Когда молятся святому акакию

Житие Акакия Нового, Афонского.

Святой преподобномученик Акакий, во Святом Крещении Афанасий, был сыном благочестивых родителей. Местом жительства их было селение Неохори в Македонии, близ Солуни. Вследствие крайней бедности, будучи не в состоянии обеспечить свое существование в этом селении, они переселились в город Серес. Между их детьми Афанасий был старшим, тогда ему было девять лет. Желая, чтобы он с молодых лет научился какому-нибудь полезному ремеслу, а не скитался праздным, они отдали его одному башмачнику. Но это не только не принесло Афанасию пользы, а, напротив, причинило ему ужасный вред и привело к бедствию; ибо башмачник, взявший его на попечение для научения своему искусству, вместо благоразумных наставлений и вразумлений употреблял ежедневные безрассудные и жестокие побои. Не перенося жестокостей своего хозяина, несовершеннолетний Афанасий желал освободиться от видимого бесчеловечного тирана и неприметно, не ожидая, впал в когти мысленного человекоубийцы — диавола.
Однажды в день святой Великой Пятницы, башмачник-хозяин Афанасия, движимый, может быть, демоном, с еще большим, чем прежде немилосердием избил его. От частых побоев совершенно расслабевший духом Афанасий ушел из дома своего хозяина. Плакал, рыдал, шел, сам не зная куда, а день клонился уже к вечеру. К своему несчастью встретил он на улице двух турчанок. Эти женщины, выражая коварное милосердие к сетующему и голодному Афанасию, привели его в свой дом, у ворот которого они тогда находились, обласкали его и накормили, и вместе с тем предложили, отверженные, отречься истинного Хлеба, сшедшего с Небес — Господа нашего Иисуса Христа. Афанасий, уже совершенно потерявший и силу воли, и терпение от жестокостей своего хозяина, к тому же думавший, что он нашел наконец истинное избавление и покой, — увы! — отрекся от Иисуса Христа.
Как только турчанки услышали согласие Афанасия на отречение от христианской веры, тотчас отвели его к хазнадару Юсюф-бею, который оставил Афанасия в своем доме, и, не отлагая, совершил обрезание с переименованием христианского имени на мусульманское. Потом, усыновив его, питал к нему неограниченную любовь, которую одинаково разделяла и его жена.
Прожив девять лет в богатом доме во всяком довольстве и роскоши, он достиг восемнадцатилетнего возраста. В это время жена бея, питавшая к нему до сих пор материнскую любовь, изменила ее на страстную, и, не в силах дольше скрывать страсть, изъявила Афанасию свое желание быть с ним. Но целомудренный юноша, подобно прекрасному Иосифу, бежал от нее, не допуская такой греховной связи. Однако злобная турчанка, видя себя пристыженной поступком Афанасия, оболгала его перед своим мужем, будто бы он хотел силой овладеть ею. Юсюф, выслушав жалобу своей жены, немедленно выгнал Афанасия из своего дома, дав ему полную свободу — идти куда хочет.
Получив свободу, Афанасий пошел в Солунь к своим родителям, куда они переселились из Сереса вскоре после отречения Афанасия от христианской веры. Родители, увидев своего сына, которого считали погибшим, возрадовались, особенно когда они узнали, что он оставляет мусульманскую веру и всем сердцем своим сопричисляется к словесному стаду Христову.
После нескольких дней пребывания в родительском доме они посоветовали ему удалиться на Святую Гору Афон, чтобы там, исповедовавшись духовным отцам о своем падении, омыть его покаянием и слезами. «Притом помни и то, — сказала ему мать, — что так как ты произвольно отрекся от Иисуса Христа, так точно с дерзновением должен и исповедать Его перед турками, и за любовь сладчайшего Иисуса принять мученическую кончину, омыв глубокое падение своей кровью». О благочестивая и чадолюбивая мать! Она не жалеет тела своего сына, чтобы спасти душу его для вечной жизни.
Услышав от матери своей то, чего желал и сам, Афанасий вскоре удалился на Святую Афонскую Гору, где и поступил в Хиландарский монастырь. Прожив там некоторое время, он по совету старцев той обители отправился в Ксенофский скит к духовнику Николаю, который, выслушав исповедь Афанасия, прочитал над ним установленные Православной Церковью умилостивительные молитвы, потом помазал его святым миром и отпустил обратно в Хиландар.
После этого, прожив в Хиландарской обители около года, он оттуда перешел в Иверский монастырь. Здесь он узнал о недавно пострадавших новопреподобномучениках Евфимии и Игнатии, выслушав рассказ о них. После этого у него появилось желание омыть свое отречение от Христа, подобно им, своей кровью. Поэтому он отправился к бывшему наставнику новопреподобномучеников иеромонаху Никифору, которому во всем искренне исповедовался, при этом не скрыл и своего желания идти по стопам святых мучеников Евфимия и Игнатия. Духовник объяснил ему все трудности, которые необходимо испытать, чтобы получить мученическую кончину, и, видя его готовность последовать его совету, согласился принять под свое руководство.
Подвиги, проходимые Афанасием, как-то: пост, бдение и непрестанная молитва — вызвали зависть злобного врага — диавола, который, чтобы расслабить Афанасия в добродетельной жизни, начал всевать в юное его сердце разные помыслы, будучи побежден которыми, он одной глубокой ночью, никому не сказав, ушел из этой обители и после семичасового пути достиг обители Симонопетрской, где по его просьбе был принят тамошним игуменом в число братии. Но враг, подбив однажды на самовольную и более свободную жизнь, и здесь не оставил его в покое, ибо вскоре и отсюда он перешел опять в Хиландарский монастырь. Однако он и здесь не смог ужиться: своеволие влекло его в самостоятельность. И однажды, когда один старец подверг его резкому выговору относительно поведения, он не стерпел этого выговора и решил опять возвратиться к своему духовному отцу Никифору.
Придя к этому доброму и чадолюбивому отцу, Афанасий горько раскаивался в своем поступке и со слезами просил причислить его опять к лику святого братства, обещая впредь не удаляться отсюда. Долго Никифор не соглашался принять своевольного сына, но, будучи тронут его смиренным прошением и слезами, сжалился над ним и принял его вторично в свое малое братство; притом поручил старцу Акакию наблюдать за ним, чтобы он не впал опять в своеволие.
Приняв под свое руководство Афанасия, старец Акакий поместил его в отдельной келии и назначил ему подвиги больше первых, каковые Афанасий проходил с любовью. От сердечного умиления Бог даровал ему слезы, так что глаза его сделались как бы неиссякаемым источником, постоянно точащим слезы. Достигнув такого состояния, он стал просить духовника удостоить его ангельского образа. Духовник, видя его преуспеяние в добродетели и твердость в мыслях против искушений, постриг его в монашество, с именем Акакий. Через некоторое время, видя, что Акакий уже созрел в добродетелях и достиг совершенства, старец благословил его отправиться на мученический подвиг, при этом вручив ему в спутники старца Григория, который в свое время был спутником преподобномучеников Евфимия и Игнатия. Вскоре после этого был нанят корабль, и они, простившись со святыми старцами, 1 апреля оставили Святую Гору и отплыли в Константинополь. Во время плавания Григорий рассказал начальнику корабля и матросам, которые были православными христианами, о намерении Акакия и просил их содействовать этому, на что они согласились с полной охотой.
22 апреля прибыли они в Галату Константинопольскую, и на другой день Григорий и Акакий в сопровождении начальника корабля отправились к одному знакомому христианину Григорию и остановились у этого доброго мужа.
В тот день, когда Акакий должен был выдать себя турецким властям, они приобщились святых Христовых Таин и прямо из церкви отправились на привезший их корабль. Здесь Акакий переоделся в турецкую одежду, которую заблаговременно приготовил ему начальник корабля и, сокрушаясь о разлуке со старцем Григорием, со слезами припал к ногам его и просил благословения. Старец, проливая слезы, облобызал Акакия и благословил идти на священный и великий подвиг. Затем Акакий, простившись со всеми и дав всем о Христе целование, пошел в Оттоманскую Порту в сопровождении брата начальника корабля, который добровольно вызвался проводить Акакия, ибо Акакий не знал туда дороги.
Достигнув Порты, Акакий расстался со своим путеводителем и взошел на крыльцо судилища. Здесь его остановил преддверник, который спросил, кто он и зачем пришел.
Акакий, рассказав ему о своем отречении от христианской веры и о том, где находится его родина, исповедал перед ним Христа Истинным Богом, а Магомета проклял, назвав обманщиком и лжепророком. Потом в доказательство своего отречения от мусульманской веры снял со своей головы зеленую повязку, бросил на землю и стал топтать ногами, насмехаясь над турецкой верой.
Преддверник, видя такую дерзость, начал его бить, а так как время не позволяло представить его верховному визирю, то он, заковав ноги святого мученика в кандалы, запер его в темницу. Через некоторое время святой приведен был в судилище, где ласками начали уговаривать его отречься от христианской веры, но мученик, как адамант, оставался твердым в своем исповедании.
Видя непреклонность мученика, судьи приказали его бить и потом бросить в темницу.
На другой день, в воскресенье, в 4 часа дня, мученика привели к самому визирю, но и визирь не смог отклонить его от исповедания имени Христова. После этого он отослал святого страдальца к городскому судье, но и там мужественный воин Христов остался непоколебимым. И в тот же день последовал приговор — обезглавить исповедника Христова. Вечером Григорий узнал от некоторых христиан о мучениях Акакия, и порадовался за него. Для духовного утешения мученика он считал необходимым сподобить его приобщения Христовых Таин, но не знал, каким путем исполнить это святое дело. В столь затруднительном деле он обратился за советом к вожатому Акакия, который согласился исполнить поручение.
После этого Григорий тотчас пошел к священнику, у которого стал просить часть Пречистого Тела Господа для узника, страдавшего за Христа. Священник безо всякого смущения вложил часть Святых Таин в малую дароносицу, отдав для передачи оных Акакию. Благочестивый христианин немедленно отправился с Дарами в темницу и благополучно вошел в нее, так как караульные солдаты, оставив свои посты, завтракали. В это счастливое время посланный и передал Акакию Святые Дары. Потом стал возвращаться обратно к выходу, но — увы! — часовые закончили завтракать и уже стояли на своих местах. Их удивила дерзость этого доброго христианина, и потому, жестоко избив его, выбросили вон. Когда же он пришел в чувство после обморока, то не помнил, каким образом очутился вне темницы. Чувствуя сильную боль от побоев, он сравнивал свои страдания со страданиями Акакия и воображал, какой радостный будет конец его страданиям! В это время он услышал шум идущих турецких солдат, которые вели Акакия со связанными сзади руками, плевали на него, толкали и били безо всякого милосердия. Доведенный до места Пармак-капи, святой стал на колени, преклонил свою голову и громко сказал палачу: «Опускай твой меч, только смело и метко». В эту самую минуту сильная рука палача опустила меч, и священная голова отделилась от многострадального тела, а праведная душа отлетела в обитель Небесного Отца, в понедельник, 1 мая 1816 года, в 6 часов пополудни.
Как только Григорий узнал о кончине святого мученика, то первой его заботой было купить у караульных солдат мощи Акакия. Для этого он обратился к некоторым христианам, которые охотно согласились пожертвовать, кто что мог. Таким образом собралось 800 пиастр, которые были заплачены алчным туркам. Тело мученика с подобающей честью взяли и перенесли на тот самый корабль, который привез святого в Константинополь, так как начальник корабля по любви к мученику согласился ожидать его кончины и отвезти Григория вместе с телом преподобномученика обратно на Святую Гору.
В пять часов ночи корабль снялся с якоря и управляемый рукой Всевышнего благополучно достиг Афона. Мощи святого мученика были перенесены с корабля в ту самую келию, в которой он подвизался еще при жизни и с благоговением погребены в ново-созданном храме в честь прежде его пострадавших двух святых преподобномучеников Евфимия и Игнатия. Благоприятными молитвами преподобномученика Акакия да сподобимся и мы получить Царство Небесное о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава, честь и держава, всегда и в бесконечные веки. Аминь.
В один день вместе со святым Акакием совершается память и святых преподобномучеников Евфимия (память 22 марта/4 апреля) и Игнатия (память 20 октября/2 ноября).
Святые главы всех трех преподобномучеников находятся ныне в Русской на Афоне обители святого великомученика Пантелеимона. Есть им и отдельная служба.

