Можно ли слушать молитвы во время работы

Можно ли выслушивать молитвенное правило?

“Ничего не слышно, Господи!” Или особенности молитвы с наушниками и без

Протоиерей Павел Великанов

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками. Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились? И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!

Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?

Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!

Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».

С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.

Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Разве молитва перестала быть моим диалогом с Богом, который по определению требует тишины — и внешней, и внутренней? Неужели Он уже всё мне сказал — да и мне уже нечего сказать Ему? А может, потому и нечего, что за потоком чужих слов я так и не научился из «буков» собственные слова собирать? А может, просто лень.

Не знаю, как вам, но мне иногда становится страшно, когда такие базовые для религиозной жизни понятия, как молитва, пост, покаяние, превращаются в легко обслуживаемые знаки «православнутости». Этим «значками» благочестия обвешаться несложно. Одна только проблема: по значкам в Царство не пускают. Туда нагими уходят. Такими же, какими и сюда приходили. И если за свою жизнь мы только и научились, что отмахиваться от Господа Бога теми или иными доведенным до автоматизма ритуальными жестами, больно и страшно будет услышать от Него: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!» Быть может, тогда впервые в жизни мы услышим, что у Него на самом деле есть Свой живой голос, голос, пусть и тихий, но обращенный к каждому из нас, а не просто множество правильных и красивых слов из текстов Писания.

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

«Подводные камни» молитвенного правила

В разные эпохи в Церкви существовали различные формы утренних, дневных, вечерних молитвословий. Для нашего времени характерна традиция прочтения некоторого сравнительно небольшого числа утренних молитв, а также молитв на сон грядущим, которые и составляют минимальное молитвенное правило верующего человека. При всей кажущейся простоте это одна из тем, которая у людей, живущих церковной жизнью, регулярно рождает вопросы. Как преодолеть себя и наладить регулярную молитву? Как превратить правило из некоего текста в неотъемлемую часть своей жизни? Своим пастырским и личным христианским опытом в этих вопросах делится игумен Нектарий (Морозов).

Сопротивляясь хаосу

Прежде чем говорить о молитвенном правиле, нужно сказать, хотя бы вкратце, в принципе о месте молитвы в жизни человека. Мы знаем, что назначением человека, в отличие от всех иных сотворенных Богом земных существ, является постоянное богообщение. А молитва является, безусловно, тем естественным и тем совершенным способом богообщения, который для нас доступен.

Молитва может быть общей, совершаемой в храме, может быть частной, но тем не менее назначение ее всегда одно: направить ум и сердце человека к Богу и дать человеку возможность к Нему обратиться и в то же время хотя бы отчасти — настолько, насколько в нашем состоянии это возможно — ответ Божий услышать. Но для того чтобы эту способность обращаться к Богу в себе взращивать, человек должен учиться молиться. Если человек молится, то молитва постепенно изменяет его состояние. И не случайно утренние и вечерние молитвословия, которые мы ежедневно совершаем, называются словом «правило»: можно сказать, что молитвенное правило действительно правит нашу душу — выправляет ее положение по отношению к Богу. Мы имеем множество различных стремлений, иногда совпадающих одно с другим, иногда противящихся друг другу, и наша внутренняя жизнь постоянно находится в состоянии неупорядоченном, в каком­-то хаосе, с которым мы иногда боремся, а иногда — и чаще всего — примиряемся, успокаивая себя тем, что это норма существования. А молитва выстраивает жизнь человека должным образом, поэтому когда человек молитвой не пренебрегает, всё в его жизни постепенно становится на свои места.

Почему так происходит? Потому что когда человек обращается к Богу, то он в молитве обретает прежде всего самого себя — такого, какой он есть, такого, каким он себя зачастую среди суеты, дел, множества разговоров и попечений даже и не видит. Встав в молитве перед Богом, каждый из нас начинает понимать, что в его жизни по-настоящему важно, что находится на втором или третьем месте, что не важно совсем… Если же человек о молитве небрежет, то этой внутренней ясности у него, безусловно, не возникает, и не выстраивается та система приоритетов, которая должна быть в жизни христианина — в которой важнее Бога и того, что связано с исполнением заповедей евангельских, ничего нет.

Нет регулярности — нет основы

Чтение молитвенного правила, с одной стороны, занимает совсем немного времени — это ничтожно малая доля нашего дня. С другой стороны, для человека, который молиться не привык, а привык тратить это утреннее и вечернее время на что-то другое, регулярно совершать этот труд оказывается нелегко. Так что приобретение навыка утром встать и прежде всех других дел помолиться, вечером преодолеть усталость, выключить, может быть, телевизор и прочесть необходимые молитвословия, является по сути самым простым и самым первым подвигом для человека, только-только к христианской жизни приступающего.

Что делать, если ежедневное молитвенное правило никак не удается наладить? Иногда, беседуя с человеком, приходится дать ему такой совет: «Если для Вас так сложно полностью читать каждое утро и каждый вечер молитвы, определите себе по крайней мере какую-то часть из утренних молитвословий, какую-то часть из молитв на сон грядущим, которую Вы в любом случае будете читать регулярно, потому что только регулярность является в данном случае залогом движения вперед». Не будет регулярности — не будет той основы, на которую человек в дальнейшем может опереться.

