Старообрядческие иконы можно ли молиться

Старообрядческие иконы — описания святых образов

История возникновения староверческих икон берет свое начало с нашумевшей реформы в религии, провести которую решил Патриарх Никон. Это была середина XVII века, когда Русская Православная Церковь была шокирована предстоящими изменениями. Даже то, что реформа не затрагивала вопроса религиозной догматики, а лишь предполагала внесение неких замен во внешней обрядовой стороне богослужения, не остановило процесс, приведший к расколу. Отделение от официальной церкви из-за возникнувших противоречий стало решающим моментом в истории возникновения старообрядческих икон.

Какие иконы именуются старообрядческими

Поскольку старообрядцы полагают, что с момента реформы именно официальная церковь отклонилась от истинной «древлеправославной» веры, а они остались её единственными носителями, то в большинстве своём иконы старообрядческой церкви соответствуют традициям древнерусского письма.

Во многом эта же линия прослеживается и в работах мастеров официальной церкви. Таким образом, под термином «старообрядческие иконы» следует понимать лишь те из них, которые в своём написании разошлись с канонами, установленными в ходе реформы.

Церковная реформа патриарха Никона

В XVI веке церковный раскол начался из-за исправления книг. Реформаторы хотели переделать писания на греческий манер и укрепить таким образом связь с восточными церквями. После того, как патриархом в России избрали митрополита Никона, началась жёсткая борьба со старыми обрядами.

Крещение двумя перстами заменили на троеперстное крещение. Вместо одноголосого пения провозгласили многоголосое партесное. Также в церкви священникам разрешили зачитывать проповеди собственного сочинения. Раньше подобные поступки считались грехом. Однако главные реформы коснулись иконописи. Образы, созданные не по греческим, а по католическим канонам, беспощадно уничтожались.

Реформы носили обязательный характер. Не удивительно, что часть верующих отказалась подчиниться указам патриарха. При этом старообрядцы не себя считали отступниками, а видели предательство в государственных реформах.

Как провозились иконы староверов

Для того, чтобы ввезти подпольные образы в город, требовалось пройти досмотр. Как правило, «мазыки» и «боготаскатели» оформляли документы на небольшую партию новоправленных икон — не более 20 образов. Это отвлекало внимание полицейских.

В повозках они прятали огромные партии нелегальной продукции. Один офеня запросто мог провезти за раз до 200 старообрядческих икон. Иногда количество подпольно изготовленных изображений доходило до нескольких тысяч.

Офени отлично знали рынок сбыта. Например, староверы, которые причисляли себя к «австрийскому священству», ценили иконы «под Новгород». У «поморцев» особенно ценилось «северное» или «строгановское» письмо. Ради сбора обширной информации о предпочтениях покупателей офени проникали во все городские структуры. К тому моменту, когда власти осознавали масштаб проблемы, офени бесследно исчезали.

Школы старообрядческих икон

Характерной чертой икон старообрядцев считается изобилие надписей по краям, на полях. Славятся данные образы и так зваными темными ликами, с едва различимыми контурами, что сливаются с цветом деревянных досок. Также, нельзя не отметить, что в XVIII веке официальная церковь запретила старообрядческие литые иконы, кои были еще одной отличительной чертой староверческих образов, которые отливались из меди или олова, неким образом напоминая современное штампование.

Школы старообрядческой иконы:

  • Ветковская икона.
  • Невьянская икона.
  • Поморская икона (с тундровым позёмом).
  • Сызранская икона.
  • Сибирская икона.

Одной из принятых староверами икон, на которой изображен Иисус Христос, является икона Спас Благое Молчание. Она встречается только лишь у старообрядцев, ведь каноны официальной церкви не принимали и в кой-то мере запрещали отображать Христа в обличии ангела, каким он запечатлен на иконе Благого Молчания, что в свою очередь делиться на Спаса Мокрая Брада и Спаса Ярое Око.

Не менее важным образом в христианской религии остается образ Девы Марии. Не лишены и староверческие иконы обличия Божьей Матери, хотя и с некоторыми отличиями. Наибольшей популярности у старообрядцев приобрела икона Богородица Огневидная. Из-за цветового оформления (яркий красный, оранжевый алые тона) икона получила название «Огневидная». Изображена Пресвятая Дева без Младенца на руках, как это привычно для официальной церкви, и голова Ее повернута в правую сторону.

Выгорецкая (на реке Выг) община в Поморье была одним из первых и, несомненно, самым значительным староверческим поселением. Первоначальный состав общины был преимущественно крестьянским и монашеским (бежавшие с Соловков после их взятия правительственными войсками монахи), однако руководителями её были князья Андрей и Семён Мышецкие-Денисовы.

На Выгу все были грамотными поголовно, отсюда — любовь к текстам, которым на иконе часто отводилось много места. Надписи каллиграфически красивы. Светел «солнечный» колорит образов, охряные с праздничной красно-голубой опушью поля, золотой фон. (Это поздние московские старообрядческие мастерские на рубеже XIX – XX веков освоили иконы сдержанного, а то и совсем тёмного колорита, стилизуя свои работы под покрытые потемневшей олифой дониконовские образцы.).

Лики строгие, взгляд «взыскующий», проникновенный, мощные плави рельефно выступают над светлым красновато-охряным, реже оливковым санкирём. Тщательная проработка деталей, наличие элементов северного пейзажа — заметные особенности поморского письма, оказавшие влияние на иконопись других старообрядческих центров.

Старообрядчество Урала включало разнообразные толки и согласия (от некоторых из них теперь и следов не осталось). В первой трети — середине XVIII века вокруг Невьянского завода сложился иконописный центр, на который оказало влияние не только собственно выгорецкое, но великопоженское и вообще поморское иконописание. Отсюда происходит сложность атрибуции икон периода становления невьянского стиля: некоторые из них могут быть, на наш взгляд, атрибутированными равным образом как «невьянские», так и «поморские».

Существует мнение, что живопись Ветки по сравнению с Невьянском — сниженный уровень. Но это верно лишь отчасти в отношении икон второй половины XIX века (тогда, впрочем, и Невьянск в своей массе сильно изменился в сторону более простого, схематичного и «откровенного» письма).

Действительно, старообрядческие письма органично перерабатывали веяния столичной иконописи, влияние барокко. Ветковская иконопись находилась на уровне эстетических запросов своего времени и была столь популярна, что мастера-староверы получали заказы для официальной церкви. В источниках упоминаются факты обращения никониан в староверские толки исключительно с целью обучиться иконописи, а затем подвизаться в качестве иконописцев официальной религии.

Сближения между Веткой и Уралом, несомненно, объясняются широкими контактами старообрядцев и старообрядческих иконописцев двух регионов. Эти контакты бывали вынужденными, после правительственных «выгонок», то есть разорений Ветки, а бывали и добровольными. Обычно иконописец, переезжая на новое место, подстраивался под местный вкус и манеру. Икона, написанная даже всего лишь по другой прориси с небольшими изменениями, у приверженных букве обряда староверов могла быть воспринята как «нечестная». Но и в этих условиях иконописец со стороны мог привнести в работу что-то своё, привычное.

Особенности старообрядческих икон

В целом же можно говорить о ряде характерных отличий, общих для основной массы икон, принятых у старообрядцев. К ним относится большое количество надписей, сделанных на полях и поверх живописного слоя. Также иконы, выполненные на досках, характеризуются тёмными, порой едва различимыми ликами, будь то старообрядческая икона Божьей Матери, Спаса или какого-нибудь святого.

Кроме того, коренное отличие состоит и в написании аббревиатуры имени Иисуса Христа. Дело в том, что среди прочих требований реформа установила правило написания в нём двух букв “И” – Иисус. Соответственно, такой стала и аббревиатура. На старообрядческих же иконах имя Спасителя всегда пишется по-старому – Исус, а в аббревиатуре ставится одно “И”.