Тропарь преподобномученикам Евфимию, Игнатию и Акакию Афонским

Тропарь, глас 1:


Равночисленнии Троицы Несозданныя суще, с лики ангелов и чины мучеников предстоите вы, радующеся, Престолу Божества, мудрии. Сего ради причастием сияние отонуду приемлюще, источник исцелений верным подаете и Божественное просвещение, мучениче Христов Евфимие со Игнатием мудрым и с божественным Акакием, о нас присно молитеся.

Кондак, глас 4:

Явися днесь Церкви новое торжество триех страстотерпцев, яко светила, озаряющее православных, Христе, исполнения.

Величание

Ублажаем вас, преподобнии мученицы Евфимие, Игнатие и Акакие, и чтим святую память вашу наставницы монахов и собеседницы ангелов.

Имя Акакий

12 декабря (29 ноября по старому стилю) церковь чтит имя преподобного Акакия Синайского. По-русски это имя звучит скорее забавно. И даже кажется, что Николай Васильевич Гоголь, избрал для героя повести «Шинель» это неблагозвучноое имя – Акакий Акакиевич Башмачкин – специально, чтобы подчеркнуть никчемность героя и вызвать в читателе жалостливые чувства. Однако житие святого Акакия, которое хорошо было известно Гоголю, открывает нам новые смыслы этой повести.

Читайте также:  Как правильно читать 150 раз молитву богородице дево радуйся

Акакий: значение имени

Мы не можем сказать, что в России это имя когда-то было популярно, а потом, много позже, из-за его звучания вышло из употребления. Но нельзя и отрицать, что оно было на слуху. Как минимум девять раз в течение года Церковь обращается в своих молитвах к святым, носящим имя Акакий.

В России, день памяти преподобного Акакия Синайского приходится на 12 декабря (29 ноября по старому стилю). И еще дважды в году вспоминает Церковь преподобного Акакия Синайского: 20 июля (7 июля по старому стилю), а также в среду на Светлой Седмице святой Акакий славится в соборе Синайских преподобных, то есть всех тех святых, которые подвязались на горе Синай.

