Можно ли молиться католическим святым

Главная страница

Комментарий на заявление митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) относительно применения правил Православной Церкви запрещающих молитвенное общение с инославными , высказанное 16 ноября Его Высокопреосвященством на круглом столе «Церковно-практические аспекты православной сакраментологии», который состоялся в рамках V Международной богословской конференции Русской Православной Церкви «Православное учение о церковных Таинствах».

Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.

В настоящее время легкомысленное отношение в своим высказываниям, непроверенность своих мнений авторитетными вероучительными источниками уже становится нормой и в нашей Русской Православной Церкви. Очень часто приходится сталкиваться с фактами навязывания Церкви своих личных трактовок и мнений, которые противоречат опыту и святоотеческому преданию выверенному достижением христианского совершенства и святости, величайшим подвигом и страданиями Богу угодивших людей. Источником, регулирующим образ жизни христианина всегда является Священное Предание, неотъемлемой частью которого являются и священные каноны. Но если в светской науке любое поверхностное знание может стать причиной серьёзной трагедии и катастрофы, то тем более опасны подобные поверхностного характера мнения и высказывания в вопросах веры, где речь идёт уже о спасении или погибели человеческой души.

Его Высокопреосвященство на круглом столе в вопросе о совместных молитвах с инославными, выразил свое согласие с каноническим запретом Церкви на такие молитвы, но тут же фактически опроверг этот же запрет, как бы закрепляя за архиереем право исполнять данное предписание Церкви или нет. Митрополит Кирилл в частности сказал следующее:

«Однако этот же канон,- по мнению митрополита Кирилла,- “не работает” в “современной межхристианской ситуации”, т.к. угроза для единства Церкви здесь отсутствует. “Допустим, отношения Православных Церквей и Католической, Православных Церквей и протестантских Церквей на уровне международных организаций полностью исключают эту опасность, потому что ни о какой мимикрии речь не идет. И опасность того, что совместная молитва, скажем, произнесение “Отче наш” (я не говорю о совместном богослужении), что это подорвёт единство Церкви – эта опасность не работает сейчас. Поэтому люди собираются и говорят: “Давайте вместе помолимся”, но не для того, чтобы ввести кого-то в заблуждение и оторвать чад, а для того, чтобы помолиться вместе о своих грехах, о том, например, что мы до сих пор разделены”, – объяснил председатель Отдела Внешних Церковных Связей (ОВЦС). 1

Выражая свое глубокое уважение к митрополиту Кириллу как архиерею Русской Православной Церкви, занимающему высокое и ответственное положение главы ОВЦС Московской Патриархии мы, тем не менее, считаем своим долгом сопоставить высказывания Его Высокопреосвященства с учением Православной Церкви, её отношением к вопросу молитвенного общения с инославными.

Для того, чтобы иметь достаточно ясное представление по поднятому вопросу, мы обратимся к самим канонам и комментариям на них выдающегося канониста Православной Церкви конца XIX начала XX столетия епископа Никодима Милаша. При этом мы хотели бы заметить, что сами священные каноны Православной Церкви для неё имели «извечно абсолютный авторитет, поскольку они были написаны богодухновенными мужами, или установлены и утверждены Вселенскими соборами, решения которых восприняты под непосредственным руководством Святого Духа и являются непогрешимыми». 2 Эти каноны по точному выражению известного греческого канониста являются “столпом и утвеждением” Православия. 3

10 Апостольским правилом Церковь воспрещает домашнюю, «хотя бы то дома», молитву с отлучённым от церковного общения. И нарушителя этого правила Церковь повелевает отлучать самого от церковного общения.

Такая казалась бы строгость в отношении совместной молитвы с отлучёнными, как замечает епископ Никодим, «полностью выражает мысль Священного Писания воспрещая молиться с отлучённым от церковного общения не только в церкви, когда бывает для всех верных молитва, но даже и дома наедине с отлучённым от церкви». Отлучённым от Церкви, как подчёркивает Преосвященный Никодим, являются не некоторые еретики, как считают некоторые современные отечественные богословы, но «все еретики». 4 Останавливаясь на 6 правиле Лаодикийского собора, согласно которому категорически запрещён вход еретика «коснеющего в ереси», в православный храм, епископ Никодим подробно излагает учение Церкви о ереси как о явлении чуждом христианству, а, значит, и Самому Христу: «Каждый еретик чужд Церкви, отрицая ту или иную основу христианской веры и тем попирая откровенную истину, а следовательно и Того, Кто открыл эту истину, т. е. Иисуса Христа – Основателя Церкви. В силу этого, вполне естественно, что таковой должен быть лишён церковной молитвы и той благодати, которую только в Церкви, Церкви православной, может получить человек. ». 5