Случается иногда так, что человек приходит домой, у него был невероятно тяжелый день, он потратил все силы и может уже только упасть и заснуть. В таком случае следует хотя бы кратко, две-три минуты, помолиться и после этого ложиться спать. Старец Симеон Благоговейный говорил своему ученику, преподобному Симеону Новому Богослову, что достаточно тогда прочитать молитвы с Трисвятого по «Отче наш» и перекрестить свое ложе. Но нужно понимать: речь идет о ситуации исключительной, а не о повторяющейся из раза в раз. Более того, нужно иметь в виду, что враг порой наводит на человека сон именно перед чтением правила, а стоит закончить молиться или передумать молиться — и ты бодр, чувствуешь себя хорошо, можешь хоть заново день проживать. Так бывает и когда мы приступаем к духовному чтению или приходим на службу. Этому не нужно поддаваться. Самый простой совет: положить несколько земных поклонов и затем продолжить молитву. Такое действие, во-первых, разгоняет кровь и отгоняет сон, а во-вторых, когда враг видит, что человек в ответ на его усилия только усугубляет свою молитву, то он, как правило, отступает.

«Выигрывая время», проигрываем всё

Но не только сонливостью враг может во время молитвы искушать человека. Порой стоит только взять молитвослов и открыть первую страницу, как в памяти тут же всплывают какие-то дела, которые прямо сейчас необходимо сделать, так что возникает желание дочитать молитвы поскорее. И в этом случае имеет смысл, напротив, нарочито замедлить чтение молитв — и через несколько минут эта внутренняя суета, эта спешка прекращаются, а враг опять же отступает. Полезно в таких случаях напоминать себе, что те пять или пятнадцать минут, которые мы получим в результате спешки или пропусков каких-то молитв, на самом деле никакой погоды в нашей жизни не сделают, и этот «выигрыш времени» совершенно не окупит того вреда, который мы себе причиним, сделав свою молитву нерадивой и невнимательной. Вообще, когда мы становимся на молитву и нам начинают приходить в голову какие-то очень важные и серьезные мысли, нужно в этот момент очень ясно осознать, что мы предстоим сейчас перед Тем, в Чьих руках находится абсолютно всё — все наши обстоятельства, все наши дела, сама наша жизнь — и потому важнее этого предстояния ничего нет. Все мы прекрасно знаем, что можно порой сколько угодно трудиться, совершать вполне разумные и эффективные действия, а результата не будет никакого, потому что нет на это Божиего благословения. И наоборот, иногда стоит нам только приступить к какому-то делу, и трудному, и непонятному,— и всё как-то складывается, и мы это дело с помощью Божией совершаем.

Читайте также:  Благодарственная молитва господу о том что есть работа

Если приступить к вечернему правилу человеку обычно мешает усталость, то с утренними молитвами гораздо чаще возникает другая проблема. Человек изо дня в день не может встать по будильнику, вскакивает с постели уже перед самым выходом из дома, и правило остается непрочитанным. Или же просто время в утренние часы распределено так, что молитва туда никак не вписывается. В этом случае борьбу с собой, со своим нерадением стоит, наверное, начинать с того, чтобы всё равно к утреннему правилу приступать и все равно его прочитывать, пусть даже по времени это будет уже и не утро. Помню, как кто-то при мне подобный вопрос задавал архимандриту Кириллу (Павлову) — о том, что не успевает утренние молитвы прочитать прежде всех других дел, не успевает прочитать и потом. Отец Кирилл спросил: «Вечером можешь? Ну тогда читай вечером». Понятно, что утренние молитвы по смыслу своему вечером читаться не должны, но если человек понимает, что от них никуда не денется, все равно придется их читать, то он найдет, скорее всего, и время, и возможность их прочитать утром.

К слову, вечерние молитвы, если изо дня в день никак не получается прочесть их перед сном, можно начать читать за несколько часов до сна — допустим, когда мы приходим после работы домой. Вернее, читаются они в таком случае до молитвы «Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет», а затем читается «Достойно есть» и те краткие молитвы, которыми утреннее и вечернее правило обычно заканчивается, а с «Владыко Человеколюбче» молитвы читаются уже непосредственно перед отходом ко сну. Так молиться гораздо легче, потому что тогда мы уже не пугаемся того, что нам нужно будет предпринять значительный для нас молитвенный труд, на который у нас, может быть, не хватит сил.

Есть еще такая хитрость, о которой говорит преподобный Никодим Святогорец: когда становится трудно молиться, сказать себе: «Ну хорошо, хотя бы пять минут помолюсь еще». Молишься пять минут, потом говоришь себе: «Ну еще теперь пять минут». И как ни странно, таким простым способом можно обмануть и врага, и свою собственную плоть.

И еще очень хорошо постараться хотя бы утренние молитвы выучить наизусть. Они довольно легко учатся, поскольку мы их повторяем каждый день, и если мы употребим хотя бы те же усилия, которые употребляли в школе, когда учили стихи, то для нас скорее всего эта задача будет посильной. И тогда мы облегчаем себе жизнь: не получилось прочесть правило, не хватило времени — помолился дома хотя бы кратко, вышел за порог и продолжаешь молиться. Конечно, это не совсем правильно, да и не очень удобно читать про себя молитвы где-то на ходу, в транспорте, но тут нужно руководствоваться таким правилом: если у тебя есть свежий хлеб, ты ешь свежий хлеб, а если только сухари — значит, придется есть сухари, лишь бы не голодать.