Наконец, нельзя не упомянуть ещё один вид икон, бытующий лишь среди раскольников. Это литые оловянные и медные врезные старообрядческие иконы и кресты, производство которых в официальном православии запрещено.

Рассмотрим некоторые из особо почитаемых старообрядческих образов, старинные старообрядческие иконы:

Спас Благое Молчание

Икона Спас Благое Молчание представляет один из сравнительно поздних, редких и сложных в истолковании иконографических типов Христа. Иконография иконы восходит к фреске московского Успенского собора (15-16 вв.).

Граф А. С. Уваров, в связи с открытием этих фресок в 1882 году, предположил, что образ Спаса Благое Молчание представляет собой особый иконографический сюжет, имеющий близкое отношение к изображению Христа Ангела Великого Совета (основанного на тексте библейских пророчеств (Ис. 9:6; Мал. 3:1) и его толкованиях.

Важным элементом иконографии данной иконы является одеяние Господа. Белые одежды присущи ангелам – как символ их чистоты и бесплотности, возвышенности. Одежды Спаса в иконе «Благое молчание» могут быть интерпретированы и как белый стихарь (левкион) — символ пречистой плоти Христа, его Преображения и Воскресения.

В образе Спаса Благое Молчание раскрывается вся богословская концепция Домостроительства спасения. В нем слиты воедино и черты Предвечного Логоса-Эммануила, и воплотившегося Логоса — Премудрости Божией, и жертвы Христовой — Агнца, и Христа-священника, давшего человечеству возможность соединения с Богом в лоне Церкви и в евхаристической бескровной жертве.

Этот сложный для истолкования, догматически насыщенный иконографический тип, естественно, не мог получить широкого распространения. По-видимому, появление относительно большего числа икон в конце XVIII–XIX веков было связано со средой богословов и книжников, ориентирующихся на древнюю святоотеческую и литургическую традицию, и поэтому нашло распространение в первую очередь в старообрядческих общинах.

Спас Мокрая Брада

Спас Мокрая Брада — образ Спасителя с клинообразной формой бороды и с левым глазом большим, чем правый.

Этот иконографический тип является одним из вариантов Нерукотворного Спаса. Наименование “Мокрая брада” введено русскими иконописцами по клинообразной форме бороды Христа, действительно напоминающей мокрую. Кончик ее острый, прям или загнут на сторону, бывает чуть раздвоен. Этой особенностью отмечены многие изображения древности.

Спас Ярое Око

Спас Ярое Око — образ Спасителя с удлиненной головой, темным ликом без нимба в сине-голубой одежде. Палитра иконы продиктована византийской традицией. Формы носят несколько грузный характер, а выражение лица достаточно сурово. Также икона полна внутренней динамики и силы.

Его иконы вместе с некоторыми другими «спорными» иконографическими сюжетами были запрещены распоряжением Святейшего Синода от 21 мая 1722 года как «противные естеству, истории и самой истине». Старообрядцы продолжали (и до сих пор продолжают) почитатьХристофора-Кинокефала, а запрет «официальной церкви лишь усилил это почитание. Мы видим, что святые образы на старообрядческих иконах могут писаться иначе, чем на православных.

Никола Отвратный

Никола Отвратный — образ Святого Николая с косящими влево зрачками.

Обилие надписей на полях — отличительная черта старообрядческих икон. Образцы старообрядцев обычно характеризуются тёмными ликами. Также старообрядцы зачастую изготовляли медные и оловянные «литые иконы». В XVIII веке официальное православие запретило изготовление подобных икон.

Примеры богородичных икон

Свои характерные особенности имеют и старообрядческие иконы Богородицы. Наиболее распространённая среди них – «Богородица Огневидная». Её отличают от обычных общепринятых изводов (разновидностей) богородичных икон преобладание в общей цветовой гамме огненно-красных и алых тонов, что и послужило причиной её необычного названия. Божья Матерь на ней представлена одна, без Младенца. Её лик всегда обращён в правую сторону.

Значение икон

Сложно дать общую характеристику тому, какое значение несут старообрядческие иконы в общем, ведь это зависит от конкретного образа, изображенного на ней. Например, икона Спаса Ярое Око носит охранительный смысл, а икона Богородицы Огневидной служит защитой от невзгод и бед.

Ошибочным есть мнение тех, кто считает грехом, хранение дома иконы староверов, если сами хозяева не относятся к старообрядцам. На самом деле это не является чем-то «криминальным» и иконы продолжают нести свое значение несмотря на этот фактор «несоответствия».

Помощь староверских икон

Касательно вопроса, как и чем помогают старообрядческие иконы, то ответ мало чем отличается от того «чем помогают православные иконы». Так или иначе иконы не ограничены народностью или временными периодами, поэтому каждая староверческая икона помогает по мере своей предназначенности.

Спрос на древние иконы, породивший индустрию подделок

Подобные заявления послужили причиной тому, что, начиная со второй половины XVII века, старообрядцы начали активно собирать старые «дораскольные» иконы, среди которых особенно ценились работы Андрея Рублёва. Кстати, причиной тому были вовсе не их художественные достоинства, а решение церковного Собора, состоявшегося за сто лет до этого, и принявшего решение считать работы Рублёва образцом для будущих живописцев.

Таким образом, спрос на древние иконы резко возрос, а поскольку они во все времена оставались редкостью, то сразу было налажено массовое производство подделок, выполненных «под старину». Такие старообрядческие иконы назывались «подфурными» и были весьма широко распространены, чему последователи древнего благочестия пытались противодействовать.

Художественные эксперты и создатели новых произведений

Чтобы не стать жертвой обмана ловких дельцов, старообрядцы были вынуждены вникать во все тонкости написания икон. Неудивительно, что именно из их среды вышли первые серьёзные профессионалы-эксперты в области иконографии. Особенно заметна была их роль на рубеже XIX и XX века, когда в российском обществе обозначился широкий интерес к произведениям древней живописи, а соответственно, возросло и производство всякого рода подделок.

Старообрядцы не только старались приобрести старые иконы, но со временем стали производить собственные, выполненные по всем правилам, которые они сами же и установили. С середины XVIII века в наиболее крупных старообрядческих центрах появились собственные иконописные мастерские, в которых, кроме живописных произведений, создавались и медные литые иконы.

Знакомство с единоверием: как мы молимся

Со времен «реформ» патриарха Никона и царя Алексея Михайловича в богослужении, быте и даже мировоззрении православного человека многое изменилось. В порядке вещей нам слышать от наших пастырей, а затем и от вторящих им мирян: «Да какая разница как, лишь бы любовь была да совесть не укоряла…» – и другие вариации на тему исполнения тех или иных церковных правил. Действительно, две главные заповеди Господь наш Иисус Христос вывел в Своих словах: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим» (Мф. 22: 37) и «Возлюби ближнего твоего как самого себя» (Мф. 22: 39). Нет этого – и все наши потуги на религиозной почве превращаются в законничество, лицемерие, фарисейство.

Однако наши благочестивые предки – а до них не менее благочестивые византийцы, наследники трудов святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста и Григория Богослова, – старались воцерковить весь свой быт, всю окружавшую их действительность. Недаром высшие произведения искусства, самые значимые памятники Древней Руси, дошедшие до наших дней, имеют ярко выраженный религиозный характер и прямо связаны c культурой церковной. Архитектура, живопись, литература… Кажется, что Русь была одним сплошным храмом. Не будем идеализировать: в истории нашей страны тех времен случалось много событий, о которых сегодня бывает довольно горько вспоминать, но наличие христианского идеала как жизненного ориентира государства и общества отрицать не приходится.