4 5 Апостольское правило подвергает отлучению всякого пресвитера или дьякона «с еретиками молившегося токмо». Кроме того, если кто-то из них дозволяет еретику священнодействовать «яко служителю Церкви», Церковь повелевает извергать из священного сана: «Да будет извержен». 6

Относительно мер строгости в отношении к духовенству епископ Никодим замечает, что они непосредственно вытекают из непосредственной и первостепенной обязанности священнослужителей «служить примером для остальных верных в охранении чистоты верования, не осквернённого никаким ложным учением». 7 Кроме того, по его же замечанию уже на 46 апостольское правило, епископ или священник, принимающий какое-либо священнодействие, совершённое еретическим епископом, показывает, что «не знает сущности своего верования, или сам склонен к ереси и защищает её». 8 Вследствие этого православный епископ или священник лишь доказывает свое недостоинство для священнослужения.

33 правило Лаодикийского собора запрещает молиться не только с еретиком, но с «отщепенцем», т.е. с раскольником.

65 Апостольским правилом запрещается под угрозой извержения из сана клирика, а мирянина отлучения категорически входить и молиться в синагоге или у еретиков»: Аще кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдёт помолитися: да будет от чина священнаго извержен, и отлучен от общения церковного. 9 Об этом же церковном запрете вхождения в иноверческий храм 10 и совершения в нём молитвы говорит и свт. Никифор исповедник в 49 правиле (Вопрос 3) 11 . Он даже называет храмы еретиков не просто обыкновенными домами, но оскверненным еретическими священниками . 12 Даже в случае передачи такого храма православным необходимо его освящение, «постановлено, чтобы совершалось открытие церкви несовратившимся епископом или священником, с произнесением молитвы». 13

В поднятой нами теме отношения православных к еретикам, безусловно, большой интерес представляет 9 правило Тимофея, епископа Александрийского. Этим правилом запрещается священнику приносить безкровную жертву в присутсвии еретиков. В крайнем случае все еретики обязаны покинуть храм при возглашении диакона «оглашенные изыдите». Дальнейшее пребывание в храме на литургии верных может быть дозволено лишь тем еретикам, которые «обещаются покаятися и оставити ересь». 14 Однако, по замечанию Вальсамона таковые имеют права присутствовать на службе не внутри храма, а вне его в притворе вместе с оглашенными. Этого святоотеческого правила по отношению к инославным придерживается Святая Гора, хранительница Православного Предания.

Такие, казалось бы жёсткие предписания канонов, имеют глубокий спасительный смысл. И он имеет две стороны:

охранить паству, верующих православных христиан «от индифферентизма к вере и к Православной Церкви»,

всякое без разбора вступление в религиозное соприкосновение православных с еретиками означало бы то, что мы проявляем. полное безразличие к их обращению в Православие и сами колеблемся в вере. 15

Безразличие к своей православной вере, которое пораждается бесконтрольным общением с инославными-еретиками представляет собой самую серьёзную опасность для душевного здоровья человека в личном плане, и для поместной церкви в случае активных контактов церковной иерархии , превышающих границы канонического права. Неслучайно свт. Никифор Исповедник в своём 49 правиле (Вопрос 10), запрещая православным христианам даже вместе принимать пищу с теми мирянами, которые поставили свои подписи под иконоборческими определениями (подписавшимися под ересью), замечает, что «безразличие – причина зол». 16

В связи с частыми контактами православных христиан с инославными возникает вопрос и о дозволительности посещения неправославных храмов, например католических.

Вполне очевидно, исходя из канонических запретов на всякие виды молитв с инославными-еретиками, Церковь Христова устами соборов и богоглаголивых отцов воспрещает и вхождение в инославные храмы. Свт. Никифор, патриарх Константинопольский в 46 правиле касаясь этого деликатного вопроса, допускает посещение храма «основанного еретиками» 17 , но делать это дозволяется: «по нужде» и «когда на середину поставлен будет крест». 18 В таком случае дозволяется «петь» , то есть в нашем понятии дозволено совершать молебное пение. Тем не менее православным не дозволяется входить в алтарь, совершать каждение и молиться. В каноническом послании прп. Феодора Студита (приложение к правилам святителя Никифора Исповедника) указывается ещё одна причина , по которой православному христианину дозволяется вход в инославные храмы (там речь идёт о посещении усыпальниц святых для молитвы, если они заняты нечистыми священниками, т. е. еретиками): только для поклонения останкам святого, можно войти. 19

С точки зрения канонов Православной Церкви молебен, совершённый православными клириками в католическом храме Нотр Дам Де Пари в присутствии Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, полностью вписывается в рамки дозволенности. Поэтому крайний ажиотаж вокруг этого события, и бесконечные укоры Святейшего будто бы в совершении совместной молитве с католиками, является откровенной ложью и проявлением дерзостной бестактности. Подобного рода выкрикивания и укоры не принесут нашей Церкви ничего кроме раздора и ослабления её внутренних сил.

