления Наполеону, символом победы в войне 1812 года. Символично, что с Кутузовым прощались именно там, там и похоронили…

Два дня длилось прощание петербуржцев с прахом Кутузова. Его похоронили 13 июня 1813 года у западной стены северного придела собора. Над могилой была возведена бронзовая ограда, созданная по проекту А. Воронихина, установлена икона Смоленской Божией Матери и укреплен герб Светлейшего князя Смоленского. Рядом укреплены 5 штандартов и одно знамя, сохранившиеся до наших дней. Позднее над могилой была установлена картина художника Алексеева «Чудо от Казанской иконы Божией Матери в Москве». На ней изображено событие из истории российской воинской славы – освобождение Москвы ополчением под руководством Минина и князя Пожарского в октябре 1612 года с Казанской иконой Божией Матери. Перед этой иконой молился и Кутузов в 1812-м году, и о Пожарском вспоминал он нередко. Ведь у двух спасителей России был общий предок – Василий Беклемишев.

Александр I, смягчившись после смерти старика, в письме к жене Михаила Илларионовича писал о полководце: «Болезненная не для однех вас, но и для всего отечества потеря! …имя и дела его останутся бессмертными. Благодарное отечество не забудет никогда заслуг его. Европа и весь свет не перестанут ему удивляться, и внесут имя его в число знаменитейших полководцев. В честь ему воздвигнется памятник, при котором россиянин, смотря на изваянный образ его, будет гордиться, чужестранец же уважать землю, порождающую толь великих мужей».

Память о Кутузове была окружена почтением, хотя считается, что император по-прежнему относился к полководцу холодновато и не способствовал его всенародной славе. А славы он достоин – солдат, не кланявшийся пулям, удачливый полководец, остроумный собеседник, яркий политический мыслитель. Несомненно – один из мудрых людей своего времени.
В память об Одиссее русского воинства, о мудром политике и бесстрашном офицере сегодня рыдают военные трубы.

А поход 1813-го продолжался, армию ожидали наиболее опасные испытания.

Чудеса Казанской иконы Божьей Матери: кому помогает

Казанскую икону Божьей Матери уже несколько столетий считают чудотворной, а молитвы к ней – судьбоносными

Казанская икона Божией Матери – одна из самых любимых в России. Ни одна из икон Богородицы, почитаемых в Русской православной церкви, не распространена в таком количестве, как Казанская.

Праздник Казанской иконы Божией Матери отмечается дважды в году – 21 июля (8 июля по старому стилю) – в память явления иконы Пресвятой Богородицы в Казани, и 4 ноября (22 октября по старому стилю) – в благодарность за избавление Москвы и всей России от нашествия поляков в 1612 году.

Иконография Казанской иконы

Иконографически Казанскую икону принято относить к сокращенному оплечному (изображение по плечи) варианту Одигитрии, что в переводе с греческого означает “Путеводительница”. В этом названии заложен определенный глубокий смысл.

Пресвятая Богородица является Путеводительницей людей к Богу. С одной стороны, это выражено в том, что Она является Матерью Господа по плоти, тем самым низводя на людей благодать Божию, заступаясь за них пред Христом. С другой стороны, будучи человеком по природе, Богородица ведет каждого ко Христу.

На иконе фигура Божией Матери представлена фронтально, с небольшим наклоном головы в сторону Богомладенца. Это символ милости, любви, материнской нежности и в тоже время преклонение перед Спасителем.

На одной руке Богородицы восседает Младенец Иисус Христос. Правой рукой Он благословляет Богоматерь, а в ее лице всех христиан, левой — держит свиток, реже — книгу.

Взгляды Божьей Матери и Богомладенца обращены непосредственно на молящегося. Они выражают собой полноту общения двух личностей – Бога и Его творения, человека.

Богословский смысл иконы заключается в ходатайстве о нас Пречистой Богородицы перед сыном – Господом Иисусом Христом. Являясь Матерью Господа и в тоже время человеком по природе, Матерь Божия имеет возможность наиболее сильно молить Своего Сына о каждом из нас.