Кажется, что те благочестивые времена канули в лету и мы живем в том мире и тех условиях, в которых живем… Нет уже в городских храмах длинных богослужений, протяжного ангелоподобного пения, далеко не везде встретишь икону рублевской школы. Но крупицы той старины, того полумонастырского быта сохранились волей Божией и дошли до наших дней в единоверческих (старообрядных) приходах Русской Церкви.

Единоверие зародилось как движение единения старо- и новообрядцев еще в конце XVIII века

Пусть читателя не пугают слова «единоверие», «старообрядные приходы», «православные старообрядцы» и просто «старообрядцы». Речь идет не о представителях какой-то христианской конфессии или, упаси Бог, о раскольниках, а о такой же полноте церковной. Единоверие зародилось как движение единения старо- и новообрядцев еще в конце XVIII века. С той поры в Русской Православной Церкви на равных условиях действуют два обряда при единстве в вере. Как единоверцы свободно посещают новообрядные приходы и принимают в них таинства, так и прихожане обычных православных храмов свободно могут прийти на «древнюю» службу и при желании даже стать членами общины.

Читайте также:  Икона экономисса домостроительница о чем молятся

Единоверцы очень трепетно относятся к богослужению. Решив посетить богослужение в таком храме, вы уже на подступах увидите спешащих к службе прихожан, словно героев кинофильмов о Древней Руси. У мужчин небритые и неподстриженные бороды, одеты они в рубахи-косоворотки навыпуск, перехваченные поясом. Бывает, что и в портах, и в сапогах! Уже в храме многие из них надевают черные кафтаны в пол. На женщинах сарафаны и непрозрачные платки, которые особым образом закалываются под булавку и закрывают грудь и спину. На замужних женщинах под платком повойники – вязаные чепчики, свидетельствующие о супружестве носительницы. В руках у прихожан длинные кожаные (как правило) четки – лестовки – с нашитыми на конце треугольниками.

Если вы собрались к единоверцам и у вас нет специальной богослужебной одежды – не беда. Просто помните главное правило: одежда должна быть неброской и опрятной. Всё как в обычном православном храме. Рукава одежды должны быть длинными, непрозрачными, женщинам нужно быть одетыми в юбку, платок лучше заколоть «под булавку».

Перед входом в храм и войдя в него, единоверцы совершают крестное знамение с тремя поясными поклонами, творя в себе молитву: «Боже, милостив буди ми, грешному! (Поклон.) Создавый мя, Господи, и помилуй мя! (Поклон.) Без числа согреших, Господи, помилуй и прости мя, грешнаго! (Поклон.)». Берут из обычно сложенной при входе стопки специальный молитвенный расшитый коврик – подручник. Позже на него полагают голову и руки, совершая земной поклон, дабы сохранить их в чистоте. Мужчины и женщины встают строго по сторонам: справа и слева соответственно. Лишних хождений по храму лучше избегать. Если до начала службы достаточно времени, можно сесть на лавку у стены.

В единоверческих храмах не используется электрический свет во время богослужения. Пространство церквей освещается лампадами и свечами. Такой полумрак лучше располагает человека к молитве, не отвлекает его взор. Масло в лампадах растительного происхождения, а свечи обязательно восковые. Если захотели поставить свечу – лучше это сделать заблаговременно, до начала службы. В некоторых единоверческих храмах принято перед поставлением свечи совершить три поклона с вышеописанной молитвой «Боже, милостив…», а также помолиться святому, который изображен на иконе.

Перед началом богослужения священник выходит из алтаря, становится перед царскими вратами и совершает «семипоклонный начал». Это специальная молитва, «подготовительная». Она словно настраивает нас внутренне, призывает собраться. Сохранились обычаи совершать эту молитву перед выходом из дома и после возвращения с соборной молитвы, в самых крайних случаях ею заменяют утреннее и вечернее правила. Вот ее слова:

Боже, милостив буди ми, грешному! (Поклон поясной.)

Создавый мя, Господи, и помилуй мя! (Поклон поясной.)

Без числа согреших, Господи, помилуй и прости мя, грешнаго! (Поклон поясной.)

Достойно есть, яко воистину блажити Тя, Богородице, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и Славнейшую воистину Серафим, без истления Бога Слова рождьшую, сущую Богородицу, Тя величаем. (Поклон всегда земной.)

Слава Отцу и Сыну и Святому Духу! (Поклон поясной.)

И ныне и присно и во веки веком, аминь! (Поклон поясной.)

Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, благослови. (Поклон поясной.)

Господи Исусе Христе, Сыне Божии, молитв ради Пречистыя Твоея Матере, силою Честнаго и Животворящаго Креста, и святаго Ангела моего хранителя, и всех ради святых, помилуй и спаси мя грешнаго, яко Благ и Человеколюбец. Аминь. (Поклон земной, без крестного знамения.)

После отпуста «Господи Исусе Христе…» совершается еще три поясных поклона с молитвой «Боже, милостив…».

В храме стоят со сложенными на груди руками: это символизирует сложение крыльев ангелов, предстоящих Престолу Божию

Если вы вдруг пришли в храм к единоверцам позже начала службы, «начал» стоит положить самостоятельно, а затем аккуратно встать на свободное место и приступить к соборной молитве. Здесь же заметим, что прихожане в храме стоят со сложенными на груди руками. По святоотеческим толкованиям, такое положение рук символизирует сложение крыльев ангелов, предстоящих Престолу Божию. А вы, к приятному удивлению для себя, заметите, что долгую службу в этом положении выстоять гораздо проще.

Пусть вас не смущает отличие некоторых слов и окончаний молитвословий. Такими они были повсеместно в Древней Руси до середины XVII века. Например, можете услышать непривычное «…и во веки веком» или «И в Духа Святаго, Господа Истиннаго и Животворящаго…» в Символе веры.

Если попали на всенощное бдение, заметите, что на утрени, на кафизмах, люди сидят, поднимаясь только во время «Славы» совершить крестное знамение. Возможность присесть бывает и в моменты чтения поучений, если они совершаются. Всенощное бдение в единоверческих церквях длинное – может занимать от 4 до 6 часов. Однако многие вновь пришедшие замечали необъяснимую легкость и даже незримую «помощь» в стоянии.

Знаменный «роспев» очень протяжен, аскетичен, неэмоционален и собран

Особо обратим внимание на клирос (по-народному, «крылос»). Клиросов может быть два – правый и левый, но чаще всё же один. Руководит клиросом головщик (регент), в руках у него указка, которой он задает пение, показывает нужные моменты песнопения в книгах, в том числе если слышит, что кто-то сбился. Головщик становится в самом центре клирошан, а они «боевым порядком» выстраиваются вокруг него. В единоверческих церквях за богослужениями звучит знаменное пение – основной тип древнерусского пения, пришедшего на Русь из Византии. Хор поет в один голос, вместо нот звуковые интервалы обозначают причудливые для современника крюки. Даже при взгляде на них неизбежно возникает ощущение соприкосновения с чем-то древним и одновременно вечным. Именно такое – ангелоподобное – пение услышали однажды послы равноапостольного князя Владимира в константинопольском храме. Знаменный «роспев» очень протяжен, аскетичен, неэмоционален и собран. Безусловно, если сравнивать византийское и русское знаменное пение, есть явные отличия. Звук нашего аналога свободный, громкий, исполнение довольно суровое – сказывается национальный, северный колорит. Таковое пение помогает верующим сосредоточиться на молитве.

Особым образом совершается и чтение молитвословий, а также чтений за богослужением Евангелия, Апостола, Шестопсалмия. Называется практика такового чтения погласицей – это некое произношение слов на простой распев. Погласица бывает псаломской, паремийной, апостольской, евангельской, поучений и т.д. При чтении и пении используются переиздания книг XVII века. Бывает, можно увидеть на аналое старинные книги прошлых веков в кожаных переплетах, с пожелтевшими страницами, старинными орнаментами и иллюстрациями. Перед началом чтения каждый чтец, как правило, совершает земной поклон на подручник и, получив благословение от священника, приступает к молитве.