Бывает и другой вопрос: «Мне очень сложно читать правило, я читаю и не понимаю». Когда ты что-либо не понимаешь, делать это, тем более изо дня в день, действительно трудно. Но что мешает понять? В отношении молитв нужно в этом случае просто предпринять небольшой, но очень важный труд, о котором часто говорит святитель Феофан Затворник: найти немного времени, сесть и разобрать молитвы, которые входят в правило, подчеркнув в тексте те слова, смысл которых непонятен. А затем — воспользоваться Интернетом, словарем церковнославянского языка, прийти в приходскую библиотеку и попросить соответствующую литературу, обратиться к священнику, в конце концов, — словом, найти, что эти непонятные слова обозначают. Причем слов и выражений, которые действительно могут являться препятствием для понимания смысла той или иной фразы в молитве, на самом деле немного, в остальном же нужно просто поставить себе задачу внимательно прочитать текст и приложить некоторые усилия к пониманию его смысла.

Чуть меньше, чем можем

Порой возникает обратная ситуация: человек читает правило регулярно, всё понимает, но этого объема молитвенного труда ему уже мало, и он хочет что-нибудь к нему прибавить. Мне это кажется совершенно естественным, и у многих людей, живущих церковной жизнью, рано или поздно этот вопрос возникает. Что имеет смысл к молитвенному правилу прибавлять? Наверное, здесь нужно смотреть на то, что человеку более созвучно, на его состояние души. Кому-то больше нравится читать Псалтирь, кому-то — акафисты и каноны, кто-то предпочитает молиться Иисусовой молитвой. И здесь вполне можно следовать своим предпочтениям, однако нужно помнить, что акафисты — в отличие от псалмов, где каждое слово является боговдохновенным — составлялись людьми и потому бывают разного богословского и литературного уровня. Среди них — особенно среди тех, что были написаны в XIX–XX столетиях — немало таких, читать которые не особенно душеполезно. Поэтому, наверное, каждому, кто думает о том, из чего свое молитвенное правило составить, стоит посоветоваться со священником, у которого он исповедуется, и показать ему те молитвословия, которые для дополнения правила выбраны.

Важный момент: если мы для себя определили какой-то объем молитвенного труда, он должен быть постоянным. А то бывает, что человек прибавил к правилу, допустим, кафизму, акафист Иисусу Сладчайшему, какое-то количество молитв Иисусовых, но то одно опускает, то другое, то третье, то всё вместе, то опять всё это начинает читать. Непостоянство колеблет саму основу нашей молитвенной жизни, поэтому лучше брать на себя немного меньше, чем мы можем совершить, но придерживаться этого неотступно. Немного меньше — потому, что когда мы трудимся регулярно, мы начинаем уставать, и если взять максимальный объем, то на него не будет хватать сил. Другое дело, что иногда нам просто хочется помолиться больше, чем мы молимся обычно, душа этого требует, — и в этом у нас, конечно, есть совершенная свобода.

Можно ли чем-то заменить утренние и вечерние молитвы? Нет, их желательно ничем не заменять. В нашей непостоянной жизни должны присутствовать какие-то константы, как бы некие столбики, к которым привязана наша жизнь в течение дня. А если человек отказывается от традиционного молитвенного правила и решает молиться по своему усмотрению, то, как показывает опыт, это приводит к тому, что сегодня он прочел кафизму вместо утренних молитв, завтра — акафист Божией Матери вместо вечерних молитв, а послезавтра не прочел ничего. Я не говорю, что так объективно и должно быть, но получается в основном почему-то именно так. Поэтому я советую утренние и вечерние молитвы читать в любом случае, а к ним уже что-то прибавлять.

Можно ли молиться нерассеянно?

К совершению молитвенного правила, по возможности, нужно готовиться. Не начинать молиться вдруг, но немного постоять и подождать, «дондеже утишатся чувства», как сказано в молитвослове. Желательно помимо этого напомнить себе несколько очень важных и притом совершенно естественных вещей. Вспомнить, во-первых, к Кому мы обращаемся. Поверьте, человек — такое существо, что может порой встать, зажечь лампадку, открыть молитвослов, начать читать молитвы и при этом совершенно не отдавать себе отчета в том, что он делает. Если потом его спросить: «Что ты сейчас делал?», он ответит: «Читал правило», и будет совершенно честен. Но мы должны стремиться не к чтению, а к молитве. Хотя бы краткое время — пусть две или пять минут из тех двадцати, что у нас занимает правило, — мы должны ощущать, что именно молимся, а не только лишь произносим слова. И для того чтобы поддержать в себе это стремление именно молиться, как правило, и нужна бывает подготовка.

Кроме того, что нужно вспомнить: мы обращаемся к Богу, нужно еще напомнить себе, кто мы такие. Именно для этого, наверное, в начале утреннего молитвенного правила и помещается молитва мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному». Иногда спрашивают: «Как научиться молиться с покаянным настроением?». Знаете, если человеку сказали, что он осужден за какое-то преступление и завтра его расстреляют, ему не надо объяснять, с каким настроением, какими словами просить о помиловании — он сам будет умолять, чтобы ему хотя бы жизнь сохранили. И когда у человека это чувство появляется, он молится должным образом; если же он крайнюю жизненную необходимость милости Божией для себя не осознаёт, то так и будет исполнять правило просто по долгу. И перед чтением правила обязательно нужно свое сердце постараться пробудить: вспомнить опасность того положения, в котором мы находимся; вспомнить, в каком удалении от Бога мы пребываем из-за своих грехов и той внутренней нечистоты, которая в каждом из нас присутствует. И в то же время вспомнить, что, невзирая на нашу удаленность от Бога, Господь Сам к нам близок, и поэтому каждое слово, нами в молитве произнесенное, Он слышит, на каждое слово готов откликнуться, но только в том случае, если на эти слова прежде того откликнулось наше сердце.