Из вышеприведённого анализа, не “канона” как считает митрополит Кирилл, а целого списка канонов и разъяснений, вытекают следующие замечания:

1. Мнение митрополита Кирилла о том, что запрет на молитвенное общение с “так называемыми еретиками”, который предписывается канонами Православной Церкви, не работает в “современной межхристианской ситуации”, из-за отсутствия угрозы для единства Церкви, не соответствует учению Церкви, её пониманию меры и границ общения с еретиками- инославными . Церковь в любом молитвенном общении с инославными всегда видела прежде всего серьёзную угрозу для духовного здоровья православного человека, входящего в это общение. Подобные общения неизбежно приводят к религиозному индифферентизму.

2. Любое молитвенное общение с еретиками Церковь расценивала и как измену Православию, независимо от обстановки и условий в каких совершается совместная молитва.

3. Кроме того, Церковь Христова в молитвенном общении с еретиками всегда чувствовала серьёзную опасность для них самих – препятствие для их возможного обращения к Православию, то есть опасность лишения возможности для их спасения.

Поэтому, проводимые сегодня молитвенные общения с инославными христианами, римо-католиками и протестантами, в действительности создают ложное впечатление о единстве Православной Церкви с этими деноминациями.

4. Совершенно неприемлема с точки зрения Церковного сознания фраза митрополита Кирилла, в которой говорится о допустимости совершения молитвы «Отче наш» в которой выражается желание преодолеть существующее разделение в христианском мире, т.е., «что мы до сих пор разделены». И это потому, что Церковь Христова не разделена, ею остаётся всегда и незыблимо Святая Соборная и Апостольская Православная Церковь, все же остальные инославные деноминации являются “отпавшими от неё” в разное историческое время. Всякие высказывания о разделённости христианства, о разделённости Церкви означают ни что иное как поддержку и соглашение с ложной экуменической теорией ветвей.

5. Мнение митрополита Кирилла о том, что частные лица могут совершать молитвенное общение с инославными: «с благословения священноначалия и не по принципу самостийности» 20 также не может быть принято, поскольку авторитет канонов превышает власть и полномочия не только архиерея, но и поместной церкви . Положение епископа в отношении к священным канонам Церкви подчинённое, а не распорядительно-самовластное.

Относительно высказывания митрополита Кирилла о большей опасности так называемого Филаретовского раскола (лжецерковное объединение под наименованием «Киевский патриархат», возглавляемое лжепатриархом Филаретом (Денисенко)) для Русской Православной Церкви нежели католицизма мы выражаем наше полное согласие. Потому что мимикрия Церкви, чем как правило является раскол, представляет собой крайне тонкую и хитрую уловку, которую людям распознать крайне трудно и сложно.

Тем не менее мы не можем согласиться с мнением Его Высокопреосвященства, что при совершении молитв с римо-католиками и протестантами опасности мимикрии не существует. Ибо, как мы уже ранее подчеркнули любой вид молитвенного общения с инославными является внешним свидетельсвом и доказательством единства Православной Церкви с инославными деноминациями. Кроме того, с точки зрения традиционного церковного сознания, и протестанты и римо-католики являются еретиками в действительности, и высказывание митрополита Кирилла вроде «так называемые еретики» необходимо расценивать как сомнение в этом православного иерарха РПЦ.

Двойственность позиции митрополита Кирилла к каноническим правилам Православной Церкви вполне конкретно запрещающим всякое молитвенное общение с еретиками на самом деле скрывает в себе некую неуверенность в правильности канонов Церкви с одной стороны, с другой же – попытку оправдать нередко применяемые православной стороной на межхристианских конференциях и встречах совместные молитвы. Поэтому такая позиция не может быть православными христианами быть принята в принципе. Эта позиция лишь нанесёт серьёзный удар по традиционному православному сознанию, ориентированному на Святых Отцов Церкви и её священные каноны. Когда некоторые современные архипастыри в своих речах выказывают желание подправить каноны или что-то отменить в силу их якобы неприменимости к каких-то конкретных ситуациях, то вспоминаются замечательные слова свт. Марка Эфесского из его речи при открытии собора в Ферраре: « Зачем нужно презирать слова святых отцов, и мыслить и говорить другое, чем то, что содержится в общем их Предании? Неужели мы будем полагать, что их вера была недостаточной, и мы должны ввести нашу веру как более совершенную?»