Житие Акакия Синайского

Акакий был послушником. Он жил в монастыре при одном очень суровом и даже дерзком старце. Было это в первой половине VI века. Старец постоянно задавал Акакию тяжелую работу. Он не только ругал юношу, но даже жестоко бил его. Акакий же был беззлобен, сносил все без ропота, с терпением, послушанием, и отличался большим смирением. Однажды, когда шел уже девятый год его службы у старца, Акакий от непосильного труда и внезапной хвори умер. Пять дней спустя старец посетовал другому монаху, что, мол, неприятность случилась, послушник умер. Этот последний не поверил. Вместе они отправились в склеп, где погребено было тело Акакия, чтобы убедиться в правоте слов наставника. «Акакий, где ты? Ты умер?» – обратились монахи к покойному Акакию, как будто бы он был живым. «Нет, отче, – услышал старец в ответ. – Я не умер. Для того, кто обещал творить послушание, смерти нет».

Эти слова, так потрясли наставника Акакия, что он предпочел со стыдом и страхом бежать. Вразумленный произошедшим, попросив разрешения у игумена, старец до конца своих дней жил и молился у гроба святого Акакия. Так Господь вознаградил преподобного Акакия за его терпение.

Иконография: как выглядел Акакий?

Руководство по иконографии называют Ерминия или иконописный подлинник. Самая известная Ерминия XVIII века принадлежит перу афонского иеромонаха Дионисия Фурноаграфиота. В частности, он указывает, что преподобного Акакия следует изображать молодым, с едва пробивающейся бородой. Изображений преподобного Акакия Синайского темноволосого, в монашеской рясе, в мантии, в мире не так много. В Греции фрески встречаются чаще. Например, одна из самых знаменитых – фреска преподобного Акакия, которая сохранилась в монастыре Осиос Лукас недалеко от города Дельфы. Монастырь, основанный в X веке, в котором сохранились удивительные фрески и мозаики, включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. На северо-востоке Афонского полуострова в монастыре Хиландар изображение святого Акакия XVII века находится в трапезной обители.

В России известно как минимум одно изображение. Это фреска преподобного Акакия Синайского XIV века, выполненная балканскими мастерами. Она находилась в храме Спаса Преображения на Ковалеве в Великом Новгороде. К сожалению, в 1941-1943 годах храм серьезно пострадал во время наступления немцев. Казалось, что фрески безвозвратно утрачены. Однако в 1960 году началась реставрация храма. Уникальные росписи, в буквальном смысле, как пазл собирались по кусочкам. В частности, в полуразрушенном храме удалось обнаружить груду осколков фрески преподобного Акакия Синайского. Ученые восстановили ее. На фреске Акакий изображен как молодой послушник. В руках у него свиток, на котором значится: «Чадо послушания не умирает николиже».

Три факта о Грузии и имени Акакий

Самое популярное имя – Акакий

Сулико

Я могилу милой искал,

Сердце мне томила тоска.

Сердцу без любви нелегко.

Где же ты, моя Сулико.

Популярную в советском союзе песню «Сулико» многие считают народной. Однако авторство слов принадлежит самому известному поэту Грузии и общественному деятелю Акакию Церетели. Стихотворение «Сулико» Акакий Церетели впервые опубликовал в 1895 году. Затем к стихам была написана музыка. В 1938 году песня была исполнена перед Сталиным и названа «народной». Она так понравилась вождю, что очень быстро стала популярной.

Улицы, метро и университет

Автора «Сулико» Акакия Церетели очень любят в Грузии. Поэт, публицист, писатель, просветитель, патриот. В его честь в Тбилиси названа станция метро и целый проспект. В центре Тбилиси стоит памятник Илье Чавчавадзе и Акакию Церетели. В Кутаиси, где Акакий Ростомович окончил гимназию, существует государственный университет в честь Акакия Церетели. В 1960 году к 120-летию грузинского поэта князя Акакия Церетели даже была выпущена почтовая марка СССР, номиналом в 40 копеек. В 1995 году в Грузии в обращение вошла купюра в 10 грузинских лари. На одной из сторон купюры – портрет Акакия Церетели. А еще, Акакию Церетели принадлежат слова: «Учитесь, дети мои! Большего богатства вы не сумеете обрести».

Агиос Акакиос

Недалеко от греческого города Лариса, глубоко в горах, расположился городок Агиос Акакиос, или Айос Акакиос. В русской транскрипции он так же, как и имя, прозвучал бы – Акакий. В этом селении в Фессалии, которое в XVII веке было деревушкой Голица, родился еще один святой с именем Акакий – преподобный Акакий Кавсокаливит.

Имя Акакий в поэзии

Святителя Николая (Велимировича) Сербского называют также Новым Златоустом. Каждому дню года в своем творении «Охридский пролог» он посвятил поэтическую проповедь. Один из его боговдохновенных гимнов рассказывает о преподобном Акакии Синайском. Может быть, мы и не вспомнили бы об этом, если бы не одно но. 12 декабря чтятся очень многие достойные святые. Но именно Акакию, вошедшему в святоотеческую литературу, как символ смирения, терпения и послушания, святитель Николай Сербский посвятил свои строки:

Первый старец послушнику громко прокричал:

“Акакий брат, ответь нам, где ты сейчас?”

Ответа не дождавшись, паки возгласил:

“Акакий, мертв ты или жив еси?”-

“Живя, как и прежде, когда жил в мире бренном!-

Монах из могилы ответствовал смиренно.

Нет смерти для того, кто верен послушанью”.

Старец второй, поражен необычайно,

От изумления и страха прослезился!

И горько зарыдал, и страшно устыдился,

И покаянье в злых делах своих принес

И, наложивши на себя сугубый пост,

В пустыню тотчас удалиться поспешил,

Чтоб вымолвить спасенье для своей души.

Акакий чудный, воплощенное смирение,

Ты послушанием снискал себе спасение.

Душа твоя веселья ныне исполняется

И имя Церковью святою прославляется.

Святые с именем Акакий

27 января (14 января по ст.стилю)день памяти святителя Акакия, епископа Тверского и Кашинского. 12 июля 12 июля(29 июня по ст.стилю)церковь вспоминает его же в соборе Тверских святых. Святитель Акакий участвовал в двух Макарьевских соборах по канонизации святых, в Стоглавом соборе. Под его надзор в Отрочь монастырь был сослан Максим Грек, о котором святитель много заботился. Именно святителем Акакием в 1564 году был освящен нынешний кафедральный собор Твери, церковь «Белой Троицы». По сей день существуют рукописные книги, переписанные по благословению святого Акакия. Сам же епископ не только переписал собственноручно два Евангелия, но и создал редакцию знаменитого Киево-Печерского патерика. Акакиевская редакция Патерика – одна из десяти существующих и серьезно изученных Макарием (Булгаковым) редакций памятника церковно-исторической литературы.

17 марта (4 марта по ст.стилю) и 30 августа (17 августа по ст.стилю) вспоминаем мученика Акакия, воина. Видя, как император Аврелиан (270-275 годы) истязает христиан – брата и сестру Павла и Иулианию, Акакий уверовал во Христа, объявил об этом и тут же был казнен.

22 марта (9 марта по ст.стилю) мы вспоминаем другого Акакия, Севастийского. Он был одним из сорока севастийских мучеников, пострадавших в 320 году от рук императора Ликиния.

25 апреля (12 апреля по ст.стилю) день памяти Акакия Кавсокаливита (Нового), подвизавшегося на горе Афон в пещере Максима Кавсокалива. Скончался в 1730 году в возрасте ста лет.