Завершается богослужение так же, как и началось, – семипоклонным началом. После этого священник с амвона говорит проповедь. Затем община следует в трапезную. В некоторых приходах сохранилась замечательная традиция путь в трапезную сопровождать пением тропаря дню или празднику. Перед вкушением пищи все чинно совершают соборную молитву. За трапезой могут читать душеполезные книги, на праздниках принято петь древнерусские духовные стихи. Песня, как известно, душа народа. Она выражает его национальный характер, через свое содержание заставляет его пережить события, в ней отраженные. Именно поэтому и в минуты отдыха петь христианские, а не мирские песни очень важно для единоверцев. Это еще один отголосок былой эпохи и желание «приблизить Царство Божие», всё пространство вокруг себя христианизировать.

Во время собраний единоверцы читают Священное Писание с толкованиями, жития святых, творения святых отцов, другую назидательную литературу.

В силу своей малочисленности прихожане старообрядных церквей тесно общаются между собой. Активно и межприходское взаимодействие. Единоверцы соседних епархий часто совершают визиты друг к другу; бывает, что из разных уголков страны и даже мира приезжают верующие на престольные праздники.

Те сокровища богослужебной жизни и приходского уклада, которые от времен Древней Руси до наших дней пронесли православные старообрядцы (единоверцы), являются общими для всей Русской Церкви. В абсолютно разных храмах и монастырях уже сегодня принимают отдельные элементы церковного благочестия. Кто-то ставит на клиросе знаменное пение, где-то в каноне расписывают храм, иные не используют электрического света за службой. Все инструменты, способствующие лучшему восприятию Бога, более глубокому соприкосновению с Ним, доступны желающим и для келейной молитвы.

Интерес к старому обряду в Церкви растет с каждым годом, привлекая всё больше сторонников жизни по законам Древней Руси. И дай Бог, чтобы интерес этот не угасал, а только креп. И самое главное – неукоснительно помогал всем нам двигаться к спасению души.

Старообрядческие иконы

История возникновения староверческих икон берет свое начало с нашумевшей реформы в религии, провести которую решил Патриарх Никон. Это была середина XVII века, когда Русская Православная Церковь была шокирована предстоящими изменениями. Даже то, что реформа не затрагивала вопроса религиозной догматики, а лишь предполагала внесение неких замен во внешней обрядовой стороне богослужения, не остановило процесс, приведший к расколу. Отделение от официальной церкви из-за возникнувших противоречий стало решающим моментом в истории возникновения старообрядческих икон.

Школы и особенности старообрядческих икон

Староверские иконы в целом разделены на пять крупных школ: Ветковская, Поморская, Навьянская, Сибирская и Сызранская. Так для ветковской школы основным мотивом (от названия) служат цветы, ветви с листьями, часто изображается образ эдемского сада. А вот сибирские иконы славятся своим различием в представлении одних и тех же образов, находя свою особенность в непохожести.

Характерной чертой икон старообрядцев считается изобилие надписей по краям, на полях. Славятся данные образы и так зваными темными ликами, с едва различимыми контурами, что сливаются с цветом деревянных досок. Также, нельзя не отметить, что в XVIII веке официальная церковь запретила старообрядческие литые иконы, кои были еще одной отличительной чертой староверческих образов, которые отливались из меди или олова, неким образом напоминая современное штампование.

Одной из принятых староверами икон, на которой изображен Иисус Христос, является икона Спас Благое Молчание. Она встречается только лишь у старообрядцев, ведь каноны официальной церкви не принимали и в кой-то мере запрещали отображать Христа в обличии ангела, каким он запечатлен на иконе Благого Молчания, что в свою очередь делиться на Спаса Мокрая Брада и Спаса Ярое Око.

Не менее важным образом в христианской религии остается образ Девы Марии. Не лишены и староверческие иконы обличия Божьей Матери, хотя и с некоторыми отличиями. Наибольшей популярности у старообрядцев приобрела икона Богородица Огневидная. Из-за цветового оформления (яркий красный, оранжевый алые тона) икона получила название «Огневидная». Изображена Пресвятая Дева без Младенца на руках, как это привычно для официальной церкви, и голова Ее повернута в правую сторону.

Самой непонятной и не воспринимаемой иконой для православной церкви можно назвать икону мученика Христофора-Псеголовца (Псеглавца).

На данной иконе изображается святой, чья голова – это голова собаки. Официально икона была табуирована 21 мая 1722 года, когда Святейший Синода за «противные естеству, истории и самой истине» запретил несколько икон в числе которых оказалась и эта. Множество старинных икон со Святым Христофором со временем были уничтожены, однако старообрядцы сохранили значительную часть, продолжая чтить Псеголовца даже после запрета.

Икона Никола Отвратный являет образ Николая Чудотворца, косящего влево зрачками. Приблизительно она появилась в конце XVII века, распространившись в староверской среде. Икона Святого далека от православной церкви и была бы ею не принята через использование таких приемов, как крупные глаза, голова неестественных размеров (больше, чем полагается), усиливающие психологическое напряжение при рассмотрении иконы. Значение иконы Никола лежит в самом названии и одним своим изображением отвращает молящегося от греха.

Значение икон

Сложно дать общую характеристику тому, какое значение несут старообрядческие иконы в общем, ведь это зависит от конкретного образа, изображенного на ней. Например, икона Спаса Ярое Око носит охранительный смысл, а икона Богородицы Огневидной служит защитой от невзгод и бед.

Ошибочным есть мнение тех, кто считает грехом, хранение дома иконы староверов, если сами хозяева не относятся к старообрядцам. На самом деле это не является чем-то «криминальным» и иконы продолжают нести свое значение несмотря на этот фактор «несоответствия».

Помощь староверских икон

Касательно вопроса, как и чем помогают старообрядческие иконы, то ответ мало чем отличается от того «чем помогают православные иконы». Так или иначе иконы не ограничены народностью или временными периодами, поэтому каждая староверческая икона помогает по мере своей предназначенности.

Старообрядческие иконы: фото

Начиная разговор о том, чем отличаются старообрядческие иконы от тех, что мы привыкли видеть в наших православных храмах, вернёмся на три с половиной столетия назад, чтобы более ясно представить себе, на фоне каких исторических событий сложился этот весьма редкий в наши дни вид иконописи. В чём состоит феномен старообрядчества и каковы причины его возникновения?

Суть реформы патриарха Никона

Старообрядчество в нашей стране возникло в середине XVII века, став результатом раскола, потрясшего всю Русскую православную церковь. Причиной этому послужила реформа, осуществлённая патриархом Никоном. Суть её сводилась к тому, что с целью устранения многочисленных отступлений от первоначального, пришедшего на Русь из Византии порядка богослужения, предписывалось заново перевести с греческого языка церковные книги, а на основании их внести соответствующие изменения в литургическое чинопоследование.

Кроме того, реформа затронула и внешние обрядовые формы, заменив, в частности, привычное двуперстие, принятое при осенении крестным знамением, на троеперстие, сохранившееся до наших дней. Были внесены также изменения и в каноны, предусматривавшие порядок написания икон.

Народный протест, завершившийся расколом

Эта реформа, рациональная по своей сути, но проведённая в жизнь поспешно и непродуманно, вызвала крайне негативную реакцию в народе. Значительная часть населения отказалась принять нововведения и подчиниться церковным властям. Конфликт усугубился тем, что реформа проводилась под покровительством царя Алексея Михайловича, и все её противники были обвинены в неповиновении государю, что придало делу политическую окраску. Они стали именоваться раскольниками и подвергаться преследованию.