Обретение чудотворной иконы

В 1579 году через 27 лет со дня взятия Казанского ханства войсками Ивана Грозного и через 26 лет после основания в городе епархии Русской Православной Церкви в Казани произошел страшный пожар. Начался он около церкви Николы и перекинулся на Казанский Кремль .

После этого маленькой девочке Матроне, дочери стрельца Даниила Онучина во сне начала являться Пресвятая Богородица. Божья Матерь повелела 9-летней Матреше пойти на пепелище и откопать свою икону.

Маленькой девочке никто не поверил, но сон повторился во второй и третий раз. Тогда в страхе перед Богородицей дочка вместе с мамой пошли копать в том месте, что привиделось во сне. О, чудо – посреди развалин действительно была найдена икона Пресвятой Богородицы, завернутая в кусок сукна.

Историки предполагают, что икона была зарыта еще до покорения Казани кем-нибудь из христиан, скрывавших веру от мусульман.

Обретенную икону торжественно перенесли в храм святителя Николая, а откуда после молебна с Крестным ходом в Благовещенский собор – первый православный храм города Казани, воздвигнутый Иоанном Грозным.

Сразу стало ясно, что икона чудотворная – во время крестного хода прозрели два казанских слепца Иосиф и Никита.

Список с чудотворной иконы был отправлен в Москву, и царь Иоанн Васильевич повелел построить церковь и женский монастырь на месте явления иконы. Первою инокинею и затем настоятельницею Богородицкого монастыря стала та самая благочестивая девица Матрона.

Казанская икона в российской истории

Смутное время 1598 – 1613

В Смутное время, когда страна была подверглась иностранным захватчикам, а изнутри раздиралась гражданской войной, святитель Ермоген, Патриарх Московского и всея Руси, призвал всех прекратить распри, объединиться перед общей угрозой и собрать ополчение.

Под влиянием речей патриарха в Нижнем Новгороде было сформировано ополчение под руководством князя Димитрия Пожарского и Кузьмы Минина. Вскоре оно начинает двигаться к Москве. В Ярославле к ополчению присоединились казанцы, которые принесли с собой список Казанской иконы Божией Матери. С этого момента Пресвятая Богородица и становится во главе ополчения в качестве духовной руководительницы народа.

Накануне штурма Кремля участники ополчения держали трехдневный пост и молились перед Казанским образом Богородицы. В ночь перед штурмом архиепископу Арсению Элассонскому явился Преподобный Сергий Радонежский. По преданию, он сказал следующее: “Арсений, наши молитвы услышаны; предстательством Богородицы суд Божий об Отечестве преложен на милость; заутра Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена”.

На следующее утро, 22 октября 1612, русские войска штурмом взяли Китай-город, а затем освободили весь Кремль. Три дня спустя ополченцы прошли в Кремль крестным ходом, неся впереди Казанскую икону Божией Матери – главной Заступницы Русской земли.

Именно 22 октября (4 ноября) стал всероссийским днем празднования в честь Казанской иконы Божией Матери с крестным ходом.

Отечественная война 1812 года

В войне 1812 года Пресвятая Богородица стала духовной предводительницей русского народа. Генерал-фельдмаршал Михаил Кутузов молился пред образом Богородицы перед отбытием в действующую русскую армию.

В сражении под Вязьмой 22 октября, в день празднования в честь Казанского образа, русские войска генералов Милорадовича и Платова разгромили арьергард войск французского маршала Даву.

Великая Отечественная война 1941 – 1945

Во время Великой Отечественной чудотворный образ Казанской иконы несли Крестным ходом в осажденном Ленинграде, перед иконой служили молебен в Москве, после чего икона была отвезена в Сталинград. Там где находилась чудотворная икона – враг был разбит.

Чудотворную икону возили на фронт перед важными сражениями.