Вместе с тем Господь от каждого человека требует лишь то, что человек может дать. И бывает так, что человек начинает свой молитвенный труд добросовестно, но по чувству долга, а не по сердечной потребности. Он знает, что нужно молиться для того, чтобы жизнь его постепенно изменилась, — и молится. И Господь такому человеку дает благодать. Но как только человек может больше, Господь ждет от него большего.

Порой человек говорит: «А у меня не получается молиться нерассеянно, что бы я ни предпринимал». Нужно уяснить, что молиться нерассеянно, всецело предаваясь молитве,— это удел Ангелов, а человек все равно в той или иной степени будет рассеиваться. И наша задача заключается не в том, чтобы требовать от себя полной нерассеянности, а в том, чтобы, когда мы спохватываемся и понимаем, что ум наш отбежал в сторону, возвращать его на место. Но ни в коем случае не должно быть того, чтобы мы позволяли себе устами произносить молитву, а в это время о чем-то размышлять.

Некоторые верующие люди, если отвлекаются в молитве, возвращаются к тому месту, на котором их ум отбежал, и дальше перечитывают заново. На мой взгляд, этого делать не нужно, потому что, по опыту общения с такими людьми, тогда обычное молитвенное правило может занимать и час, и полтора часа, а это совершенно не нормально. У кого-то из Оптинских старцев есть как раз таки предупреждение этого не делать — не перечитывать по десять раз одну и ту же молитву, потому что враг нас специально раз за разом будет сбивать, и наше правило превратится в абсурд. Поэтому чтение все же должно быть последовательным, непрерывным.

Если есть возможность, очень желательно утреннее и вечернее правило дополнить хотя бы очень кратким правилом дневным. Душа человека за день без молитвы успевает остыть — так же, как остывает печка, если в нее целый день не подкладывают дрова. И поэтому если в течение дня мы найдем пять-десять минут для того, чтобы обратиться к Богу с молитвой Иисусовой или прочесть, к примеру, один из псалмов, то очень себе утвердиться в молитве поможем. Известный подвижник ХХ столетия игумен Никон (Воробьев) советовал выделять себе одну минуту в начале каждого часа, чтобы обратиться мысленно к Богу и попросить ходатайства о нашем помиловании, спасении у Пресвятой Богородицы, Ангела-хранителя, святых. Таким правилом, если позволяет это характер нашей занятости, тоже можно руководствоваться. Кроме того, в молитвенное правило христианина входит обычно чтение Священного Писания, и это тоже та часть правила, которая может совершаться в течение дня.

Читайте также:  Как молиться николаю чудотворцу о деньгах о благополучии

Фото из открытых интернет-источников

Газета «Православная вера» № 18 (566)

Можно ли православным читать и слушать мантры?

Сегодня любой современный человек перенасыщен различной информацией – как полезной, так и ничего хорошего для него не несущей, и даже наносящей вред. Отовсюду звучат призывы улучшить качество жизни, заняться самопознанием и личностным ростом, обрести счастье и спокойствие, улучшить здоровье. Но если исследовать корни большинства подобных призывов, то «тянутся» они из учений неоиндуисткого толка, которые советуют приобщиться к медитации – читать и слушать мантры. При этом акцент делается на то, что такие практики не имеют никакого отношения к философии или религии. Но читать и слушать мантры, значит, медитировать, то есть, практиковать духовность Востока. Безопасна ли такая медитация для православной души?

Восточная медитация в свете Православия

Выбирая духовную практику Востока, читая и слушая мантры, верующий осознанно и добровольно (или не понимая) совершает важный мировоззренческий выбор, который волей-неволей:

  • меняет уклад его привычной жизни;
  • отрицательно влияет на поставленные ранее цели и задачи;
  • определяет учесть его бессмертной души в вечности.

Уверения тех, кто пропагандирует чтение и слушание таких «песен» и уверяет, что мантры не оказывают существенного влияния на судьбу, изначально ложные. Легкомысленный подход к этой духовной практике уже привел к тому, что она частично используется в психологии и педагогике, влияя на неокрепшее детское мировоззрение.

Не так давно в мире появилось направление под названием «интегративная медицина». Ее цель – объединение европейской медицины с восточными практиками. И в качестве одного из вида психотерапии активно используется медитация – больным предлагается читать или слушать мантры. Такие манипуляции даже имеют красивое название – молитвотерапия. Здесь смешалось все – медицина, медитация и молитва. Сделано это для того, чтобы осовременить языческое миросозерцание, сделав его привлекательным и даже одухотворить православием.

Любой священник, услышав о том, что христианин занимается медитацией, скажет, что такая духовная практика считается оккультной (от слова «культ» – поклонение лжебогу). Она как бульдозер сравнивает под один уровень такие понятия, как Творец и тварь, Создатель и творение, отрицая то, что человеческая природа от рождения греховна и нуждается в Боге. Медитация предполагает изучение духовного мира. Но человек не должен исследовать эту сторону бытия, ему достаточно просто готовиться к ней, проживая земную жизнь в послушании Господу.