В результате в России образовалось самостоятельное религиозное движение, отколовшееся от официальной церкви и получившее название старообрядчество, поскольку его последователи продолжали во всём придерживаться дореформенных канонов и правил. Сохранилось оно и до наших дней, преобразовавшись в Русскую единоверческую церковь.

Читайте также:  Как надо молиться у иконы нечаянная радость

Какие иконы именуются старообрядческими?

Поскольку старообрядцы полагают, что с момента реформы именно официальная церковь отклонилась от истинной «древлеправославной» веры, а они остались её единственными носителями, то в большинстве своём иконы старообрядческой церкви соответствуют традициям древнерусского письма.

Во многом эта же линия прослеживается и в работах мастеров официальной церкви. Таким образом, под термином «старообрядческие иконы» следует понимать лишь те из них, которые в своём написании разошлись с канонами, установленными в ходе реформы.

Иконы Спасителя, принятые у старообрядцев

Наиболее характерной в этом отношении является икона, именуемая “Спас Благое Молчание”. На ней изображён Иисус Христос в образе ангела, увенчанного восьмиконечной короной Бога Отца и облачённого в царский хитон. Своё название она получила благодаря соответствующим нанесённым на неё надписям.

Такая икона встречается исключительно в среде старообрядцев, так как каноны официальной церкви запрещают изображать Христа – Творца вселенной – в виде тварного, то есть сотворённого им же существа, каковым является ангел. Как известно из Священного Писания, Господь создал весь видимый и невидимый мир, включивший в себя как ангельский чин, так и духов тьмы.

Кроме того, к запрещённым официальной церковью, но распространённым в среде старообрядцев, относятся ещё два изображения – «Спас Мокрая Борода» и «Спас Ярое Око». На первом из них Христос представлен с бородой клинообразной формы и левым глазом, большим чем правый, а также клиновидной бородой. На второй иконе Он написан без нимба, что полностью противоречит принятым нормам, а также с удлинённой головой и тёмным, слабо различимым ликом.

Примеры богородичных икон и изображений святых

Свои характерные особенности имеют и старообрядческие иконы Богородицы. Наиболее распространённая среди них – «Богородица Огневидная». Её отличают от обычных общепринятых изводов (разновидностей) богородичных икон преобладание в общей цветовой гамме огненно-красных и алых тонов, что и послужило причиной её необычного названия. Божья Матерь на ней представлена одна, без Младенца. Её лик всегда обращён в правую сторону.

Иконы старообрядческих святых также бывают подчас достаточно своеобразны и спорны. Некоторые из них порой способны вызвать недоумение у случайного зрителя. К ним, в частности, относится икона мученика Христофора-Псеголовца. На ней святой изображён с собачьей головой. Опуская аргументацию подобной трактовки образа, отметим лишь, что эта икона вместе с некоторыми другими подобными сюжетами была запрещена особым указом Святейшего синода в декабре 1722 года.

Особое место занимают также старообрядческие иконы с изображением наиболее известных в прошлом деятелей религиозного раскола, почитаемых в качестве святых, но не признаваемых официальной церковью. Это, в первую очередь, лидер старообрядческого движения протопоп Аввакум, казнённый за свою деятельность в 1682 году, фанатичная приверженица древнего благочестия боярыня Феодосия Морозова, а также основатель Выговской беспоповской общины Андрей Денисов. Старообрядческие иконы, фото которых представлены в статье, помогут зрительно представить характерные особенности этой разновидности церковной живописи.

Общие характерные особенности старообрядческих икон

В целом же можно говорить о ряде характерных отличий, общих для основной массы икон, принятых у старообрядцев. К ним относится большое количество надписей, сделанных на полях и поверх живописного слоя. Также иконы, выполненные на досках, характеризуются тёмными, порой едва различимыми ликами, будь то старообрядческая икона Божьей Матери, Спаса или какого-нибудь святого.

Но и этим вопрос не исчерпывается. Есть и ещё одна важная особенность, по которой можно без труда узнать старообрядческие иконы. Отличие их от официальных часто выражается в том, что святые изображаются держащими руку в двуперстном сложении.

Кроме того, коренное отличие состоит и в написании аббревиатуры имени Иисуса Христа. Дело в том, что среди прочих требований реформа установила правило написания в нём двух букв “И” – Иисус. Соответственно, такой стала и аббревиатура. На старообрядческих же иконах имя Спасителя всегда пишется по-старому – Исус, а в аббревиатуре ставится одно “И”.

Наконец, нельзя не упомянуть ещё один вид икон, бытующий лишь среди раскольников. Это литые оловянные и медные врезные старообрядческие иконы и кресты, производство которых в официальном православии запрещено.

Неприятие новых «безблагодатных» икон

Среди прочих аспектов церковной жизни реформа патриарха Никона затронула и стиль написания икон. Ещё в предшествовавшие ей века русская иконография ощущала на себе сильное влияние западноевропейской живописи, получившее дальнейшее развитие в середине XVII века. Согласно правилам, введённым с принятием реформы, в иконах утвердился более реалистичный стиль, сменивший собой бытовавшие ранее условность и символизм.

Это вызвало активный протест со стороны лидеров старообрядчества, призывавших игнорировать эти кощунственные, с их точки зрения, новоделы. В связи с этим известны полемические сочинения протопопа Аввакума, резко критиковавшего недопустимое «живоподобие» в новых образцах церковной живописи и объявившего такие иконы безблагодатными.

Спрос на древние иконы, породивший индустрию подделок

Подобные заявления послужили причиной тому, что, начиная со второй половины XVII века, старообрядцы начали активно собирать старые «дораскольные» иконы, среди которых особенно ценились работы Андрея Рублёва. Кстати, причиной тому были вовсе не их художественные достоинства, а решение церковного Собора, состоявшегося за сто лет до этого, и принявшего решение считать работы Рублёва образцом для будущих живописцев.

Таким образом, спрос на древние иконы резко возрос, а поскольку они во все времена оставались редкостью, то сразу было налажено массовое производство подделок, выполненных «под старину». Такие старообрядческие иконы назывались «подфурными» и были весьма широко распространены, чему последователи древнего благочестия пытались противодействовать.

Художественные эксперты и создатели новых произведений

Чтобы не стать жертвой обмана ловких дельцов, старообрядцы были вынуждены вникать во все тонкости написания икон. Неудивительно, что именно из их среды вышли первые серьёзные профессионалы-эксперты в области иконографии. Особенно заметна была их роль на рубеже XIX и XX века, когда в российском обществе обозначился широкий интерес к произведениям древней живописи, а соответственно, возросло и производство всякого рода подделок.

Старообрядцы не только старались приобрести старые иконы, но со временем стали производить собственные, выполненные по всем правилам, которые они сами же и установили. С середины XVIII века в наиболее крупных старообрядческих центрах появились собственные иконописные мастерские, в которых, кроме живописных произведений, создавались и медные литые иконы.

Старообрядческие иконы можно ли молиться

Войти

«Я НИКОГДА НЕ ВИДЕЛ СМИРЕННЫХ „СТАРООБРЯДЦЕВ“»

Межсоборное присутствие (учрежденный в 2009 году совещательный орган, содействующий высшей церковной власти в подготовке решений, касающихся наиболее важных вопросов внутренней жизни и внешней деятельности Церкви) разработало проект документа «О дальнейших мерах по уврачеванию последствий церковного разделения XVII века», т. е. так называемого «старообрядческого» раскола. В середине сентября он был разослан по всем епархиям РПЦ МП и опубликован на ряде интернет-сайтов с целью дискуссии. В проекте сказано: «Архиерейский Собор, призывая все еще находящихся в разделении братьев возвратиться к общению и желая способствовать развитию процесса воссоединения, признает необходимость уточнения норм, действующих в случаях присоединения старообрядцев к Церкви».