Похищение иконы

В ночь с 28 на 29 июня 1904 года (по старому стилю) икона Пресвятой Богородицы была похищена из Богородицкого женского монастыря в Казани.

В начале третьего часа ночи одна из послушниц услышала крики о помощи, которые раздавались со стороны колокольни. Кричал сторож монастыря Федор Захаров. Его нашли запертым в подвале собора.

Икона Божьей Матери в дорогой ризе была украдена, а вместе с ней похищены 365 рублей пожертвований.

Преступников удалось задержать по горячим следам. Молодой крестьянин с женой были задержаны в Нижнем Новгороде, куда они попытались скрыться из Казани на пароходе “Ниагара”.

При обыске у них были обнаружены драгоценности и частицы украшений с икон Богородицы и Спасителя. Однако самих икон не нашли. По словам свидетелей, иконы были порублены и сожжены в печке.

Казанский окружной суд приговорил воров к 10 и 12 годам каторжных работ. Сторож храма был оправдан.

До сих пор неизвестно, действительно ли иконы были уничтожены. По некоторым версиям, воры продали икону старообрядцам. Кроме того, воры могли украсть лишь список чудотворной иконы, поскольку на ночь ее убирали с иконостаса и заменяли на поддельную как раз на случай воровства.

В 2005-м патриарх Алексий II передал в Крестовоздвиженский храм бывшего Богородицкого монастыря привезенный из Ватикана Казанский образ Божией Матери, туда, где некогда пребывал оригинал.

О чем молятся Казанской Божьей Матери

Казанскую икону Божьей Матери, прославившуюся чудесами, считают чудотворной.

Именно этой иконой венчают молодых, именно ее вешают у детских кроваток.

Перед Казанской иконой Божьей Матери молятся об исцелении глазных и других болезней, о защите дома от беды и пожара, избавлении от вражеских нашествий, благословении молодоженов, рождении детей, семейном благополучии.

Божьей Матери молятся о помощи в трудные периоды жизни, во время уныния, депрессии или сильного горя.

Кроме того, православные верят, что искренние молитвы к Богородице, которая имеет возможность молить Своего Сына о каждом из людей, точно будут услышаны.

Чудеса Казанской иконы

Есть множество свидетельств об исцелении у Казанской иконы. С древности у чудотворного образа и его списков исцелялись незрячие.

  • В казанский храм пришла женщина со слепым ребенком на руках. Мать долго в слезах молилась перед чудотворным Образом Богородицы о прозрении ребенка. И вдруг, в какой-то момент, младенец начал руками трогать лицо матери. Тогда архиепископ повелел принести яблоко, которое младенец стал тут же хватать. Именно тогда все удостоверились, что ребенок прозрел чудесным образом перед иконой.
  • В Смутное время, 18 августа 1612, в день выступления ополчения к Москве, был отслужен молебен, по окончании которого резко переменился ветер: из сильного встречного стал сильнейшим попутным. Летопись сообщает, что от ветра в спину всадники еле держались в седлах. При сражении у стен Новодевичьего монастыря “крылатые гусары” Европы были разбиты и далеко отброшены от Москвы.
  • В Зимнем дворце произошел взрыв 5 февраля 1880. Из под обломков стали вытаскивать погибших и раненых. Там в солдатной караульной находилась икона Казанской Божией Матери. Оклад и стекло разбились, но икона была найдена без следов повреждения.
  • В Великую отечественную войну в госпитале долгое время лежал раненный солдат Никифор Рудин, которому в живот попала разрывная пуля. Ранение было серьезное, и с каждым днем пациенту становилось все хуже. Перед операцией в больнице служили всенощную службу с Чудотворной иконой Божьей Матери. Солдат попросил медсестру поставить свечку и горячо за него помолиться. После этого произошло чудо — из раны пошли обильные выделения гноя, температура спала, боли стихли. После операции он окончательно исцелился.
  • Пожилая прихожанка Богородицкого женского монастыря пришла в храм помолиться перед операцией – она страдала от врожденного порока сердца. Она искренне молилась Богородице об исцелении. Той же ночью ей во сне явилась Дева Мария – она благословила больную и сказала, что все беды ее закончились. На обследовании выяснилось, что в операции нет необходимости, и женщина за короткое время полностью избавилась от болезни.