30 апреля (17 апреля) церковь чтит Акакия Мелитинского, епископа. Он происходил из армянского Мелитина. Был отдан родителями в монастырь по обету (они долго молились Богу о рождении детей). Акакий не только прошел путь от чтеца до священника, но стал епископом. Участвовал в 431 году в третьем Вселенском соборе, где боролся с несторианской ересью. Прославился даром чудотворения. На иконах изображается старцем в епископском одеянии.2

8 сентября (15 сентября по ст.стилю) церковь отмечает обретение мощей святителя Акакия, еп. Мелитинского.

14 мая (1 Мая по ст.стилю) преподобномученик Акакий Новый. В девятилетнем возрасте был отдан башмачнику в ученики. Бежал от побоев. Был принят женщинами мусульманками. Жил в роскоши и отрется от Христа. Но в 18 лет, когда жена хозяина «воспылала к нему любовью», бежал на родину. Отказался от мусульманской веры. Обрадованная мать, приняла сына и отправила его на Афон, где он принял монашество, а потом и благословение идти на мученический подвиг. Акакий дерзновенно отправился к туркам, чтобы исповедовать перед ними Христа. Там он был обезглавлен. Его мощи хранятся на Афоне в монастыре св. Пантелеимона. 12 сентября (30 августа по ст.стилю) Акакий новый чтится также в соборе Сербских святых.

20 мая (7 мая по ст.стилю) Акакий, сотник. Его еще называют Каппадокинянин, так как он родился и жил в Каппадокии. Или Акакий Византийский, так как его мощи находились в построенном в его честь храме в Константинополе. Акакий пострадал во время гонений на христиан при императоре Максимиане Галерии. Его многожды истязали за веру. И обезглавили из милости, так он занимал почетную должность центуриона мартисийского полка.

10 августа (28 июля по ст.стилю) церковь чтит память Акакия Милетинского, мученически пострадавшего за Христа. Три правителя подвергали его жесточайшим истязаниям, но он оставался невредим и отказывался поклониться идолам. В 321 году его обезглавили.

Кондак преподобного Акакия

Мир оставль, Христу последовал еси от младенства,/ премудре Акакие преподобне,/ Того подражая вольное смирение,/ низвергл еси гордостнаго мучителя,// моли непрестанно о всех нас.

Тропарь преподобных Фомы и Акакия

Светила богосиянная миру/ и иноков одушевленный зари,/ Фома чудесы, Акакий же послушанием,/ возсиясте светло;/ сих, яко имущих дерзновение к Богу,/ молитвами во бранех пособствовати молим,/ да просят от Христа Бога даровати прощение согрешений/ чтущим их святую память.

АКАКИЙ КАВСОКАЛИВИТ

Прп. Акакий Кавсокаливит

Акакий Кавсокаливит (ок. 1633 – 1730), преподобный

Родился около 1633 года [2] в селении Голица в Эпире (северо-западная Греция, ныне селение Айос-Акакиос) в благочестивой семье, в крещении был назван Анастасием. Его семья была бедной, и он ещё в юном возрасте был вынужден взять на себя обеспечение родных. Святой не получил иного образования, кроме того, которое заключалось в изучении Закона Божия, в чтении житий святых и посещении церковных служб.

Когда Анастасий достиг совершеннолетия, мать решила его женить, но юноша отказался от брака, желая посвятить себя иноческой жизни, и бежал из дому. Стремясь служить Богу в удалении от мира, Анастасий в возрасте 22 лет направился в пределы Загоры и там поступил в Троицкий монастырь Суровия близ селения Макриница, основанный святым Дионисием Олимпийским, где и принял монашеский постриг.

В первую ночь после пострижения он удостоился видения: в руке его явился горящий светильник, озаряющий всё вокруг. Тогда Акакий понял, что монах должен быть подобен светильнику, который просвещает других людей сиянием своих добродетелей. И он начал ревностно подвизаться: смирялся и отсекал свою волю, с радостным сердцем брался за самую тяжёлую работу и снискал расположение всех братий.

По совету опытных старцев преподобный навсегда удалился из обители на Святую гору Афон, где посетил известных подвижников. Переходя от кельи к келье, он искал совета людей Божиих, затем на год поселился в пещере рядом с монастырём Григориат вместе с двумя отшельниками.

Затем Акакий обосновался в местности Кавсокалива, поселившись в келье при Преображенском храме. Он прожил там 20 лет, питаясь одним хлебом и дикорастущими плодами не чаще одного раза в три дня. По прошествии этого времени он удалился в маленькую пещеру недалеко от берега, где в своё время подвизался святой Максим Кавсокаливит. Преподобный Акакий вёл превосходящую человеческие возможности духовную брань, сражаясь с бесплотными силами. Бесы с яростью приступали к нему и пытались сломить его мужество отвратительными помыслами, пугающими явлениями и различными недугами. Но Акакий обращал их в бегство пламенной молитвой, которая исходила от самого его сердца, всегда бодрствующего.

Преподобный уже несколько лет пребывал в пещере, когда к нему пришел святой Роман Карпенисийский. Он хотел пребывать вместе с ним, чтобы подготовиться к мученическому подвигу. Акакий, после бывшего ему видения, постриг Романа в великую схиму и позволил принять мученический венец. После его ухода Акакий некоторое время жил в пещере святого Афанасия Афонского. Там пред ним в видении предстал святой мученик Роман в неизреченной славе, с ликом, сияющим подобно солнцу.

Возвратившись в Кавсокаливийскую пещеру, святой построил себе хижину по соседству. Как-то раз в зимний день святой никак не мог согреться от разведённого им огня. Он понял, что это – бесовское искушение. Погасив огонь, Акакий нагим бросился в снег. Тогда чудесная теплота разлилась по его телу, как если бы он оказался в бане.

Многие из посетителей преподобного сделались его учениками, поселились в окрестностях пещеры и основали скит, получивший с той поры название Кавсокаливский. Дабы порадовать учеников, святой Акакий молитвой извёл из земли источник, доставлявший им воду в изобилии. Однако он их поучал, что надлежит строго соблюдать пост и не предаваться сну во время ночных бдений, дабы победить склонность плоти к наслаждению. На вопрос, сколько времени можно уделять сну, святой ответил: “Полчаса достаточно для истинного монаха”. Сам же он проводил всю ночь в молитвах и позволял себе лишь немного отдохнуть утром.

Среди посетителей Акакия был и святой мученик Никодим Эльбасанский, со слезами просивший у него совета, как спасти душу. Акакий встал на молитву и, получив уверение от Господа, благословил мученика осуществить задуманное. Преподобный благословил Никодима своим посохом и вручил его мученику, чтобы он предстал с ним перед пашой. Акакий дал благословение принять мученическую смерть ради любви ко Христу и третьему мученику – святому Пахомию Русскому.

Особую роль в духовной жизни преподобного Акакия играло молитвенное почитание преподобного Максима Кавсокаливита. Когда демоны наводили на Акакия уныние, он призывал этого святого и чувствовал его предстательство. Неоднократно преподобный Максим чудесно являлся ему, облачённый в священнические одежды, озарённый небесной славой и в сопровождении монахов. Кроме подобных откровений, Акакий удостоился получить от Бога дар прозорливости.

Большинство монахов-пустынников, подвизавшихся в южной части Афона, считали Акакия своим главой и духовным отцом. Они желали утвердить его власть, для чего необходимо было вручить ему пастырский посох. Монахи попросили об этом проигумена Лавры Неофита, который занимался строительством церкви в скиту. Святой Акакий подчинился, но с тех пор не брал в руки никакого посоха, несмотря на слабость, свойственную его возрасту.