Далее предлагается утвердить в качестве церковных норм, в числе прочих, следующие положения:

– о приеме «старообрядцев» в Церковь только через Миропомазание, отредактировав при этом чин воссоединения с учетом современных церковных постановлений (согласно которым наложенные на раскольников в XVII веке клятвы считаются «яко не бывшими»);

– о разрешении воссоединенным «старообрядцам» поминать в церковных молитвах своих сродников, умерших вне общения с Церковью, т. е. раскольников;

– о признании «состоящими в монашестве старообрядцев, принесших монашеские обеты до присоединения их к Русской Православной Церкви»;

– о том, что «при присоединении к Русской Православной Церкви семейных пар, вступивших в брак в старообрядческих согласиях, совершение над ними Последования Венчания не является обязательным»;

– о необходимости «епархиальным и викарным архиереям тех епархий Русской Православной Церкви, где имеются старообрядные (единоверческие) приходы, активнее участвовать в богослужебной жизни таковых».

Мы попросили прокомментировать эти положения, предложенные для обсуждения всей церковной полноте, иерея Георгия Правдолюбова, клирика Ивановской митрополии РПЦ МП.

– Если «старообрядцы» приходят в Православие, отбрасывая все свои «бредни», как говорил преподобный Серафим Саровский, – я согласен их принимать, по канонам, по уставам церковным. Но, если они останутся при своем мнении, что они «нечто», что у них спасающая вера и правильные древние обряды, это, конечно, будет совершенно неправильно.

«Старообрядцы» говорят, что преподобный Серафим сам был «старообрядцем». Но это ложь. Чтобы оправдать свой раскол, они клевещут на святых. А Батюшка, наоборот, увещевал раскольников принимать Православие, любить Православную Церковь.

Сейчас я открою репринтное издание 1903 года «Летописи Серафимо-Дивеевского монастыря» митрополита Серафима (Чичагова) и зачитаю Вам, что тут написано: «Однажды пришли к нему четыре человека из ревнителей старообрядчества, жители села Павлова Горбатовского уезда, спросить о двуперстном сложении, с удостоверением истинности старческого ответа каким-нибудь чудом или знамением. Только что переступили они за порог кельи, не успели еще сказать своих помыслов, как старец подошел к ним, взял первого из них за правую руку, сложил персты в трехперстное сложение по чину Православной Церкви и, таким образом крестя его, держал следующую речь: „Вот христианское сложение креста! Так молитесь и прочим скажите. Сие сложение предано от Святых Апостолов: сложение двуперстное противно святым уставам. Прошу и молю вас, ходите в Церковь Греко-Российскую: она во всей славе и силе Божией! Как корабль, имеющий многие снасти, паруса и великое кормило, она управляется Святым Духом. Добрые кормчие ее – учителя Церкви, архипастыри – суть преемники Апостольские. А ваша часовня подобна маленькой лодке, не имеющей кормила и весел; она причалена вервием к кораблю нашей Церкви, плывет за ней, наливаемая волнами, и непременно потонула бы, если бы не была привязана к кораблю“.

В другое время пришел к нему один старообрядец и спросил: „Скажи, старец Божий, какая вера лучше: нынешняя церковная или старая?“ „Оставь свои бредни, – отвечал отец Серафим, – жизнь наша есть море, Святая Православная Церковь наша – корабль, а Кормчий – Сам Спаситель. Если с Таким Кормчим люди, по своей греховной слабости, с трудом переплывают море житейское и не все спасаются от потопления, то куда же стремишься ты со своим ботиком и на чем утверждаешь свою надежду – спастись без Кормчего?“

Однажды зимою привезли на санях больную женщину к монастырской келье отца Серафима и о сем доложили ему. Несмотря на множество народа, толпившегося в сенях, отец Серафим просил принести ее к себе. Больная вся была скорчена, коленки сведены к груди. Ее внесли в жилище старца и положили на пол. Отец Серафим запер дверь и спросил ее: „Откуда ты, матушка?“ – „Из Владимирской губернии“. – „Давно ли ты больна?“ – „Три года с половиной“. – „Какая же причина твоей болезни?“ – „Я была прежде, батюшка, Православной веры, но меня отдали замуж за старообрядца. Я долго не склонялась к ихней вере – и все была здорова. Наконец они меня уговорили: я переменила крест на двуперстие и в церковь ходить не стала. После того вечером пошла я раз по домашним делам во двор; там одно животное показалось мне огненным, даже опалило меня; я в испуге упала, меня начало ломать и корчить. Прошло немало времени. Домашние хватились, искали меня, вышли на двор и нашли – я лежала. Они внесли меня в комнату. С тех пор я хвораю“. „Понимаю. – отвечал старец. – А веруешь ли ты опять в Святую Православную Церковь?“ „Верую теперь опять, батюшка“, – отвечала больная.
Тогда отец Серафим сложил по православному персты, положил на себе крест и сказал: „Перекрестись вот так во имя Святой Троицы“. „Батюшка, рада бы, – отвечала больная, – да руками не владею“.

Отец Серафим взял из лампады у Божией Матери „Умиления“ елея и помазал грудь и руки больной. Вдруг ее стало расправлять, даже суставы затрещали, и она тут же получила совершенное здоровье.

Народ, стоявший в сенях, увидев чудо, разглашал по всему монастырю и особенно в гостинице, что отец Серафим исцелил больную.

Когда это событие кончилось, то пришла к отцу Серафиму одна из дивеевских сестер. Отец Серафим сказал ей: „Это, матушка, не Серафим убогий исцелил ее, а Царица Небесная“. Потом спросил ее: „Нет ли у тебя, матушка, в роду таких, которые в церковь не ходят?“ „Таких нет, батюшка, – отвечала сестра, – а двуперстным крестом молятся мои родители и родные все“. „Попроси их от моего имени, – сказал отец Серафим, – чтобы они слагали персты во имя Святой Троицы“. „Я им, батюшка, говорила о сем много раз, да не слушают“. „Послушают, попроси от моего имени. Начни с твоего брата, который меня любит: он первый согласится. А были ли у тебя из умерших родные, которые молились двуперстным крестом?“ „К прискорбию, у нас в роду все так молились“.

„Хоть и добродетельные были люди, – заметил отец Серафим, пораздумавши, – а будут связаны: Святая Православная Церковь не принимает этого креста. А знаешь ли ты их могилы?“ Сестра назвала могилы тех, которых знала, где погребены. „Сходи ты, матушка, на их могилы, положи по три поклона и молись Господу, чтобы Он разрешил их в вечности“. Сестра так и сделала. Сказала и живым, чтобы они приняли православное сложение перстов во имя Святой Троицы, и они точно послушались голоса отца Серафима: ибо знали, что он угодник Божий и разумеет тайны святой Христовой веры».

– Думается, последнее свидетельство прямо обличает неправоту призывов к православным архиереям активнее участвовать в жизни «старообрядных» приходов, чем признается якобы «равночестность» раскольнических обрядов. Как известно, так называемое единоверчество было создано как снисхождение к немощам «старообрядцев». Сегодня же нам предлагают принять их обряды как равные нашим, традиционным.

Батюшка, а каково Ваше мнение по поводу «старообрядческого» «крещения», «венчания», «монашества» и насчет поминовения – можно ли в Церкви поминать «старообрядцев», умерших вне общения с нею?

– У «старообрядцев» прервалась апостольская преемственность, поэтому очень опасно считать их «таинства» и обряды что-то значащими, благодатными. «Старообрядчество» – это раскол. Они говорят: «Никон, Никон раскол учинил…» Простите, но Патриарх Никон – это святой человек. А они клевещут на него, и печально, что некоторые православные это подхватывают. Это страшное заблуждение.