Церкви Казанской иконы Божией Матери

Казанский собор на Красной площади
Самый знаменитый Казанский храм построен в первой половине XVIII века при царе Михаиле Федоровиче Романове. Собор много раз перестраивали, но он всегда оставался одним из самых главных храмов Москвы. Здесь хранился чудотворный список Казанской иконы, который перед этим помог народному ополчению во главе с Мининым и Пожарским изгнать поляков из Кремля.

В 1918-м чудотворная икона была украдена, а в 1936-м уничтожен сам храм.

какое-то время на ее месте был общественный туалет.

В 1990-1993 Казанский собор отстроили заново по сохранившимся фотографиям и рисункам.

Казанский собор в Петербурге

Один из символов Петербурга начали строить в 1801-м в присутствии императора Александра I.

Казанский собор стал памятником победы русского народа в войне 1812 года.

В 1932-м храм закрыли, чуть позже здесь открылся музей религии и атеизма. Верующие смогли совершить литургию в соборе лишь в 1991-м.

Главная святыня собора — чудотворная икона Казанской Пресвятой Богородицы.

Казанская церковь в Коломенском

Храм построен в первой половине XVII века.

Главная святыня — икона Божией Матери Державная. Она явилась 15 марта 1917 в подвале Вознесенского храма в Коломенском в день отречения от престола Николая II. В советский период икона хранилась в запасниках Исторического музея. В 1990-м образ передали в Казанскую Церковь в Коломенском.

В храме также есть список с чудотворной иконы Казанской Божией Матери.

Казанская церковь в Казанском монастыре

Это место, где икона Казанской Божией Матери явилась в 1579-м девочке по имени Матрона. Почти сразу был заложен Богородицкий женский монастырь.

При советской власти монастырь был закрыт. Восстановление святыни началось в 1994-м, а сама обитель с 2005-го стала мужской. В наши дни начали заново строить храм в честь Казанской иконы Божией Матери. 21 июля 2016 Патриарх Кирилл освятил место для нового храма.

Перед гробницею святой… К 200-летию со дня смерти М.И. Кутузова

Пушкин здесь, как всегда, показал себя мудрым историком, склонным к патетической аналитике.

Читайте также:  Икона стефаниды дамасской о чем молятся

Он отдал дань Кутузову – герою загадочному, во многом – непонятому.

1813-й год израненный фельдмаршал встретил с лаврами спасителя Отечества. Он сам, быть может, не ожидал столь громкого успеха и переутомление сказалось на ослабевшем здоровье. Разбить Бонапартия в генеральном сражении ему не удалось, но старый полководец сумел перехитрить опасного ворога. Изгнание Французов за пределы Отечества дорого стоило России: за спинами армии дымилась разграбленная, осквернённая Москва. Это именно Кутузов принял решение отдать Москву без генерального сражения – за это его считали и мудрецом, и предателем.

«Умён, умён! Хитёр, хитёр! Его и Де Рибас не обманет!» — говаривал про Кутузова Суворов.