О традиционном отношении Православной Церкви к Римо-Католической церкви

В 1054 году произошло окончательное разделение между Восточно-Православной Церковью и Римской церковью. Этому трагическому в истории Церкви событию предшествовали неоднократные временные разрывы между Востоком и Западом. Однако после 1054 года, римские епископы фактически навсегда были вычеркнуты из диптихов восточных патриархий. Интересен факт частого перекрещивания греками латинян при переходе в их церковную юрисдикцию, о чем упоминает в 1054 г. ещё кардинал Гумберт, зачинщик составления скандальной грамоты об отлучении от Церкви патриарха Константинопольского Михаила Кируллария. 21 Уже он свидетельствует о том, что многие греки перекрещивали латинян при переходе в Православие. То есть ещё до окончательного утверждения Схизмы представители греческого духовенства принимали латинян исключительно по первому и строгому чину. Причин тому было несколько: крещение в одно погружение и кропление, а также еретическое исповедание исхождения Святого Духа и от Сына (Filioque). Уже тогда мы не встречаемся с упоминаниями о молитвенном общении греков с римо-католиками. Не было его и позже. Так при заседании соборных совещаний между греками и латинянами в Эфесе 1234 г. была лишь ещё в большей мере подчёркнута разница между ними в вероучении. Обе стороны не только не пришли к каким-либо компромиссным заключениям, но и анафематствовали друг друга, фактически подтвердив содержание грамот обеих церквей 1054 года. 22 В 1274 году после насильственной унии римской церкви с греками в Лионе, афонские иноки в своём протестном письме императору Михаилу Палеологу писали о невозможности никакого общения с теми иерархами, которые совершают хотя бы одно только поминовение папы во время богослужения. 23 Ни о каких совместных молитвах и служениях в документах даже не имеется намёков. Даже во время заседаний собора в Ферраре и Флоренции, который латиняне рассматривали как Вселенский, не было ни одной совместной молитвы и сослужения 24 , хотя к XV столетию римо-католики уже не являлись и не рассматривались православным Востоком как новоявленные раскольники и еретики. Они не угрожали расколом Православной Церкви. Кроме того необходимо заметить, что сразу же после трагедии 1204 г., когда был захвачен Константинополь крестоносцами, ими были показаны одни лишь примеры надругательства и святотатства над Православной Церковью. Этот дух крайней нетерпимости к инакомыслию, доходящий до откровенной вражды и войны всегда присущ духу ереси.

Читайте также:  Как читать сон богородицы 22 молитва просьба

С момента отпадения Римской церкви от Вселенской Православной Церкви римо-католики и их церковь рассматривались не иначе как еретики. 25 Поэтому в отношении к ним применяются все правила Православной Церкви, что и к еретикам. Совершенно очевидно, что ни общественная, ни частная молитва (прочтение Отче наш) с римо-католиками категорически запрещены. Нарушение же этих правил означает не только то, что епископ или клирик благословляя или сам совершая подобные молитвы ставит себя выше канонов Церкви, а значит и самой Церки, но и соблазн как для католиков, так и для православной паствы. При отсутствии общности в вере по причине тех или иных догматических отступлений разных христианских исповеданий не может быть общения не только в таинствах 26 , но и в обыкновенной молитве, о чём столь недвусмысленно говорят священные каноны Православной Церкви .

«Православный Апологет». Содружество преподавателей и студентов православных духовных учебных заведений. www.apologet.spb.ru

2Παναγιώτου Ι. Μπουμή, καθηγητού Πανεπιστημίου τῶν Ἀθην ῶ ν . ̔Η ̓Εκκλησιαστική Ἐνότητα καί Κοινωνία (Κανονικες ̓Αρχες). Εκδ. Τέρτιος. Κατερίνη, σ.26//Η προτεραιότης της δογματικής. συμφονίας έναντί της ευχαριστιακής κοινωνίας. Епископ Никодим Милаш, разъясняя значение и содержание слова каноны, в частности так говорит об их общеобязательности: “Они доселе имеют силу в православной Церкви, как положительные и обязательные законы для всех и каждого, кто есть член этой Церкви”. Правила Православной Церкви с толкованиями Никодима. Епископа Далматино-Истриского. Репринт. СТСЛ. 1996, т. 1, с. 7

Можно ли православным посещать католические храмы в паломничествах?