Все идет к объединению. Мир готовят к принятию единой мировой религии и единого мирового правителя, который одновременно будет и главой всех религиозных организаций, – антихриста. Да, мы, чада Православной Церкви, рады принять всех, но только в Православном вероисповедании, в лоне Православной Церкви. Пожалуйста, пусть присоединяются к Православию, отрекаются от своей ложной «старообрядческой» раскольнической веры, и тогда Церковь их примет. И крестит, и миропомажет, и венчает, и рукоположит. А потом они могут молиться о своих родственниках, просить: «Прости их, Господи, и помилуй». Раскол без покаяния не прощается и не смывается даже мученической кровью, любой раскол. А умершие вне Церкви «старообрядцы» пребывали в расколе, поэтому их нельзя поминать в православном храме, можно молиться за них только дома, келейно.

Читайте также:  О чем молятся иконе семистолпная

Я никогда не видел смиренных «старообрядцев», они всегда гордые, напыщенные. Протопоп Аввакум, например, мог позволить себе во время службы бросить фелонь Патриарху в лицо, выругаться на Царя Алексия Михайловича нецензурной бранью. Кроме того «старообрядцы» материально помогали бунтовщику Пугачеву, который осквернял храмы, уничтожал антиминсы. Они хлебом-солью встречали Наполеона, когда тот входил в Москву. А наших Царей называли «антихристами». И они еще требуют, чтобы мы принесли «покаяние»!

Они хотят, чтобы и от нас отошла благодать Духа Святаго. Православие – последний оплот, который сдерживает натиск сатанинский, пришествие антихристово. Известны слова Бжезинского: «Наш враг – это Православие. Мы с ним покончим, потом покончим и с Россией». Так говорил и Феликс Юсупов о мученике Григории Распутине: «Пока жив Распутин, мы не сможем покончить с Царской Семьей. Надо срочно убрать его». А пока в Православии Дух Святый – Кормчий, то сложно с такой Церковью покончить и уничтожить Россию. Вот они и стараются, чтобы Дух Святый отошел от нашей Церкви. Это самое главное, чего они сейчас добиваются.

Поэтому ни в коем случае нельзя предавать Православную веру, отступать от нее. Нам дарована эта жемчужина – мы должны ценить ее и дорожить ею. Если иноверцы, еретики и раскольники хотят присоединиться к православным, – то только путем покаяния. Это правильно, а в противном случае будет беда. Нас Господь милует за что? За Православие. Мы не подвижники, у нас подвигов никаких нет. Так что – только за стояние в Православии!

Сейчас, в наше время, нам надо не смотреть на архиереев, что они говорят, а хранить то, чему мы научены прежде, например, от старцев. Я встречал старцев в своей жизни, беседовал с ними, видел этот дух ревности, и мне не надо никаких новшеств, никаких учений «богословских». Читаю Евангелие, Псалтирь, Отцов Церкви, жития святых – там все сказано.

«Старообрядцы» – это, конечно, прежде всего гордыня. Повторюсь, я не видел ни одного смиренного «старообрядца». Они говорят: «Нет такого священника, который мог бы совершить Литургию». Как же так? Конечно, мы недостойны, но со своим недостоинством мы ее служим. Господь принимает нас за смирение, осознание своих немощей, сокрушение сердечное. А они не служат, не причащаются. Как такое может быть? Это безпоповцы. А есть такие, которые принимают православных священников, лишенных сана, под запретом находящихся, ушедших из Церкви. Разве это допустимо? Преподобный отец наш, батюшка Серафим Саровский, все сказал о «старообрядчестве». Зачем нам что-то еще выдумывать? Ни в коем случае нам не надо входить в общение со «старообрядцами». Только после их покаяния! Они борются с благодатью Духа Святаго, пребывающей в нашей Православной Церкви, которую мы чувствуем на каждой Литургии, на каждом молебне, панихиде, отпевании. Если бы ее не было, мы бы ощущали это, не хотели бы служить. А так нас тянет служить, влечет к служению Богу.

– Спаси Господи, батюшка! А что Вы думаете по поводу распространенных ныне оправданий этих весьма странных с канонической точки зрения мер, направленных на соединение со «старообрядцами»: «Проявим любовь, они нам братья, не иноверцы, у нас незначительные расхождения, давайте не будем судить их строго…» и т. д.?

– В чем заключается любовь? Если их нужно накормить – накормим, напоить – напоим, одеть – оденем. Мы окажем любовь им обязательно, мы их выслушаем, удовлетворим их нужды, а потом скажем свое слово – православное: «Покайтесь и присоединитесь к Православию». А «любовь», которую нам предлагают проявить, – это все от лукавого. Накормить мы их накормим, но молиться с ними не будем. Они не так молятся. Когда они совершают полиелей или литию, они протопопа Аввакума поминают. А кто он такой, можно понять по его высказываниям, например, о Святой Троице: «Трисущную Тройцу несекомую секи по равенству, – небось! – едино на три существа, тожде единства и образы три равны». В другом месте он писал: «На Небе Три Царя сидят на трех престолах, а одесную их Иисус Христос». С точки зрения православного вероучения, это многобожие и несторианская ересь.

Можно много говорить… Я знал одну «ревнительницу», которая хотела то к последователям бывшего епископа Диомида перейти, то еще куда-то. И ушла в итоге к «старообрядцам». А дух у нее изначально несмиренный был, не Божий, она пыталась всех учить, даже батюшек. Это беда, враг начинает таких нести, и занес ее в эти дебри. Она там «покаялась», приняла «крещение». Старообрядцы же требуют «покаяния» от чад Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Они до сих пор считают, что мы – еретики, мы – не Церковь. Какая может быть с ними дружба? Кого нас заставляют принимать в свою Церковь? На духовном уровне не может быть с ними ничего общего, с точки зрения Православного христианства. А на уровне житейском – помочь, накормить, напоить, как Господь велел, – конечно, пожалуйста.

– Получается, если данный проект документа утвердят на Архиерейском Соборе, то бывшие «старообрядцы», придя в православный храм, смогут подавать записки о упокоении того же протопопа Аввакума и православные священники обязаны будут за него молиться?

– «Старообрядцы» будут делать свое дело: осквернять храмы Божии, творить беззакония, может быть, даже в душе тайно молиться ему, призывать этого протопопа Аввакума.

Но наше дело иное: надо Святейшего Патриарха Никона прославлять в лике святых. Есть православные, которые почитают Сталина чуть ли не как великого спасителя России, а Патриарха Никона поносят. А надо бы его прославить, это было бы большое дело для Русской Православной Церкви и России. Еще Патриарх Алексий говорил, что Патриарх Никон – человек святой жизни. И у меня нет сомнений: он святой, который претерпел много скорбей от «старообрядцев», от архиереев и бояр того времени. Это светильник Божий.

Сейчас некоторые патриоты-монархисты вроде пишут хорошие стихи о Царе-батюшке Николае II, о России, но при этом сами крестятся двуперстием, хотя раньше крестились правильно. Так их враг подлавливает. Нужно, чтобы смирение было у человека, чтобы он никак не мог заразиться тщеславием. Современные поэты, поэтессы болеют этим, но не замечают, считая себя духовно здоровыми. Бес уводит таких людей от истины, и вернуться к ней бывает непросто. Начинаешь подсказывать такому заблудшему – он обижается. Сложно, когда человек противится лечению, хочет быть больным, а мнит себя здоровым. Святитель Игнатий говорил, что, если ты считаешь, что ты не в прелести, значит ты в глубокой прелести. Потому что мы все люди грешные, падкие на грех, страстные, и нельзя сказать, что мы не в прелести.

Но надо хранить веру Православную в чистоте. Нам Господь дал ее, мы должны ее беречь от всяких ересей и «старообрядцев». Не надо просто так звать и пускать всех в ограду Православной Церкви, но только через покаяние и соответствующие Таинства церковные! Пусть «старообрядцы» покаются, и они сами почувствуют, что у них началась новая жизнь, потому что Дух Святый коснется их сердец.