Под Измаилом Кутузов показал себя отважным и волевым генералом. По приказу Суворова он без колебаний пошёл на смерть – и выстоял, стал «правой рукой командующего на левом фланге». Суворов говорил: «Достоинства военные суть: для солдата – отвага, для офицера – смелость, для генерала – доблесть». Кутузов, столь не похожий на своего учителя, с честью прошёл все эти стадии. Его – полководца – упрекали за нерешительность. Во главе армии он действовал не как рубака, скорее – как дипломат и рачительный управленец. Наступательную тактику, исконно присущую русской армии, Кутузов отвергал не только в противостоянии с Наполеоном, который повсеместно считался непобедимым. Но в декабре 1812-го Кутузов получил убедительное преимущество перед скептиками: Великая армия, вторгшаяся в Россию, пропала. Наполеон бежал. Русские войска преследовали изгнанного, отступающего врага. Бросаться опрометью в новую кампанию Кутузов не желал, хотя и осознавал, что Наполеона придётся добивать. Он намеревался сделать это при серьёзном участии немцев и англичан, любивших (а кто из политиков этого не любит?) загребать жар чужими руками. О Британии Кутузов ещё давненько говаривал: «Если завтра этот остров пойдёт ко дну – я и не охну». Он не считал себя гражданином мира, истово служил интересам России, который неизменно понимал на свой лад.
К тому же Кутузов лучше всех понимал, что армии необходима передышка. О здоровье солдат и хлебе насущном для армии он не забывал никогда, а проблемы эти в кампаниях 1812 – 13-го стояли остро.
В прежние годы несколько раз он чудом избежал смерти. Но в прусской Силезии, в последнем походе, его настигла простуда после продолжительной верховой езды.

Кутузов спешил в Дрезден, в столицу Саксонии. Спешил – против своего обычая всё делать неторопливо. В нетерпении он пересел из кареты на лихого коня и поскакал верхом. Сырая весна проявила коварство…

Он не мог продолжать поход и остался в Бунцлау. Лучшие лекаря, присланные королём Прусским и императором Всероссийским, хлопотали вокруг князя Смоленского. Он поглядывал на их старания с горькой усмешкой. В Германии к Кутузову относились восторженно. Неспроста портрет русского фельдмаршала с повязкой на лице можно увидеть в веймарском музее Гёте: в Кутузове видели освободителя. Его агитационные послания к немецким патриотам и впрямь всколыхнули многих. Теперь Германия почтительно сопереживала смертельно больному полководцу. Десять дней провалялся Кутузов в постели.

В письме к жене от 11 апреля фельдмаршал писал: «Я к тебе, мой друг, пишу в первый раз чужою рукою, чему ты удивишься, а может быть и испугаешься, — болезнь такого роду, что в правой руке отнялась чувствительность перстов… Прости, мой друг». Жена действительно была его другом, доверие и понимание сопутствовали их семейной жизни. Самые откровенные мысли он излагал в письмах супруге – случай редкий и по тем временам, и по нашим.

Александр I, никогда не доверявший старому полководцу, всё-таки навестил безнадежно больного Кутузова. Сохранилась такая легенда: склонившись над его ложем, царь спросил:

– Михаил Илларионович, простите ли вы меня?

Подняв тяжелые воспаленные веки, Кутузов тихо произнес:
– Я вам прощаю, государь, но Россия вряд ли простит…

В чём смысл этого диалога? Соратники Кутузова считали, что собеседники припомнили, что царь не раз давил на фельдмаршала, заставлял его принимать неверные решения. В первую очередь припоминали Аустерлиц. Впрочем, легенда есть легенда.

«Закат дней его был прекрасен, подобно закату светила, озарившего в течении своём великолепный день; но нельзя было смотреть без особенного прискорбия, как угасал наш знаменитый вождь, когда во время недугов избавитель России отдавал мне приказания, лёжа в постели, таким слабым голосом, что едва бывало можно расслушать слова его. Однако же его память была очень свежа, и он неоднократно диктовал мне по нескольку страниц безостановочно», — вспоминал адъютант фельдмаршала, замечательный военный писатель А.И.Михайловский-Данилевский.
16 апреля 1813 года сердце великого полководца остановилось.

Армии не сразу сообщили о болезни и смерти Кутузова. Боялись, что горькая весть обескрылит войска в трудном походе.