Что говорили о медитации святые?

Среди святых послушников о медитации высказывались:

  1. Святитель Феофан Затворник. Он говорил, что желание медитировать часто возникает у несведущих в этой теме людей из добрых побуждений. Они, не понимая сути медитации, неосознанно пытались овладеть той частью бытия, которая может быть дарована только Богом. Такие люди все таинственное готовы причислить к религиозному или духовному. Они не понимают, что слушание и чтение мантры формируют языческое мышление и уменьшают веру.
  2. Православный подвижник Макарий Египетский. Он сравнивал медитацию с оккультными науками, которые могут вывести человека за пределы его сознания.

Ни один православный священник не выскажется о медитации положительно.

Опасно и недопустимо стремиться к переживанию особых духовных состояний. Христианский духовный опыт противится этому. Познавать Бога и Его мир можно только посредством молитвы, которая предполагает общение с Творцом. Только Всевышний решает, насколько «глубоко» человек может «погрузиться» в Него.

Восточная духовная практика никогда не существовала без опоры на определенное религиозное мировоззрение. И если бессмысленно следовать тому, что диктует мода, можно совершить кучу ошибок в религиозной области. А это, по мнению французского философа Габриэля Марселя, обязательно приведет к гибели души.

Православная Жизнь

Давным-давно, еще будучи студентом академии, случилось мне забрести в келью к одному свежепостриженному иеромонаху. Картина, которая открылась мне за дверью, была более чем неординарной: коленопреклоненный перед святыми образами монах — в застывшей позе, с наушниками. Услышав, что кто-то вошел, он не изменил своей позы, лишь немного повернулся ко мне с крайне раздосадованным выражением лица. Мне, наивному, поначалу подумалось: вот труженик-то, глаголы древнегреческие учит или диалоги какие слушает! Только почему на коленях-то? Неужто какой-то гимн преподобного Симеона, в оригинале читанный, так прошиб, что аж колени подкосились?

И только потом дошло, какой страшный грех я только что совершил: прервал молитвенно-уединенное магнитофонно-опосредованное предстояние инока в совершении своего келейного правила!

Когда на одном церковном собрании был задан вопрос, а как относиться к ставшему более чем распространенным обычаю «выслушивания» молитв, льющихся из динамиков плееров, автомагнитол и другой аппаратуры, последовала искренне недоуменная реакция: а в чем проблема? Разве не то же самое происходит годами в семинарии, когда студенты слушают, как читает молитвы собрат? А как же быть с инвалидами и немощными, которые по-иному просто ничего не смогут прочитать?

Оставив в мире и покое пожилых и больных, лучше задумаемся о здоровых и сильных. Сегодня практика «выслушивания» правил — монашеских, ко Причащению, Псалтири и других богодухновенных книг — стала почти повсеместной. Еще бы: пока едет человек на службу Божию, чем еще себя занять, как не выслушиванием молитв? Всё лучше, чем в праздности время за баранкой проводить, за дорогой следить, аварийных ситуаций не создавать: всё это неблагочестиво, скучно и духовных дивидендов не приносит. А так жмешь газ, рулем крутишь, по сторонам мелькают гнусные виды греховного суетного мира, а у тебя из динамиков так и льются словеса божественные, сладким гласом монашеского уединения пропитанные, салон ощутимо наполняется благодатью — и несется этот моторизованный ковчег спасения со скоростью 140 км/ч, рассекая пагубную тьму греха и неведения!

Как-то во время очередного визита в Грецию довелось посетить одну благочестивую православную семью, которая оказала вечно голодному студенту поистине царское гостеприимство. Мы долго разговаривали на разные темы, главным образом богословские, и я был действительно потрясен, насколько эта простая гречанка знает тонкости церковной жизни, разбирается в отцах, пропитана житиями святых, в том числе и наших, русских. Время приближалось к 10 часам вечера, и тут хозяйка извинилась, встала из-за стола, подошла к стереосистеме и включила радиоприемник. Через несколько секунд я услышал: «Эвлогитос о Феос имон, пандоте, нин, кэ аи, кэ ис тус эонас тон эонон… Василев Урание, Параклите…» Одним словом, началось чтение вечернего молитвенного правила. Церковное радио. Круглосуточно. Диктор читал прекрасно поставленным бархатным голосом, спокойно, размеренно, с благоговением и легким умиленно-покаянным настроем, очень по-церковному. Хозяйка благочестиво перекрестилась, обратившись к иконам, поклонилась и — как вы думаете, что же было дальше? — Она села обратно за стол доедать свежезажаренного барашка и продолжать душеспасительную беседу. Мы ели, пили вино, разговаривали, смеялись, а в это время из приглушенного динамика доносились слова малого повечерия с акафистом. Когда диктор закончил и началась духовная музыка, хозяйка аппаратуру выключила. Молитвенное правило было совершено. Бог в Своих списках галочку поставил. Сегодня больше Ему мы ничего не должны. Можно идти спать спокойно!

Когда священник на исповеди спрашивает желающего приступить к Святой Чаше, «вычитал ли он правило», почему-то хочется дополнить этот вопрос: «а помолиться не забыли?» Наше «вычитывание» неизбежно приводит к «выслушиванию», а потому и «прослушиванию», «дослушиванию», «слушанию-между-делом».

С одной стороны, вроде как, и правда, лучше выслушать чужую молитву, чем не совершить свою собственную. Да и на исповеди есть, что ответить докучливому священнику: да, правило выслушал. Или, если совсем честно, — слушал.