– Странно еще, что на протяжении веков, начиная с момента возникновения «старообрядческого» раскола, все православные святые, архиереи, священство, верующие считали «старообрядцев» раскольниками, литературу противораскольническую издавали, занимались их обращением… А в 1971 году на Поместном Соборе вдруг якобы сняли ранее соборно наложенные на них клятвы: «Все хорошо, давайте, присоединяйтесь»…

– Для чего раскольник-«старообрядец» идет в православный храм? Ради покаяния? Тогда иди, конечно. А если для того чтобы в наших храмах молиться по своим искаженным раскольническим обрядам, искушать верующих – то зачем это нужно? Нельзя православным молиться со «старообрядцами». Нельзя ни в коем случае нам сеять этот дух, враждебный Православию. Их можно принимать только после покаяния. И другого мнения быть не может. Некоторые богословы возмутятся: «Как это так! Это не по любви!» Но у них не любовь, а человекоугодничество. Им тоже стоит задуматься, зачем они все это делают. Они же таким образом участвуют в объединении всех религий, в подготовке воцарения антихриста!

Я знаю, что вот так совершается служба, вот так ее надо править, есть у нас Требник, и по-другому я не хочу. У меня некоторые батюшки интересуются: «Ты как совершаешь Елеосвящение?» Отвечаю: «Семь раз помазываю». – «А знаешь, надо помазывать в начале и в конце». Или, там, три раза помазывать. – «Почему?» – «Ну, Синод так решил». – «Я не знаю, как Синод там решил, но у меня в Требнике четко написано: семь раз читается Евангелие, семь раз читаются молитвы, семь раз помазываем людей. Зачем что-то изобретать новое?!» И раз – батюшки по-другому уже на меня смотрят, сменяется у них улыбка на лице недоброжелательным выражением. Но я так научен старцем, Церковью. Иначе никак не могу, поверьте, – кто бы там ни благословлял, даже если Ангел с неба сойдет и благословит по-другому (ср.: Гал. 1, 8).

Когда мы будем служить, как нам Святые Отцы заповедали, по уставу, по канонам, мы не согрешим. Пусть нас ругают, запрещают, – наше дело правое. Есть совесть у священника, каждый должен жить по совести. И все управится.

Нам, православным, сдаваться нельзя. Надо служить, не сокращать и не переделывать службы. А то говорят, что, мол, «люди устали». Наоборот, когда служба совершается полностью, чувствуешь себя лучше, благодать Божия касается тебя, и ты идешь из храма духовно укрепленным, особенно после Всенощного бдения, которое длится у нас, например, четыре часа. Так что не надо ничего сокращать: ни отпевание, ни Крещение, не говоря уже о Литургии. Все мы должны совершать, как положено. И Господь нас никогда не оставит: ни священника, ни приход, ни монастырь, ни район, ни область, ни тем более нашу Матушку-Россию.

Святые Отцы так говорят: истина одна, а ложь многообразна. И если мы примем ложь за истину, то встанем на путь предательства. Но где, в чем истина? В Евангелии, в Соборах Святых Отцов, в церковных канонах. Если мы будем держаться этого, никогда не заблудимся – Бог не попустит, потому что мы Ему верны. А нынешние эксперименты: «Да это можно убрать, это поменять, это сократить – Бог простит…» Кто вам сказал такое, что Бог простит? Наши немощи – да, я согласен. Но то, что касается Церкви Христовой, в которую пытаются внести новшества, этого Господь не простит никогда.

mu_pankratov

Падает снег, каждая снежинка на своем месте.

Хочу подборочку сделать из святых старообрядческой Церкви (РПСЦ) Белокриницкой иерархии, канонизированных после 1666 года.
А то частенько от новообрядцев слышишь вопрос- ” Ну ладно дораскольные святые, а после? Вон у нас сколько канонизировали! А у вас?”
Может большое количество святых в РПЦ и хорошо, особенно много пострадавших от большевиков. но хочу напомнить, что и у нас сильно пострадали от советской власти, но сколько умучено християн никонианами и в сравнение не идет. И для понимания исторической ситуации- когда последнего древлеправославного епископа Павла Коломенского сожгли, то через какое то время, все попы умерли или были убиты, а ставить священство стало не кому, то длительное время, просто напросто не кому было и канонизировать святых. пока не восстановилась Белокриницкая Иерархия в середине 19 века.
Мне всегда интересно, как ощущают себя- единоверцы? Как можно молиться святому, принадлежа к сообществу, которое его же и сожгло или замучило. или что они делают, когда читается акафист, например- Дмитрию Ростовскому (Туптало). фигу чтоль в кармане держат?

Список пока не полный (будет обновляться), постараюсь по каждому святому, добавить иконы и ссылки на житие. Начнем конечно же с.

святитель Павел, епископ Коломенский, умученный Никоном.
Прп. Спиридон (Потёмкин), архим. Покровскаго монастыря, исповедника XVII века (+1665)
свящмч. Феодор,
свящмуч. Лазарь,
священномученица и исповедница Феодора
(боярыня Морозова),
святой исповедник Даниил, протопоп в Костроме, умученный Никоном,
святые мученики и исповедники Феодор и Лука,
преподобный Евфимий Архангелогородский,
святой преподобномученик Епифаний,

Священномученик и исповедник Никита Суздальский,
Собор Соловецких Мучеников,
Собор Ветковских святых
(среди них один из величайших послераскольных подвижников
преподобный Лаврентий Ветковский),
Собор Керженских Святых,
св. Софроний Керженский, на чьей могиле вот уже много веков происходят исцеления,
св. Александр Керженский,
святитель Амвросий Белокринницкий
,
святые Аркадий и Константин Шамарские, чьи могилы почитатются святыми, а источник бьющий около этих могил – целебным. Их мощи до захоронения в 1927 году были нетленными и к ним стекались множество людей. Захоронены мощи были для того, что бы они не были осквернены большевиками. Частицы мощей храняться до сих пор во многих общинах староверов и по молитвам святых Аркадий и Константина происходят множество исцелений.
священномученик Алимпий, епископ Тулчинский,
святой исповедник Аркадий, архиепископ Славский,
священномученик Арсений, епископ Минусинский и Урянхайский, замученный большевиками
священномученик Игнатий священник, умученный большвиками,
священномученик Викентий, епископ Кавказский, умученный большевиками,
священномучени Рафаил, епископ Киевско-Винницкий, умученный большевиками,
Святые персидкие мученики и исповедники Дада, Гаведдай, Гаркал и Каздоя, чьи нетленные мощи были обнаружены старообрядцами на Кавказе,
святой Виктор, епископ Уральский, сподобивший под конец жизни дара исцеления и пророчества,
святой исповедник Геннадий, епископ Пермский, проведший 20 лет в царской тюрьме,
святитель Иов Кавказский, мощи были обретены нетленными, однако по приказу СИНОДА были сожжены,
святой преподобный священноинок-схимник Иов Льговский, чьи мощи были обретены нетленными и многие годы почитались окрестным населением, от них происходили исцеления.
Эти мощи так же были уничтожены.
святитель Арсений (Швецов), епископ Уральский
святой Иона Курносый, на чье могиле происходят исцеления,
святитель Иринарх, епископ Ярославский и Костромской, чьи мощи до сих пор пребывают нетленными(с. Елохино Костромской области),
исповедник Кирил Сунарецкий,
святой исповедник Конон, епископ Новозыбковский, проведший 22 года в заключении по приказу Синода, но не предавший Древлеправославие,
свящмуч. Корнилий Выговский,
священномученик Афанасий, епсикоп Иркутско-Амурский
,
священномученик Иосиф, епископ Иркусткий
священномученик и исп. Мефодий, епископ Сибирский
священномученик Тихон, епископ Томско-Алтайский
священномученик Амфилохий, епископ Пермский и Тобольский

Добавить комментарий