О своей кончине 97-летний старец знал за несколько дней, о чём и сообщил иноку Афанасию, пришедшему из скита святой Анны посетить его.

Скончался преподобный Акакий 12 апреля 1730 года.

Иконография

Преподобный Акакий изображается как старец, с бородой, в монашеском одеянии (в рясе, мантии, с кукулем на голове). Его изображение есть на гравюре Парфения Закинфиота “Святая Троица, скит Кавсокаливион и двое святых” (1-я пол. XIX в., Афон). Второй святой, изображ”нный на этой гравюре – преподобный Максим Кавсокаливит.

Использованные материалы

  • Георгий (Тертышников), архим., Н. В. Г. “Акакий Новый Кавсокаливит” / Православная энциклопедия, т. 1, с. 367:
    • http://www.pravenc.ru/text/63796.html
  • “Память преподобного Акакия Кавсокаливита” / Синаксарь. Жития святых Православной Церкви. Автор-составитель иеромонах Макарий Симонопетрский. Адаптированный перевод с французского. В 6 тт. – М.: Издательство Сретенского монастыря, 2011. – Т. IV. – С. 530-534:
    • http://www.pravoslavie.ru/orthodoxchurches/53125.htm

[1] “Ὁ Ὅσιος Ἀκάκιος ὁ Καυσοκαλυβίτης”, страница греческого сайта ΜΕΓΑΣ ΣΥΝΑΞΑΡΙΣΤΗΣ (Большой месяцеслов), по кн.: Αγαθάγγελος (Χαραμαντίδης), Επ. Φαναρίου, ΜΕΓΑΣ ΣΥΝΑΞΑΡΙΣΤΗΣ (Епископ Фанарийский Агафангел, “Синаксарь Православной Церкви”), Αποστολικής Διακονίας της Εκκλησίας της Ελλάδος, http://www.synaxarion.gr/gr/sid/2637/sxsaintinfo.aspx .

[2] По житию, составленному иеромонахом Макарим Симонопетрским, прп. Акакий родился в 1630 году, но Православная энциклопедия указывает на то, что старец скончался в возрасте 97 лет.

Преподобный Ака ́ кий Синайский

Дни памяти

5 мая (переходящая) – Собор Синайских преподобных

Житие

Бла­жен­ный Иоанн Ле­ствич­ник [1] пи­шет в кни­ге сво­ей о пре­по­доб­ном Ака­кии так: Ве­ли­кий Иоанн Сав­ва­ит [2] рас­ска­зал мне про­ис­ше­ствие ис­тин­ное и по­вест­во­ва­ния до­стой­ное.

Был один ста­рец, очень ле­ни­вый и по ха­рак­те­ру злой; го­во­рю, не осуж­дая его, но с це­лью по­ка­зать тер­пе­ние свя­то­го, и вот что рас­ска­жу вам. Тот ста­рец имел мо­ло­до­го уче­ни­ка, по име­ни Ака­кия, про­сто­го нра­вом и це­ло­муд­рен­но­го умом, ко­то­рый так мно­го зла тер­пел от то­го стар­ца, что мно­гим да­же по­ка­жет­ся это неве­ро­ят­ным, ибо ста­рец не толь­ко уко­ра­ми и бес­че­сти­ем до­са­ждал ему, но и вся­кий день му­чил его те­лес­ны­ми ис­тя­за­ни­я­ми. Од­на­ко тер­пе­ние его бы­ло не на­прас­но: по­то­му что Ака­кий сво­ей без­ро­пот­ной вы­нос­ли­во­стью и незло­би­вым стра­да­ни­ем снис­кал се­бе бла­го­дать Бо­жию, осво­бож­да­ю­щую его от веч­но­го му­че­ния. Я же (го­во­рит Иоанн Сав­ва­ит к Иоан­ну Ле­ствич­ни­ку), ви­дя каж­дый день его та­ким, как буд­то он куп­лен­ный раб или плен­ник, и тер­пит край­нюю бе­ду, на­роч­но встре­чал его и спра­ши­вал:

– Что ты, брат Ака­кий? как про­во­дишь ны­неш­ний день?

– Как пе­ред Гос­по­дом Бо­гом, – так мне хо­ро­шо.

И по­ка­зы­вал мне ино­гда по­си­нев­шие гла­за, ино­гда шею, а то го­ло­ву в ра­нах. Зная, что он по­сту­па­ет доб­ро­де­тель­но, я го­во­рил ему:

– Хо­ро­шо, хо­ро­шо, тер­пи, брат, чтобы до­стиг­нуть спа­се­ния те­бе.

В та­ком по­ло­же­нии бла­жен­ный Ака­кий оста­вал­ся у то­го стро­го­го стар­ца де­вять лет и, про­болев немно­го пред кон­чи­ной, ото­шел ко Гос­по­ду [3] . Ко­гда он был по­гре­бен в се­мей­ном скле­пе, то спу­стя пять дней ста­рец от­пра­вил­ся к од­но­му жив­ше­му там ве­ли­ко­му от­цу и ска­зал ему:

– От­че, брат Ака­кий, уче­ник мой, умер.

Отец, услы­хав это, ска­зал:

– Не ве­рю те­бе, стар­че, по­то­му что Ака­кий не умер.

– От­че, ес­ли не ве­ришь мне, то пой­ди сам и осмот­ри гроб его.

То­гда пре­по­доб­ный отец по­спеш­но встал, по­шел со стар­цем в гроб­ни­цу бла­жен­но­го стра­даль­ца и гром­ко вос­клик­нул над гро­бом Ака­кия, об­ра­ща­ясь к нему как к жи­во­му:

– Брат Ака­кий, умер ли ты?

Бла­го­ра­зум­ный по­слуш­ник, об­на­ру­жи­вая по­слу­ша­ние и по смер­ти, от­ве­тил:

– Не умер, от­че, ибо то­му, кто обя­зал­ся тво­рить по­слу­ша­ние, невоз­мож­но уме­реть.

Ко­гда ста­рец, у ко­е­го жил Ака­кий, услы­хал это, то ис­пу­гал­ся и упал со сле­за­ми на зем­лю; по­том по­про­сил у игу­ме­на кел­лию воз­ле его гро­ба и, за­тво­рив­шись в ней, про­жил еще бла­го­че­сти­во, за­бо­тясь о спа­се­нии ду­ши и, по­сле мно­гих по­дви­гов, ото­шел ко Гос­по­ду Бо­гу, Ко­то­ро­му сла­ва во ве­ки. Аминь.