Если православный человек путешествует по Западной Европе, может ли он с экскурсией посещать католические храмы? Как ему относиться к святыням не своей веры?

А может ли, например, православный христианин ходить в католический храм, если там, где он живет нет православных храмов?

Помещенные в этой статье ответы основаны на общепринятом церковном мнении и правилах Вселенских соборов.

Поделиться статьей с друзьями:

Зачем православные посещают католические храмы

Во-первых, отметим, что специальных указаний о посещении православными католических храмов в православных церковных правилах нет. По общецерковному мнению, католический храм можно посещать лишь в некоторых случаях.

Ради поклонения святыням, которые почитаются, как в католицизме, так и в православии. К таковым к примеру, относятся мощи святых апостолов Петра и Павла, Иоанна Златоуста, Амвросия Медиоланского, равноапостольной Елены, великомученицы Варвары и др., которые находятся в католических храмах.


«Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого» (Евр. 4, 12). Так выглядит статуя Апостола Павла перед входом в римскую базилику

Ради познавательной цели, то есть ради знакомства с искусством — архитектурой, живописью, скульптурой, лепниной.

Однако ходить в католический храм, чтобы помолиться и причаститься Церковь запрещает согласно Документу РПЦ «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию».

В соответствии с 45 и 65 Апостольскими Правилами и с 33 Правилом Лаодикийского Собора евхаристическое общение (совместное участие в богослужении и в Таинстве причастия) между католиками и православными запрещено. Правда совместные моления православных и католических иерархов и священников иногда, как икономия (исключение) иногда проводятся у мощей святых которые почитаются, как католиками, так и православными.

Конечно это вопрос дискуссионный, поскольку по вышеупомянутым правилам таких молений быть не должно. Да и миряне такие моления проводить не должны. Однако есть такие католические храмы, в которых отведено место для православных, например, в Бари у мощей святителя Николая Мирликийского для паломников служат молебнов и даже литургии служат православные священники. В таких богослужениях православному не только можно, но и весьма желательно участвовать.


3 октября 2007 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II поклонился Терновому венцу Господа Иисуса Христа, хранящемуся в соборе Парижской Богоматери. Тогда православная общественность горячо обсуждала совместное православно-католическое служение. Позже Русская Православная Церковь опровергла совместное служение, заявив, что Патриарх провел лишь краткий совместный молебен

Посещение католических храмов ради молитвенного созерцания святынь может принести православному духовную пользу, если он не будет проявлять простое любопытство к самому храму, как к чуждому молитвенному зданию и сохранит свои религиозные чувства в незамутненности.

В других случаях разрешается помолиться про себя при поклонении святыне и скромно перекреститься на православную икону (если таковая в храме имеется).

Может ли православный ходить в католический храм, если там, где он живет нет православных храмов?

Священники в этом случае советуют создавать молитвенное место у себя в доме, а еще лучше создавать православную общину и отдельный молитвенный дом для совместных молений.

По церковным правилам миряне могут сами служить краткую литургию, так называемую обедницу, текст которой есть во многих молитвословах. А для причастия приглашать священника с запасными Святыми Дарами. Даже издалека, поскольку отказывать нуждающимся в причастии священники не должны.

Как вести себя православным в католических храмах

Входя в католический храм, православный христианин может перекреститься по своему обычаю. Но перекреститься не ради поклонения данного культового здания, а ради ограждения себя от нечистой силы.


В дверях католического храма обычно стоит емкость с освященной водой. При входе католики, согласно своему обряду, в эту воду опускают пальцы, тем самым подтверждая, что они крещены в католицизме

Требования католиков к внешнему виду прихожан не столь строгие, что и у православных. Тем не менее неприлично заходить в католический храм в шортах или же юбке, по длине похожей на короткие шорты. При этом женщины могут быть в брюках и с непокрытой головой. Мужчины же должны быть без головного убора.

В католических храмах принято сидеть. Для этого в нем имеются специальные скамейки, внизу которых есть небольшие ступени для преклонения коленей. Но православные преклонять колена в католических храмах не должны. Однако самостоятельно помолиться, перекреститься и поставить свечу у мощей общехристианского святого не возбраняется. Также можно перекреститься пред распятием, или у православной иконы.

У православных принято подавать в храмах записки о здравии и упокоении. Однако подать такие записки в католических храмах православные не должны. Ведь это означает пусть косвенное, но участие в их молитве.

В общем, если вы по каким-то причинам все же посетили католический храм, то надо уважать находящихся там католиков, не относиться с предубеждением к их святыням, хоть ми и не разделяем их религиозных убеждений. Главное — всегда и везде мы должны хранить в чистоте и исповедовать нашу Православную веру.