А в воздухе витает, словно назойливая осенняя муха, всего лишь один вопрос: зачем всё это, кому нужна такая молитва? У меня ответ один: она нужна только горячо любимому богу нашего самомнения.

Еще раз показать, что мы «несть, якоже прочии человецы», немолящиеся, некающиеся, всякую гадость в уши свои вливающие, непотребства творящие. Это они-то не знают, с какой стороны к Господу Богу и подойти-то со своими бедами, радостями и горестями, всё как-то по стеночке жмутся в нерешительности. А у нас всё четко: флешку в систему, и на Тебе, Боже, послушай-ка еще раз все наши просьбы с приятным для Твоего слуха уровнем громкости. Всё выверено, отцензурировано, отшлифовано веками. Результат гарантирован. Удовлетворение от выполненного правила обеспечено. Можно и о насущных вещах подумать.

Когда-то еще давно меня резанули слова одного отца: святые до конца своих дней принуждали себя молиться. Эх, несчастные они были, нецивилизованные. Не было у них высокотехнологичных инструментов для мотивации к молитве и превращения ее из тягостного священнодействия в душеприятное развлечение. Это у них-то, средневековья, была школа молитвы, целая система многоступенчатая, притрудная, не на один год рассчитанная. Мы-то люди простые, и всё наше принуждение заключается в усилии по нажатию кнопки включения. А дальше процесс идет уже без острой необходимости нашего в нем участия.

С. Кьеркегор как-то написал:

«Весь мир сегодня болен, вся жизнь больна… Если бы я был врачом и меня спросили: что ты посоветуешь? — я бы ответил: сотвори молчание! Заставь людей помолчать. Иначе не может быть услышано слово Божие. А когда его суматошно выкрикивают с использованием звуковых средств, чтобы его можно было слышать даже среди шума — это уже на слово Божие. А потому — сотвори молчание!»

Разве молитва перестала быть моим диалогом с Богом, который по определению требует тишины — и внешней, и внутренней? Неужели Он уже всё мне сказал — да и мне уже нечего сказать Ему? А может, потому и нечего, что за потоком чужих слов я так и не научился из «буков» собственные слова собирать? А может, просто лень.

Не знаю, как вам, но мне иногда становится страшно, когда такие базовые для религиозной жизни понятия, как молитва, пост, покаяние, превращаются в легко обслуживаемые знаки «православнутости». Этим «значками» благочестия обвешаться несложно. Одна только проблема: по значкам в Царство не пускают. Туда нагими уходят. Такими же, какими и сюда приходили. И если за свою жизнь мы только и научились, что отмахиваться от Господа Бога теми или иными доведенным до автоматизма ритуальными жестами, больно и страшно будет услышать от Него: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие!» Быть может, тогда впервые в жизни мы услышим, что у Него на самом деле есть Свой живой голос, голос, пусть и тихий, но обращенный к каждому из нас, а не просто множество правильных и красивых слов из текстов Писания.

Почему-то никому и в голову не приходит прийти на свидание с диктофоном и записать признание в любви с тем, чтобы потом его регулярно давать слушать второй половине, когда ей грустно станет. А с Богом — ну ничего, потерпит, не впервой ведь…

…Однажды, еще в самом начале девяностых, отца Кирилла Павлова спросили: «Батюшка, а можно ли спастись, если молитвы по магнитофону слушать?» На что батюшка, улыбнувшись, ответил: «Не знаю, спасется ли человек, но магнитофон точно спасен будет!»

Протоиерей Павел Великанов

Можно ли слушать молитвы во время работы

На вопросы, посвященные личному молитвенному правилу христианина, отвечает настоятель Свято-Троицкого собора Саратова игумен Пахомий (Брусков)

Молитва – это свободное обращение души человека к Богу. Как соотнести эту свободу с обязанностью читать правило даже тогда, когда делать этого явно не хочется?

Свобода – это не вседозволенность. Человек так устроен, что если он себе позволяет послабление, возвращаться в прежнее состояние бывает очень тяжело. В житийной литературе встречается масса примеров, когда подвижники оставляли свое молитвенное правило ради оказания любви пришедшим братьям. Таким образом, они заповедь любви ставили выше своего молитвенного правила. Но следует помнить, что эти люди достигли необычайных высот духовной жизни, непрестанно пребывали в молитве. Когда же мы чувствуем, что не хотим молиться, это банальное искушение, а не проявление свободы.

Читайте также:  Как привлечь деньги наталья правдина молитва

Правило поддерживает человека в духовно развитом состоянии, оно не должно зависеть от сиюминутного настроения. Если человек оставляет молитвенное правило, он очень быстро приходит в расслабление.

Кроме того, следует помнить, что когда человек общается с Богом, между ними всегда стремится встать враг нашего спасения. И не позволять ему это сделать не является ограничением свободы личности.

В какой момент времени нужно читать утреннее и вечернее правило?

Об этом четко и ясно написано в любом православном молитвослове: «Востав от сна, прежде всякого другого дела, стань благоговейно перед Всевидящим Богом и, совершая крестное знамение, произнеси…». Кроме того, сам смысл молитв говорит нам о том, что утренние молитвы читаются в самом начале дня, когда ум человека не занят еще никакими мыслями. А вечерние молитвы следует читать на сон грядущим, после всяких дел. В этих молитвах сон сравнивается со смертью, постель – со смертным одром. И странно, поговорив о смерти, пойти смотреть телевизор или общаться с родственниками.