Cказание, которое привел в “Лествице” преподобный Иоанн Лествичник как пример терпения, послушания и награды за них

«Не хо­чу непра­вед­но скры­вать и ли­хо­им­ство­вать бес­че­ло­веч­но, не хо­чу умол­чать пред ва­ми о том, о чем мол­чать не долж­но. Ве­ли­кий Иоанн Сав­ва­ит со­об­щил мне ве­щи, до­стой­ные слы­ша­ния; а ты сам, пре­по­доб­ный от­че, по опы­ту зна­ешь, что сей муж бес­стра­стен и чист от вся­кой лжи, от вся­ко­го лу­ка­во­го де­ла и сло­ва. Он рас­ска­зал мне сле­ду­ю­щее.
“В оби­те­ли мо­ей в Азии (ибо от­ту­да при­шел сей пре­по­доб­ный), в ко­то­рой я на­хо­дил­ся преж­де, неже­ли при­шел сю­да, был один ста­рец весь­ма нера­ди­вой жиз­ни и дерз­ко­го нра­ва; го­во­рю сие, не су­дя его, а дабы по­ка­зать, что я го­во­рю прав­ду. Не знаю, ка­ким об­ра­зом при­об­рел он се­бе уче­ни­ка, юно­шу по име­ни Ака­кий, про­сто­го нра­ва, но муд­ро­го смыс­лом, ко­то­рый столь­ко же­сто­ко­стей пе­ре­нес от се­го стар­ца, что для мно­гих это по­ка­жет­ся неве­ро­ят­ным. Ведь ста­рец му­чил его еже­днев­но не толь­ко уко­риз­на­ми и ру­га­тель­ства­ми но и по­бо­я­ми; тер­пе­ние же по­слуш­ни­ка бы­ло не без­рас­суд­ное. Ви­дя, что он, как куп­лен­ный раб, еже­днев­но крайне стра­да­ет, я ча­сто го­ва­ри­вал ему, при встре­че с ним: “Что, брат Ака­кий, ка­ко­во се­го­дня?” – В от­вет на это он тот­час по­ка­зы­вал мне ино­гда си­нее пят­но под гла­зом, ино­гда уязв­лен­ную шею или го­ло­ву; а как я знал, что он – де­ла­тель, то го­ва­ри­вал ему: “Хо­ро­шо, хо­ро­шо, по­тер­пи и по­лу­чишь поль­зу”.
Про­жив у сво­е­го неми­ло­серд­но­го стар­ца де­вять лет, Ака­кий ото­шел ко Гос­по­ду и по­гре­бен в усы­паль­ни­це от­цов. Спу­стя пять дней по­сле это­го на­став­ник его по­шел к од­но­му пре­бы­вав­ше­му там ве­ли­ко­му стар­цу и го­во­рит ему: “От­че, брат Ака­кий умер”. Но ста­рец, услы­шав это, ска­зал ему: “По­верь мне, стар­че, я со­мне­ва­юсь в этом”. ” По­ди и по­смот­ри”, – от­ве­чал тот. Немед­лен­но встав, ста­рец при­хо­дит в усы­паль­ни­цу с на­став­ни­ком бла­жен­но­го оно­го по­движ­ни­ка, и взы­ва­ет к нему, как бы к жи­во­му (ибо по­ис­ти­не он был жив и по­сле смер­ти), и го­во­рит: “Брат Ака­кий, умер ли ты?” Сей же бла­го­ра­зум­ный по­слуш­ник, ока­зы­вая по­слу­ша­ние и по­сле смер­ти, от­ве­чал ве­ли­ко­му: “От­че, как мож­но уме­реть де­ла­те­лю по­слу­ша­ния?” – То­гда ста­рец, ко­то­рый был преж­де на­став­ни­ком Ака­кия, по­ра­жен­ный стра­хом, пал со сле­за­ми на зем­лю; и по­том, ис­про­сив у игу­ме­на Лав­ры 14-ю кел­лию близ гро­ба Ака­ки­е­ва, про­вел там оста­ток жиз­ни уже доб­ро­де­тель­но, го­во­ря все­гда про­чим от­цам: “Я сде­лал убий­ство”. Мне ка­жет­ся, от­че Иоанне, что ве­ли­кий ста­рец, го­во­рив­ший с умер­шим, был сам сей Иоанн Сав­ва­ит; ибо он рас­ска­зы­вал мне еще од­ну по­весть, как бы о дру­гом по­движ­ни­ке; а я по­сле до­сто­вер­но узнал, что этот по­движ­ник был он сам.

При­ме­ча­ния

[1] Иоанн Ле­ствич­ник – про­ис­хож­де­ния неиз­вест­но­го, 20-ти лет при­нял ино­че­ство, по­след­ние че­ты­ре го­да сво­ей жиз­ни был игу­ме­ном Си­най­ской оби­те­ли; скон­чал­ся 80-­лет­ним стар­цем в кон­це VI ве­ка; па­мять его 30 мар­та.

[2] Св. Иоанн Сав­ва­ит (Мол­чаль­ник) ро­дил­ся в по­ло­вине V сто­ле­тия. За­ни­мал епи­скоп­скую ка­фед­ру в од­ной из ар­мян­ских церк­вей с 482–491 г., по­след­нюю часть жиз­ни про­вел в пе­ще­ре. Па­мять его 3 де­каб­ря.

[3] Скон­чал­ся в пер­вой по­ло­вине VI ве­ка.

Акакий Новый: афонский святой, который ел камни

Православная Церковь 25 апреля (по новому стилю) чтит память преподобного Акакия Нового, основателя Кавсокалитского скита на Святой Горе Афон. Святой еще при жизни прославился многими чудесами: когда он молился, из его уст исходило пламя; известно также то, что он ел камни.

Православная Церковь 25 апреля (по новому стилю) чтит память преподобного Акакия Нового, основателя Кавсокалитского скита на Святой Горе Афон. Святой еще при жизни прославился многими чудесами: когда он молился, из его уст исходило пламя; известно также то, что он ел камни.

Святой Акакий родился в 1630 году в Греции, в бедной семье, с юных лет он содержал родных.

Получил образование, изучая Закон Божий и жития святых. Акакий не пропускал церковных служб.

Парень сбежал из дому, когда узнал, что его хотят женить. Он отправился в монастырь, который основал святой Дионисий Олимпийский.

После монашеского пострига ему было видение: он держал в руках светильник, освещающий окрестности. Акакий трактовал это так: призвание монаха – быть подобным «светильником», сеянием добрых дел просвещать других людей. Это побудило его усиленно бороться со страстями.

Чтобы достичь смирения, Акакий приступал к самой тяжелой работе. За такой нрав братия монастыря полюбила его.

Святой искал уединения. Он подолгу бывал в лесу, молился и любовался природой.

Ощущая духовную жажду, отправился на Святую Гору Афон. Там он ходил от кельи к келье, ища духовного совета для себя. Один год Акакий прожил в пещере с двумя отшельниками, недалеко от монастыря Григориат.

Посетив многие обители Святой Горы, он решил остановиться на южной стороне полуострова. Святой прожил в Преображенской келье 20 лет. Он принимал пищу один раз в три дня. Ел только хлеб и плоды деревьев.

Позже поселился в маленькой пещере у берега моря, где раньше жил святой Максим Кавкасолит. Преподобный ел столько, сколько требовалось для поддержания жизненных сил. Иногда Акакий добавлял измельченные камни в коренья, которыми питался, от чего из горла текла кровь.

Бесы приступали к нему: отвлекали его помыслами, пугали явлениями и недугами. Однако непрестанная молитва Акакия одолевала бесовские выходки.

Господь щедро вознаградил его даром чистой молитвы и открыл ему тайны вечной жизни, сокрытые даже от ангелов.

Святой Акакий всегда молился стоя, неподвижно. Очевидцы говорили, что когда святой молился «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!», то из его уст исходило пламя.

Преподобный возобновлял учение преподобного Симеона Нового Богослова. Он отмечал, что все желающие видеть Иисуса Христа в вечной жизни, должны уже в этой жизни, через благодать Божию, получить духовное зрение, чтобы видеть духовные сущности так ясно, как мы видим материальные вещи.

К святому Акакию в пещеру приходил святой Роман Карпеннисийский, который искал наставлений. Акакий постриг Романа в великую схиму и позволил принять мучения ради Христа.