Оплакивали его искренне. В солдатской песне, сочиненной на смерть Кутузова, сказано о закатившемся солнышке: «Как от нас ли, от солдатушек, отошел наш батюшка, Кутузов-князь. Разрыдалося, слезно всплакало войско русское, христианское! Как не плакать нам, не кручиниться, нет отца у нас, нет Кутузова!». Вспоминалось всё лучшее, связанное с Кутузовым: «А как кланялся он солдатушкам, как показывал седины свои, мы, солдатушки, в один голос все прокричали ура! С нами Бог! и идем в поход, припеваючи». Так вспоминали воины появление Кутузова перед армией в Царевом-Займище, у Старой Смоленской дороги.

О трудностях кампании авторы песни повествовали вполне реалистично: «Ах, и зимушка не знобила нас и бесхлебица не кручинила: только думали, как злодеев гнать из родимые земли русские».
Вот ведь загадка: Кутузова обвиняли в бездеятельности и небезосновательно. Но вот его не стало – и место полководца, по большому счёту, осталось вакантным. Кутузова уважали даже, если ненавидели.
Не стало человека, которого сама Екатерина называла «моим генералом». Не стало старого хитреца, которого Бонапарт называл седым лисом Севера. Он был не столько командующим (хотя и в тактических вопросах опыт Кутузова оставался незаменимым), сколько символом армии. И никто не сумел Кутузова заменить.

Он никогда не был бесспорным авторитетом для генералов, у него навеки сложная репутация. Слишком много спорного, неоднозначного и в повадках, и в поступках Кутузова. А всё-таки равного ему вождя не нашлось. Великое дело – опыт и репутация.

В городе, где скончался великий русский полководец, поставлен обелиск с надписью: «До сих мест князь Кутузов-Смоленский довел победоносные русские войска, но здесь смерть положила предел славным дням его. Он спас Отечество свое и отверз путь к избавлению Европы. Да будет благославенна память героя».

Тело полководца без промедлений забальзамировали для отправки в Россию. Часть останков захоронили на тихом кладбище, в двух километрах от Бунцлау. Сохранилась легенда, что там покоится сердце Кутузова. Это не так. Сердце действительно, по завещанию полководца, поместили в особую колбу. Но она последовала в Петербург вместе с гробом. Есть и такая легенда: лекарь, человек православный, отказался отделять от трупа сердце – и слукавил, оставил сердце на месте, а в колбу поместил нечто другое. Традиция хоронить сердце отдельно – языческая, популярная и среди масонов. Так был похоронен Байрон. Ничего романтического в этом нет, по-моему – блажь, да и только.

Нередко снова и снова приходится слышать: Кутузов вполне осознанно просил похоронить его сердце в Пруссии: «Прах мой пусть отвезут на Родину, а сердце похоронят здесь, у Саксонской дороги, чтобы знали мои солдаты — сыны России, что сердцем я остаюсь с ними».

Легенду проверили в 1930-е годы, во времена правления Кирова в Ленинграде. Вскрыли кутузовский склеп в Казанском соборе. В центре склепа стоял саркофаг. Сдвинули плиту и увидели прах полководца. Тело Кутузова к тому времени уже успело совершенно истлеть. А у головы слева находился старинный серебряный сосуд цилиндрической формы. Загадка!
С большим училием удалось отвернуть крышку. Емкость заполняла какая-то прозрачная жидкость, в которой, как уверяют свидетели эксперимента, можно было рассмотреть хорошо сохранившееся сердце. Оно похоронено в России! Увы, об этом не знали солдаты Красной армии, бойцы Рокоссовского, освобождавшие Болеславец. Их вдохновляла легенда о сердце Кутузова, похороненном в Силезии. Об этом слагались стихи и песни, да и слова, высеченные на монументе, гласят о захороненном здесь сердце.

Эти слова – наша память и о Кутузове, и о героях 1945-го. Простительное, светлое заблуждение. Впрочем, вопрос захоронений Михаила Илларионовича Кутузова таит немало загадок – стоит ли снова и снова ворошить останки?