Любое молитвенное правило строится на опыте Церкви, к которому мы должны прислушиваться. Эти правила не нарушают человеческой свободы, а помогают получить максимальную духовную пользу. Конечно, из любого правила могут быть исключения, основанные на каких-то непредвиденных обстоятельствах.

Что еще, кроме утренних и вечерних молитв, может входить в молитвенное правило мирянина?

В правило мирянина могут входить достаточно разнообразные молитвы и чинопоследования. Это могут быть различные каноны, акафисты, чтение Священного Писания или Псалтири, поклоны, Иисусова молитва. Кроме того, в правило должно входить краткое или более подробное поминовение о здравии и упокоении близких. В монастырской практике существует обычай включать в правило чтение святоотеческой литературы. Но прежде чем добавить что-то к своему молитвенному правилу, нужно хорошо подумать, посоветоваться со священником, оценить свои силы. Ведь правило читается независимо от настроения, усталости, других сердечных движений. А если человек пообещал что-то Богу, это нужно обязательно выполнять. Святые отцы говорят: пусть правило будет небольшим, но постоянным. При этом молиться нужно от всего сердца.

Может ли человек сам, без благословения начать читать каноны, акафисты в добавление к молитвенному правилу?

Конечно, может. Но если он не просто прочитал молитву по стремлению сердца, а увеличивает тем самым свое постоянное молитвенное правило, лучше спросить благословение у духовника. Священник взглядом со стороны оценит его состояние правильно: на пользу ли будет ему подобное увеличение. Если христианин регулярно исповедуется, следит за своей внутренней жизнью, подобное изменение в его правиле, так или иначе, отразится на его духовной жизни.

Но это возможно, когда у человека есть духовник. Если духовника нет, и он сам решил что-то добавить к своему правилу, все-таки лучше посоветоваться на очередной исповеди.

В дни, когда служба длится всю ночь, и христиане не спят, нужно ли читать вечерние и утренние молитвы?

– Мы не привязываем утреннее и вечернее правило к определенному времени. Однако было бы неправильно вечерние молитвы читать утром, а утренние – вечером. Мы не должны фарисейски относиться к правилу и читать его во что бы то ни стало, игнорируя смысл молитвословий. Если вы не собираетесь спать, зачем испрашивать благословение Божие на сон? Можно заменить утреннее или вечернее правило иными молитвами или чтением Евангелия.

Можно ли женщине дома читать молитвенное правило с непокрытой головой?

– Я думаю, что женщине лучше совершать молитвенное правило в платке. Это воспитывает в ней смирение и показывает ее послушание Церкви. Ведь из Священного Писания мы узнаем, что жена покрывает голову не для окружающих, а для Ангелов (1 Кор. 11,10). Это вопрос личного благочестия. Конечно, Богу все равно, в платке или без него вы встаете на молитву, но это важно для вас.

Каким образом читаются каноны и последование ко святому Причащению: в один день накануне или можно разделить их чтение на несколько дней?

– Нельзя подходить к исполнению молитвенного правила формально. Свои отношения с Богом человек должен выстраивать сам, исходя из молитвенной подготовки, здоровья, свободного времени, практики общения с духовником.

Сегодня сложилась традиция при подготовке к Причастию читать три канона: Господу, Богородице и Ангелу Хранителю, акафист Спасителю или Богородице, последование ко святому Причащению. Я думаю, что лучше прочитать все правило в один день накануне Причастия. Но если тяжело, можно распределить и на три дня.

Зачастую друзья, знакомые спрашивают, как подготовиться к Причастию, как читать Псалтирь? Что им отвечать нам, мирянам?

– Отвечать нужно то, что точно знаешь сам. Нельзя брать на себя ответственность что-то строго обязательно предписывать другому или говорить то, в чем не уверен. При ответе нужно руководствоваться общераспространенной традицией церковной жизни сегодняшнего дня. Если нет личного опыта, нужно прибегнуть к опыту Церкви, святых отцов. А если задали вопрос, ответ на который вам неизвестен, нужно посоветовать обратиться к священнику или святоотеческим творениям.

Прочитала перевод некоторых молитв на русский язык. Оказывается, раньше я вкладывала в них совершенно иной смысл. Нужно ли стремиться к единому пониманию, читать переводы или можно понимать молитвы так, как подсказывает сердце?

Молитвы следует понимать так, как они написаны. Можно провести аналогию с обычной литературой. Мы читаем произведение, понимаем его по-своему. Но всегда интересно узнать, какой смысл в это произведение вкладывал сам автор. Также и текст молитвы. В каждую из них автор вложил особый смысл. Ведь мы же не заговор читаем, а обращаемся к Богу с определенным прошением или славословием. Можно вспомнить слова апостола Павла о том, что лучше пять слов сказать на понятном наречии, чем тысячу на непонятном (1 Кор. 14, 19). К тому же авторами большинства православных молитвословий являются святые подвижники, прославленные Церковью.

Как относиться к современным молитвам? Можно ли читать все, что пишут в молитвословах, или предпочитать более древние?

– Лично меня больше трогают слова более древних канонов, стихир. Они кажутся мне более глубокими и проникновенными. Но многим людям нравятся и современные акафисты за их простоту.