Затем святой на время поселился в пещере, где раньше жил святой Афанасий Афонский. Там ему в видении пришел святой мученик Роман, лик которого сиял как солнце.

Акакий вернулся в Кавсокаливийскую пещеру и построил вблизи хижину. Однажды зимой он не мог согреться от костра. Он понял, что это искушения бесов и оголенным бросился в снег, от чего сразу согрелся.

Преподобный Акакий получил от Бога дар прозорливости и пророчества. Он видел души людей и открывал их грехи или намекал на то, что их ждет в будущем.

Многие приходившие к нему стали его учениками. Они селились неподалеку, в пещерах. Так основался Кавсокаливийский скит. Святой Акакий просил у Бога в молитвах открыть ему источник воды. Святой учил братию, что необходимо строго соблюдать пост и не спать во время ночных бдений. Его спросили, сколько времени нужно спать, на что святой ответил: «Полчаса достаточно для истинного монаха». Он молился всю ночь и лишь немного отдыхал утром.

В минуты уныния и отчаяния Акакию являлся преподобный Максим Кавсокалив в сопровождении монахов, в белых одеждах. Святой Максим духовно укреплял Акакия.

Святого также посещал мученик Никодим, спрашивая совета, как спастись. Акакий помолился и благословил мученика исполнять задуманное, вручив ему свой посох, который был при Максиме во время его мученической смерти.

Преподобный благословил на смерть ради Христа и третьего мученика – святого Пахомия Русского.

Монахи-пустынники желали в знак власти и духовного наставничества вручить святому Акакию посох пастыря. Проигумен Лавры Неофит, который строил в скиту церковь, благословил. Святой подчинился, но не брал в руки посоха, несмотря на слабость и преклонный возраст.

Святой Акакий умер 25 апреля (по новому стилю) 1730 года. Святогорцы оплакивали его как отца.

1 мая. Житие и страдания святого нового преподобномученика Акакия

С рукописи скита святого Предтечи.

Святой преподобномученик Акакий, во святом крещении Афанасий, был сыном благочестивых родителей. Место жительства их было селение Неохори, в Македонии, близ Солуни. Вследствие крайней бедности они не в состоянии были приобретать в том селении средств к своему существованию и переселились в город Серес. Между детьми их Афанасий был старший, тогда ему было девять лет. Желая, чтобы он с молодых лет научился какому-нибудь полезному ремеслу, а не скитался праздным, они отдали его одному башмачнику. Но это не только не принесло Афанасию пользы, а напротив, причинило ему ужасный вред и привело к бедствию, ибо башмачник, взявший его на свое попечение для научения своему искусству, вместо благоразумных наставлений и вразумлений употреблял ежедневные, безрассудные и жестокие побои. Не перенося жестокостей своего хозяина, несовершеннолетний Афанасий желал освободиться от злого и безчеловечного этого тирана и неприметно, сверх чаяния, впал в когти мысленного человекоубийцы – диавола. В один день, именно – святой и Великой пятницы, башмачник – хозяин Афанасия, по наущению, может быть, демоном, с большим против прежнего немилосердием избил его. От частых побоев совершенно упавший духом, Афанасий вышел из дома своего хозяина, плакал, рыдал, шел сам не зная куда, а день склонялся уже к вечеру. К своему несчастью встретил он на улице двух оттоманок. Эти женщины, выражая коварное милосердие к сетующему и голодному Афанасию, ввели его в дом свой, у ворот которого они тогда находились, обласкали его и накормили, и с тем вместе предложили, отверженные, отречься истинного Хлеба, сшедшего с небесе, Господа нашего Иисуса Христа. Афанасий, от жестокостей своего хозяина уже совершенно потерявший и силу воли, и терпение, к тому же думавший, что он нашел наконец истинное избавление и покой – увы! – отрекся Иисуса Христа.

Как только турчанки услышали согласие Афанасия на отречение от христианской веры, тотчас отвели его к хазнадарю Юсуф-бею, который оставил Афанасия в своем доме и, не отлагая времени, совершил над ним обрезание с переменою христианского имени на мусульманское, и потом, усыновив его, питал к нему неограниченную любовь, которую одинаково разделяла и его жена.

Прожив девять лет в богатом доме во всяком довольстве и роскоши, он достиг восемнадцатилетнего возраста. В это время жена бея, питавшая к нему доселе материнскую любовь, переменила ее на страстную и, не умея долее скрывать своей страсти, изъявила Афанасию свое желание быть с ним, но целомудренный юноша, подобно прекрасному Иосифу, бежал от нее, не соизволяя быть с ней в греховной связи. Однако злобная турчанка, видя себя пристыженной поступком Афанасия, оболгала его пред своим мужем, будто бы он хотел сделать над ней насилие. Юсуф, выслушав жалобу своей жены, немедленно выгнал Афанасия из своего дома, дав ему полную свободу идти куда хочет.

Получив свободу, Афанасий пошел в Солунь к своим родителям, куда они переселились из Сереса вскоре по отречении Афанасия от христианской веры. Родители, увидев своего сына, которого считали погибшим, обрадовались, особенно когда они узнали от него, что он оставляет мусульманскую веру и всем сердцем своим сопричисляется к словесному стаду Христову.

После нескольких дней пребывания своего в родительском доме они посоветовали ему удалиться на святую Гору Афон, чтобы там, исповедавшись духовным отцам о своем падении, омыл бы оное покаянием и слезами.

– Притом помни и то, – сказала ему мать, – так как ты произвольно отрекся Иисуса Христа, так точно с дерзновением должен и исповедать Его пред турками и за любовь сладчайшего Иисуса принять мученическую кончину, омыв свое глубокое падение своей кровью.

О, благочестивая и чадолюбивая мать! Она не жалеет тела своего сына, чтобы спасти душу его для вечной жизни.

Услыша от матери своей то, чего желал и сам Афанасий, он вскоре удалился на святую Афонскую Гору, где и поступил в Хиландарский монастырь. Прожив здесь несколько времени, он по совету старцев той обители отправился в Ксенофский скит к духовнику Николаю, который, выслушав исповедь Афанасия, прочитал над ним установленные православной Церковью умилостивительные молитвы, потом помазал его св. миром и отпустил обратно в Хиландарь.

После этого, прожив в Хиландарской обители около года, он оттуда переместился в Иверский монастырь. Здесь он узнал о недавно пострадавших новопреподобномучениках Евфимии и Игнатии. Выслушав весь рассказ о святых мучениках, он загорелся желанием отмыть свое отречение от Христа, подобно им, своей кровью, а потому отправился он к бывшему наставнику новопреподобномучеников, иеромонаху Никифору, которому во всем искренно исповедался; при этом не скрыл и своего желания идти по стопам св. мучеников Евфимия и Игнатия. Духовник объяснил ему все трудности, которые необходимо испытать, чтобы получить мученическую кончину, и видя его готовность последовать его совету, согласился принять его под свое руководство.

Подвиги, проходимые Афанасием, как то: пост, бдение и непрестанная молитва, привели в зависть злобного врага – диавола, который, чтобы расслабить Афанасия в добродетельной жизни, начал всевать в юное его сердце разные помыслы, будучи побежден которыми, он в одну глубокую ночь, никому не сказавшись, ушел из этой обители и после семичасового пути достиг обители Симонопетрской, где по просьбе его был принят тамошним игуменом в число братства. Но враг, сбив однажды в самовольную и более свободную жизнь, и здесь не оставил его в покое, ибо вскоре и отсюда Афанасий перешел опять в Хиландарский монастырь, но, однако, он и здесь не мог ужиться: своеволие влекло его к самостоятельности, и однажды, будучи подвержен одним старцем резкому выговору касательно его поведения, он не стерпел этого выговора и решился опять возвратиться к духовному своему отцу, Никифору.