Пруссия Пруссией, а в Российской империи похороны спасителя Отечества выдались громкими. Когда траурный кортеж прибыл на окраину Петербурга, его встретила возбужденная толпа горожан. Жители столицы выпрягли шестерку лошадей и на собственном горбу докатили коляску с гробом фельдмаршала от Нарвских ворот к Казанскому собору. Недавно отстроенный собор стал символом сопротивления Наполеону, символом победы в войне 1812 года. Символично, что с Кутузовым прощались именно там, там и похоронили…

Два дня длилось прощание петербуржцев с прахом Кутузова. Его похоронили 13 июня 1813 года у западной стены северного придела собора. Над могилой была возведена бронзовая ограда, созданная по проекту А. Воронихина, установлена икона Смоленской Божией Матери и укреплен герб Светлейшего князя Смоленского. Рядом укреплены 5 штандартов и одно знамя, сохранившиеся до наших дней. Позднее над могилой была установлена картина художника Алексеева «Чудо от Казанской иконы Божией Матери в Москве». На ней изображено событие из истории российской воинской славы – освобождение Москвы ополчением под руководством Минина и князя Пожарского в октябре 1612 года с Казанской иконой Божией Матери. Перед этой иконой молился и Кутузов в 1812-м году, и о Пожарском вспоминал он нередко. Ведь у двух спасителей России был общий предок – Василий Беклемишев.

Александр I, смягчившись после смерти старика, в письме к жене Михаила Илларионовича писал о полководце: «Болезненная не для однех вас, но и для всего отечества потеря! …имя и дела его останутся бессмертными. Благодарное отечество не забудет никогда заслуг его. Европа и весь свет не перестанут ему удивляться, и внесут имя его в число знаменитейших полководцев. В честь ему воздвигнется памятник, при котором россиянин, смотря на изваянный образ его, будет гордиться, чужестранец же уважать землю, порождающую толь великих мужей».

Память о Кутузове была окружена почтением, хотя считается, что император по-прежнему относился к полководцу холодновато и не способствовал его всенародной славе. А славы он достоин – солдат, не кланявшийся пулям, удачливый полководец, остроумный собеседник, яркий политический мыслитель. Несомненно – один из мудрых людей своего времени.
В память об Одиссее русского воинства, о мудром политике и бесстрашном офицере сегодня рыдают военные трубы.

Легенда Великой Отечественной: Богоматерь спасла Москву

Тихвинская икона Божией Матери

Издавна Святую Русь оберегали чудотворные иконы Божией Матери – заступницы и молитвенницы за всех православных. Особенно сильно чувствовалась помощь Богородицы в тяжкие для нашей Родины времена. Предания рассказывают о том, как в деле борьбы с завоевателями-татарами московскому князю Дмитрию Донскому помогала икона, принесенная на поле брани донскими казаками. Образ Девы Марии, взятый из Благовещенской церкви городка Сипотина, водрузили на древке как хоругвь, и во все продолжение битвы он пребывал среди русского войска, разрешив исход Куликовской битвы в пользу русичей. В честь этих событий чудесная икона получила название Донской. В 1591 г. она вновь спасла столицу от нашествия войска крымского хана. Владимирская икона Божией Матери оказала большую помощь в спасении Москвы от Тамерлана. Самый страшный и беспощадный властитель Азии развернул свои войска и исчез в степи. В Смутное время Русь оберегала Казанская Божия Матерь, победе в Полтавской битве способствовала Каплуновская икона. Своя легенда связана и с Великой Отечественной войной.

Храм Тихвинской Божией Матери в селе Алексеевском

До сих пор историки и обыватели спорят, был он или нет – воздушный крестный ход, который чудесным образом остановил наступление немцев, стоявших на ближних подступах к Москве. Будто бы по тайному приказу Сталина над городом, окруженным фашистами, поднялся самолет, на борту которого находилась икона Богородицы. В дальнейшем различные варианты легенды присваивают честь спасения Москвы разным образам. Некоторые указывают на чудотворный список с иконы Тихвинской Божией Матери, хранившейся в храме в селе Алексеевском. Другие отводят почетную роль аналогичной иконе, только родом из самого Тихвина либо из Ленинграда. Настойчиво упоминаются также Казанская и Владимирская иконы. Существует также вариант, согласно которому с Тихвинской иконой совершался воздушный крестный ход, а Казанский образ был пронесен по оборонительным позициям.