Можно ли молиться католическим святым

  • Главная
  • Наука
  • Сретенские чтения
  • XX Сретенские чтения
  • Секция религиоведения
  • Опыт молитвы в Православии и Католицизме

«Как бывает правильно поставленный голос, так бывает и правильно поставленная душа», – писал священник Александр Ельчанинов [1, с. 75]. В православии правильно поставленная душа рождает в себе такой строй, который именуется странным словом – радостопечалие: печаль – потому что есть зрение своих грехов, а радость – потому, что есть изнесение их пред лицо Спасителя [2, c. 295]. Еще одно характерно православное слово, говорящее о том же умении сопрягать в единое звучание разные и даже как будто взаимоисключающие устроения души – это слово умиление. С. Аверинцев это грекославянское слово перевел на русский язык как «любовь с заплаканным лицом». Лествичник поясняет причину радости молитвенников: если присутствие любимого человека видимо всех нас изменяет и делает веселыми, радостными и беспечальными, – тем более возвеселяет присутствие Небесного Владыки, невидимо сходящего в душу. «Тогда и по наружному виду изъявляет светлость души», – заключает он [3, с. 262].

Говоря о картинах, украшающих западные храмы, свт. Игнатий (Брянчанинов) писал: «Так и видно, что живописцы были люди, вполне плотские, не имевшие ни малейшего понятия о духовном, никакого сочувствия к нему и потому не имевшие никакой возможности изобразить человека духовного живописью. Не имея понятия о том, какое положение принимают черты лица углубленного в свою молитву святого мужа, какое положение принимают его глаза, его уста, его руки, все тело его, они сочиняют в невежественном воображении своем произвольную, невежественную мечту, сообразно этой мечте устанавливают натурщика или натурщицу, и отличная кисть изображает на полотне совершенную нелепость, так, как красноречивейший оратор по необходимости должен был бы произнести самую бестолковую речь, если б заставили его говорить о предмете, вовсе неизвестном ему» [2, с. 294].

Различие картины и иконы – не просто различие двух художественных школ. В нем сказывается существенное расхождение именно молитвенного опыта. По мнению Л. Успенского, перед «реалистически-сентиментальными» картинами можно молиться не благодаря, но лишь – вопреки им.

Разница православия и католичества – это различное проведение границы между душевным и духовным: у нас она пролегает в разных сферах. То, что в православии есть еще лишь естественное состояние, в католической мистике воспринимается как уже благодатное. Западная картина и восточная икона зримо показывают эту разницу [4]. А. Лосев проявление этих внутренних различий видит в том, как «отличается умиленное видение иконного лика от нескромного осязания и зрительного взвешивания статуи» [5, с. 866].

И в богословии, и в мистике, и в музыке многое из того, что Запад представляет как «духовно-благодатное», Восток сдержанно оценивает как «душевное», рукотворно-человеческое. Но отождествление душевного с духовным и есть состояние «мнения», прелести. Не только суровый аскет свт. Игнатий Брянчанинов чувствует привкус прелести в высших проявлениях западной мистики, но и тот же Лосев пишет о «явной и принципиальной прельщенности этого (католического) опыта тварью» [5, с. 858].

Духовные авторитеты Запада настойчиво рекомендуют тот путь духовного делания, который категорически запрещают духовные учителя Востока. Речь идет о том, как должен держать себя человек во время молитвы. Как человеку защитить себя от того, чтобы незаметно для себя самого начать молиться… себе самому. Задолго до Фейербаха и Фрейда христианская мысль знала, что человек способен сам создавать объекты своего религиозного поклонения. Человек способен спроецировать свои страхи и надежды «вовне», сделать их отчужденными от самого себя, сублимировать и вознести на «небеса». Человек может сам спровоцировать в себе такие психические состояния, которые он будет склонен рассматривать как пришедшие к нему извне, как откровение и благодатное посещение. Человек выступает творцом своего религиозного опыта.

Опытным путем Отцы пришли к некоторым конкретным советам, помогающим отличать опыт чисто человеческий от того опыта, в котором человеческое оказывается пронизано Божественным. Один из этих советов – не заниматься самовозбуждением. Не провоцировать в себе какие-либо острые «религиозные» переживания. Не искать видений и чудес. Держать в узде воображение. И поэтому во время молитвы надо строго воздерживаться от того, чтобы представлять себе какие-либо зримые картинки. «Если допустите образы, – предупреждает свт. Феофан Затворник, – то есть опасность начать молиться мечте» [6, с. 25].