Придя к сему доброму и чадолюбивому отцу, Афанасий горько раскаивался в своем поступке и со слезами просил причислить его опять к лику святого его братства, обещая впредь не удаляться отсюда. Долго Никифор не соглашался принять своевольного сына, но, будучи тронут его смиренным прошением и слезами, сжалился над ним и принял его вторично в свое малое братство; притом поручил старцу Акакию наблюдать за ним, чтобы он не впал опять в своеволие.

Приняв в свое руководство Афанасия, старец Акакий поместил его в отдельной келье и назначил ему подвиги больше первых, каковые Афанасий проходил с любовью, и от сердечного умиления Бог даровал ему слезы, так что глаза его сделались как бы неиссякаемым источником, постоянно точащим слезы. Достигнув такого состояния, он стал просить духовника удостоить его ангельского образа. Духовник, видя его преуспеяние в добродетели и твердость в мыслях против искушений, постриг его в монашество с именем Акакия, и чрез несколько времени видя, что Акакий уже созрел в добродетелях и достиг совершенства, благословил его отправиться в мученический подвиг, при этом дав ему в спутники старца Григория, который в свое время был спутником преподобномучеников Евфимия и Игнатия. Вскоре после этого был нанят корабль, и они, простившись со св. старцами, 1 апреля оставили Св. Гору и отплыли в Константинополь.

Во время плавания Григорий рассказал начальнику корабля и матросам, кои все были православные христиане, о намерении Акакия, просил их содействовать в этом деле, на что они согласились с полной охотой.

22 апреля прибыли они в Галату Константинопольскую, а на другой день Григорий и Акакий в сопровождении начальника корабля отправились к одному знакомому христианину – Григорию – и остановились у сего доброго мужа.

В тот день, когда Акакий должен был выдать себя турецким властям, они приобщились св. Христовых Таин и прямо из церкви отправились на привезший их корабль. Здесь Акакий переоделся в турецкие одежды, которые заблаговременно приготовил ему начальник корабля, и, сокрушаясь о разлуке со старцем Григорием, со слезами припал он к ногам его и просил благословения. Старец, проливая слезы, облобызал Акакия и благословил идти на священный и великий подвиг. Затем Акакий, простившись со всеми и дав всем о Христе целование, пошел в оттоманскую Порту в сопровождении брата начальника корабля, который добровольно вызвался проводить Акакия, ибо Акакий не знал туда дороги.

Достигнув Порты, Акакий расстался со своим путеводителем и вошел на крыльцо судилища; здесь его остановил преддверник, который спросил его, кто он и зачем пришел сюда.

Акакий рассказал ему о своем отречении от христианской веры, о месте своей родины, исповедал пред ним Христа истинного Бога, а Магомета проклял, назвав его обманщиком и лжепророком. Потом, в доказательство своего отречения от мусульманской веры, снял со своей головы зеленую повязку, бросил ее на землю и, насмехаясь над турецкой верой, стал ее топтать ногами.

Преддверник, видя такую дерзость, начал его бить, а так как время не позволяло представить его верховному визирю, то он, заковав ноги св. мученика в кандалы, запер его в темницу. По окончании присутствия святой приведен был в судилище, где сперва ласками начали уговаривать его отречься от христианской веры, но св. мученик, как адамант, оставался твердым в своем исповедании.

Видя непреклонность мученика, судьи приказали его бить и потом бросить в темницу.

На другой день, в воскресенье, в 4 часа дня, мученика привели к самому визирю, но и визирь не мог отклонить его от исповедания имени Христова. После этого он отослал св. страдальца к градскому судье, но и там мужественный воин Христов остался непоколебимым, и в тот же день последовал приговор обезглавить исповедника Христова. В вечер того же дня Григорий узнал от некоторых христиан о мучениях Акакия, порадовался за него и для духовного утешения святого счел необходимым сподобить его приобщения Христовых Таин, только не знал, каким путем привести в исполнение это святое дело. В этом столь затруднительном деле он обратился за советом к вожатому Акакия, который согласился исполнить поручение.

После сего Григорий тотчас пошел к священнику, у которого стал просить часть пречистого Тела Господня для узника, страдавшего за Христа. Священник без всякого смущения вложил часть св. Таин в малую дароносицу и передал тому благочестивому христианину для передачи оных Акакию, который немедленно отправился в темницу, благополучно вошел в нее, так как караульные солдаты, оставив свои посты, завтракали. В это счастливое время посланный пробрался в темницу и передал Акакию св. Дары. Потом стал возвращаться обратно к выходу, но – увы! – часовые окончили завтракать и уже стояли на своих местах. Их удивила дерзость этого доброго христианина, а потому, жестоко избив его, выбросили вон. Когда же он пришел в чувство от бывшего обморока, то не помнил, каким образом он очутился вне темницы. Чувствуя сильную боль от побоев, он сравнивал свои страдания с страданиями Акакия и воображал, какой радостный будет конец его страданиям! В это время он услышал шум идущих турецких солдат, которые вели Акакия со связанными назад руками, плевали на него, толкали и били без всякого милосердия. Доведенный до места Пармак-капи, святой встал на колена, преклонил св. свою главу и громко сказал палачу:

– Опускай твой меч, только смело и метко, – и в ту самую минуту сильная рука палача опустила меч, и священная глава отделилась от многострадального тела, а праведная душа отлетела в обитель Небесного Отца, в понедельник, 1 мая 1816 г., в шесть часов пополудни.

Как только Григорий узнал о кончине св. мученика, первой его заботой было купить у караульных солдат мощи Акакия; для этой цели он сделал предложение некоторым христианам, которые охотно согласились пожертвовать кто что мог, и таким образом составилось восемьсот пиастров, которые были заплачены алчным туркам, а тело мученика с подобающей честью взяли и перенесли на тот самый корабль, который привез святого в Константинополь, так как начальник корабля по любви к мученику согласился ожидать его кончины и отвезти Григория вместе с телом преподобномученика обратно на Св. Гору.

В пять часов ночи корабль снялся с якоря и, управляемый рукой Всевышнего, благополучно достиг Афона. Мощи св. мученика были перенесены с корабля в ту самую келью, в которой он подвизался еще при жизни, и с благоговением погребены в новосозданном храме, в честь прежде него пострадавших двух св. преподобномучеников – Евфимия и Игнатия. Благоприятными молитвами преподобномученика Акакия, да сподобимся и мы получить Царство Небесное, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава, честь и держава, всегда и в безконечные веки. Аминь.

В тот же день вместе с св. Акакием совершается память и св. преподобномучеников: Евфимия (см. житие его 21 марта) и Игнатия (см. житие 20 октября).

Святые главы всех трех сих преподобномучеников находятся ныне в русской на Афоне обители св. великомученика Пантелеймона. Есть им и отдельная служба, изданная Новонямецким монастырем: «Служба святым преподобномученикам Евфимию, Игнатию и Акакию», Спб, 1871 г., 24, 39 стр.

Читайте также:  Святой юрий о чем молятся
Добавить комментарий