Если Церковь приняла молитвы, относиться к ним нужно с благоговением, почтением и попытаться найти для себя пользу. Но понимать, что некоторые современные молитвы по своему содержанию не столь высокого качества, как молитвы, составленные древними подвижниками.

Когда человек пишет молитву для общественного употребления, он должен понимать, какую ответственность на себя берет. Он должен обладать молитвенным опытом, но при этом быть и хорошо образованным. Все тексты, которые предлагаются современными творцами молитв, должны подвергаться редактированию, проходить строгий отбор.

Что важнее – дочитать правило дома или прийти вовремя на службу?

– Пойти на службу. Если человек собрался в храм, то на первом месте должна быть общественная молитва. Хотя отцы сравнивали общественную и домашнюю молитву с двумя крылами птицы. Как птица не может лететь с одним крылом, так и человек. Если он не будет молиться дома, а только ходить в храм, то, скорее всего, молитва не пойдет у него и в храме. Ведь у него нет опыта личного богообщения. Если человек молится только дома, но в храм не ходит, значит, у него нет понимания того, что такое Церковь. А без Церкви нет спасения.

Чем мирянин может при необходимости заменить службу дома?

Сегодня издается большое количество богослужебной литературы, различных молитвословов. Если мирянин не может присутствовать на службе, он может по каноннику прочитать и утреннюю, и вечернюю службы, и обедницу.

Можно ли читать правило сидя?

Апостол Павел пишет: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6, 12). Устал или болеешь – можно сесть в Церкви, при чтении домашнего правила. Но следует понимать, чем при этом руководствуешься: болью, которая мешает молиться, или ленью. Если альтернативой чтению молитвы сидя является ее полное отсутствие, конечно, лучше читать сидя. Если человек тяжело болен, можно даже и лежа. Но если он просто устал или его борет лень, нужно побороть себя и вставать. Во время богослужений Устав регламентирует, когда можно стоять или сидеть. К примеру, чтение Евангелия, акафисты мы слушаем стоя, а во время чтения кафизм, седальнов, поучений садимся.

Как правильно молиться дома

Зачем нужно молиться дома?

Но ведь Господь видит и слышит нас везде, где бы мы не находились и что бы не делали, и Ему не важно, стоим мы перед иконой или готовим дома обед. Поэтому не стесняйтесь всегда говорить с Ним: хотите пожаловаться на судьбу — расскажите Богу о своих проблемах, случилось в жизни радостное событие — поблагодарите, имеете какую-то нужду — выскажите свою просьбу. Ведь сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7:7).

Для верующего человека молитва — это естественное состояние и потребность общения с Богом. Пока мы находимся на улице или на работе, нас постоянно отвлекают какие-то дела и заботы, а вот дома — утром и вечером — можно немного отдохнуть от дневной суеты и спокойно пообщаться с Богом и святыми. Вспомнить, что хорошего случилось за день и поблагодарить за это или подумать в чем согрешили и попросить прощения, искренне раскаявшись. И не сомневайтесь, вы будете услышаны.

Как правильно молиться Богу

«Ты же, егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже в тайне: и Отец твой, видя в тайне, воздаст тебе яве» (Мф. 6:6).

Вспомните себя в детстве. Вы приходили к родителями и просили у них чего-то, твердо веря и зная, что они помогут, защитят и никогда от вас не отвернутся. Или извинялись за какие-то свои проступки, тоже не сомневаясь в том, что родительская любовь простит все. А если отцы и матери любят нас так сильно, то сколько больше любовь небесная!

Но все же, как и в обычном общении, в молитве мы должны придерживаться определенных норм.

Во-первых, необходимо по возможности выполнять утреннее и вечернее молитвенное правило (подробнее мы об этом поговорим ниже). Во-вторых, молитва не должна быть «для галочки». Можно знать наизусть десятки текстов, но всякий раз тарабанить их, не вдумываясь в смысл. Молитва — не заклинание, это осмысленный разговор с Богом. Но кому понравится собеседник, находящийся мыслями где-то далеко, а на вопросы отвечающий рассеянно?

Сами молитвы следует брать из проверенных источников, желательно из специальных молитвословов, купленных в церковных лавках. Интернет для этого крайне ненадежен, там распространяется множество неизвестно кем написанных текстов, имеющих массу грубых догматических нарушений, в то время как любая молитва из православных молитвословов всегда имеет автора.

Стоит избегать всевозможных излишне эмоциональных состояний во время молитвы: эйфории, умиления. Все это относится к разряду прелестей — на пользу душе не идет, а вот тщеславие может разбудить: мол, я уже достиг высокого уровня просветления, можно сказать, почти святой.

Молиться нужно не только утром и вечером, а по возможности перед едой и перед началом всякого дела. В первом случае — это благодарность Богу за то, что мы не голодаем, а во втором — просьба о помощи в вашем начинании.

А вот если говорить об обязательности исполнения всех молитвенных правил, то тут мнения святых отцов разнятся. Некоторые настаивают на том, что молиться нужно обязательно, поскольку это еще и дисциплинирует человека, а другие полагают, что если совсем нет возможности прочитать объемное правило, то ничего не случится. Главное, не злоупотреблять этим и всякий раз не выискивать поводы для того, чтобы не молиться.

Читать молитвы можно как вслух, так и про себя — как кому удобнее. Делать это лучше всего перед иконами, которые есть у любого верующего человека. Хорошо, если в доме оборудован красный угол — место, где висят образа и горит лампада.

Добавить комментарий