При православной молитве не виды, не образы, а смыслы, постигаемые умом и переживаемые сердцем, делаются предметом рассмотрения. Противоположную практику православные подвижники считают крайне опасной. Путь саморазжигающих медитаций и их итог православный мистик преп. Симеон Новый Богослов описывает так: «Он возводит к небу руки, глаза и ум, воображает в уме своем Божественные совещания, небесные блага, чины святых ангелов, селения святых, короче, собирает в воображении своем все, что слышал в Божественном Писании, рассматривает это во время молитвы и всем этим возбуждает душу свою к Божественному желанию и любви, иногда проливает слезы и плачет. Таким образом мало по малу кичится сердце его, и он мнит, что все, совершаемое им, есть плод божественной благодати к его утешению, и молит Бога, чтобы всегда сподобил его пребыть в этом делании. Это признак прелести» [7, с. 329-330].

Католическая молитва предполагает вызывание в уме и удержание в памяти некоего зримого образа. Игнатий Лойола, основатель ордена иезуитов и почитаемый католический святой, предлагает, например, следующую медитацию: «Представить мысленно огромные языки пламени и души как бы заключенные в раскаленные тела. Услышать упреки, плач и вопли, предание проклятию Иисуса Христа и святых Его. Почувствовать запах дыма, серы, разложения и гнили. Представить, что мы сами осязаем этот огонь. Вспомнить души, пребывающие в аду, благодарить Господа за то, что Он не попустил мне окончить жизнь здесь» [8, с. 39]. Это упражнение рекомендуется делать за час до ужина. Есть, конечно, и иные предметы для медитаций. Можно представить себя воспринимающим благоухание Девы Марии в раю. Можно поставить себя рядом с апостолами на горе Преображения. Можно представить себя следующим Via Dolorosa следом за Христом.

Слишком эмоциональная католическая медитация приводит к тому, что в область собственно религиозную вторгаются пробужденные ею человеческие эмоции, которым совсем не место в религии. И итог оказывается с точки зрения православного святоотеческого опыта просто пугающим. Анджела (сконч. в 1309 г.), в католичестве именуемая Блаженной, особо остро представляет себе страдания Христа. «Стояла я однажды на молитве, и Христос показал мне Себя наяву яснее. И тогда позвал Он меня и сказал мне, чтобы я приложила уста к ране на боку Его. И мне казалось, что я приложила уста и пила Его кровь, истекающую из бока Его и давалось мне понять, что этим Он очищает меня. И с этих пор начала я испытывать великое утешение, хотя от созерцания страстей Его испытывала печаль» [9, с. 75-76]. «Однажды взирала я на крест с Распятием на нем и, когда взирала я на Распятого телесными очами, вдруг зажглась душа моя такою пламенною любовью, что даже члены моего тела чувствовали ее с великою радостью и наслаждением. Видела же я и чувствовала, что Христос обнимает душу мою рукою, которая пригвождена была ко кресту, и радовалась я величайшею радостью… И иногда от теснейшего этого объятия кажется душе, что входит она в бок Христов» [9, с. 150-151].

Читайте также:  Икона всем святым о чем молятся перед этой иконой

Интенсивность такого рода созерцаний такова, что, например, мистический собеседник Анджелы говорит ей: «Был Я с апостолами и видели они Меня очами телесными, но не чувствовали Меня так, как чувствуешь ты» [9, с. 96]. Сама же Анджела столь живо переживает картины Страстей, проходящие перед ее глазами, что убеждена, что даже Дева Мария, стоявшая у креста своего Сына, не могла бы рассказать о них подробнее Анджелы [9, с. 135].

Вот характерный пример с Терезой Авильской. «Часто Христос мне говорит: Отныне Я – твой и ты – Моя. Эти ласки Бога моего погружают меня в несказанное смущение. В них боль и наслаждение вместе. Это рана сладчайшая… Я увидела маленького Ангела. Длинное золотое копье с железным наконечником и небольшим на нем пламенем было в руке его, и он вонзал его иногда в сердце мое и во внутренности, а когда вынимал из них, то мне казалось, что с копьем вырывает он и внутренности мои. Боль от этой раны была так сильна, что я стонала, но и наслаждение было так сильно, что я не могла желать, чтобы окончилась эта боль. Чем глубже входило копье во внутренности мои, тем больше росла эта мука, тем была она сладостнее» [10, с. 72-75].

Приводя эти откровения Терезы, Д. Мережковский комментирует: «Если бы нечестивая, но опытная в любви женщина увидела Терезу в эту минуту, то поняла бы, или ей казалось бы, что она понимает, что все это значит и только удивилась бы, что с Терезой нет мужчины». Если переживание Терезы воспринимать как религиозное – то к нему придется приложить известное православной мистике состояние «блудной прелести» [4].