Ни свидетельств летчика, который мог выполнить этот полет, ни воспоминаний священников, совершавших молебен, не сохранилось. Остается лишь предполагать, что документы, которые могли относиться к событиям декабрьских дней 1941 г., были либо засекречены, либо вовсе отсутствовали как факт. Опубликованы, однако, воспоминания Валентина Георгиевича Владимирова, в те времена охранявшего столичное правительство и жителей города от банд дезертиров и уголовников, наводнивших город. Спустя годы после войны он рассказывал следующее: “Когда я стоял однажды на посту у Боровицких ворот, мимо проехала машина с тремя священниками с бородами и крестами, и лишь позже выяснилось зачем. Через несколько дней самолет “Дуглас” поднялся в воздух с иконой Казанской Божьей Матери и трижды облетел Москву. Затем состоялся крестный ход вдоль оборонительных сооружений. То ли по случайному изменению в погоде, то ли действительно по велению высших сил, но тут же началось резкое похолодание и повалил густой снег”.

Казанская икона Божией Матери

В продолжение чудесных событий Казанская икона посетила Сталинград, где перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовения погибших воинов. Говорят, что лик Богородицы был обращен к нашим войскам на правом берегу Волги и немцы не смогли перейти реку, сколько ни пытались. Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Аналогичные события предшествовали победной Курской танковой битве: перед привезенным на позиции образом Казанской Божией Матери молились все присутствовавшие там советские генералы. Последнее, впрочем, вызывает определенные сомнения – слишком уж сильна была у высших чинов советской армии вера в идеалы марксизма-ленинизма. Однако простые солдаты, сохранившие впитанную еще с молоком матери веру в Бога, часто крестились перед сражением, сопровождая знамение нехитрой молитвой. В этом своеобразном народном православии так тесно уживались несоединимые, кажется, вещи, что часто на передовой можно было слышать и знакомое всем по военным фильмам и хроникам “За Родину! За Сталина!”, и “Спаси и сохрани!”.

Владимирская икона Божией Матери

Не оставляла воинов и Русская Православная Церковь, получившая в 1943 г. значительное послабление от правительства. Кроме молитв в церквях и монастырях, священники выезжали на передовую, чтобы отслужить молебен о ниспослании защиты наших солдат от смерти и даровании им победы. Один из офицеров, принимавших участие в штурме Кенигсберга в 1944 г., вспоминал: “Наши войска уже совсем выдохлись, потери были огромны. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, и с ним священники с иконой. Многие стали шутить: “Вот попов привезли, сейчас они нам помогут. ” Но командующий быстро прекратил эти шуточки, приказал построиться и снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы в недоумении смотрели: куда это они идут во весь рост-то? Их же всех перебьют. Со стороны немцев была такая стрельба – огненная стена! Но они спокойно шли на огонь. И вдруг стрельба оборвалась, как по приказу. Тогда был дан сигнал – и наши войска с суши и с моря начали общий штурм Кенигсберга. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен”.

Как видим, настоящие чудеса во время войны, безусловно, были, однако многих продолжает волновать главное из них – московское чудо с иконой. Историки на этот счет упорно отмалчиваются, да и священники Русской Православной Церкви предпочитают не комментировать это событие однозначно. “Теоретически такое могло быть, но нет никаких доказательств. Насколько я знаю, это мифология. Но дыма без огня в любом случае не бывает”, – сказал “Yтру” пресс-секретарь Нижегородской епархии священник Игорь Пчелинцев. Словом, даже если случится так, что точно откроется – не было чудесного крестного хода, забывать о том, что силу и доблесть наших воинов подкрепляли молитвы Православной Церкви и заступничество Богородицы, конечно, не стоит.

Добавить комментарий