А. Ф. Лосев писал: «Блаженная Анджела находится в сладкой истоме, не может найти себе места от любовных томлений, крест Христов представляется ей брачным ложем… Что может быть более противоположно византийско-московскому суровому и целомудренному подвижничеству, как не эти страстные взирания на крест Христов, на раны Христа и на отдельные члены тела Его, это насильственное вызывание кровавых пятен на собственном теле и т. д. и т. д… Это, конечно, не молитва, и не общение с Богом. Это – очень сильные галлюцинации на почве истерии, то есть прелесть. И всех этих истериков, которым является Богородица и кормит их своими сосцами, всех этих истеричек, у которых при явлении Христа радостный озноб проходит по всему телу и между прочим сокращается маточная мускулатура, весь этот бедлам эротомании, бесовской гордости и сатанизма – можно, конечно, только анафематствовать» [4].

В молитве опытно ощущается вся неправда католицизма… Православная молитва пребывает в верхней части сердца. Католическая эротомания связана, по-видимому, с насильственным возбуждением и разгорячением нижней части сердца. «Старающийся привести в движение и разгорячить нижнюю часть сердца приводит в движение силу вожделения, которая, по близости к ней половых органов, приводит в движение эти части. Какое странное явление! По-видимому, подвижник занимается молитвой, а занятие порождает похотение, которое должно было бы умерщвляться занятием», – приводит А. Лосев в заключение слова св. Игнатия Брянчанинова [5, c. 868-869].

Анджела описывает свои состояния: «И вопила я без всякого стыда: «Любовь моя, еще не познала я Тебя! Почему так оставляешь меня?» Но не могла я сказать больше, а только, восклицая это, хотела произнести и сказать слово и не могла произнести: так голос и крик стесняли мое слово. Вопль же этот и крик приключился мне при входе в притвор церкви св. Франциска, где по отшествии Божием сидела я, томясь и крича перед всем народом, так что пришедшие со мной и знакомые мои стояли поодаль, краснея и думая, что иная тому причина. Я же от сладости Его и от скорби об отшествии Его кричала и хотела умереть. И все связки тела моего тогда разъединялись» [9, с. 101].

Вспомним Франциска Ассизского, он спокойно может ощущать себя страдающим вместе с Иисусом за чужие грехи, спокойно говорить, что «я не сознаю за собою никакого прегрешения, которое я не искупил бы исповедью и покаянием», и даже в видении представлять себя рядом со Христом в виде двух столпов света. На смертном одре он не говорит, подобно отцам Патерика – «я не положил начало покаянию», не просит о прощении, а говорит – «я прощаю всем моим братьям» [4].

Св. Метхильда верила, что «она не нуждалась в замаливании своих грехов и в добрых делах. Огонь мистического экстаза охватил ее. Пепел спал, и предстала она пред Женихом чистою и сияющей, как вышедшее из огня золото. Сам Христос исполнил за нее добрые дела. Поэтому Метхильда готова была умереть и без исповеди: нужно ли каяться святой, нужно ли чистить сияющее золото?» [11, с. 12-13].

В «Цветочках» св. Франциска в главе 44 написано, что степень духовного совершенства – в зависимости от степени страдания, которое праведник испытывает, размышляя о распятии. Преп. Серафим Саровский говорит: “При нашествии Духа надлежит быть в полном трезвении и души и тела и в целомудренной чистоте плоти”. Не случайно в своем разборе «Подражания Христу» Фомы Кемпийского Игнатий Брянчанинов говорит: «Нельзя кокетничать с Богом» [12, с. 255].

Образная медитативность католического благочестия, чуждая для христианского Востока, сказалась и в установлении ряда столь странных для православного вкуса «анатомических праздников» – «тела Христова», «сердца Христова», культа «пяти ран» и «сердца Марии», и в молитвах к «крови Христовой» и т. п. «Мы покланяемся тебе, драгоценная Кровь Иисуса Христа, приносим тебе наше покаяние и просим о прощении через сердце Твоей святейшей Матери», – характерный пример такого рода молитв из брошюры «Мистическая роза» [4].

Католическое учение о молитве имеет и положительные стороны. В молитве человек учиться повсеместно встречать Бога, не знающего границ, призывать имя Его, принимать Его обетование, проходить через темные глубины веры, и после этого ходатайствовать за людей [13, c. 19].

В заключение следует выделить принципиальные моменты, по которым католическое учение о молитве отличатся от православного:

1. Любовное подражание Христу [13]. У католиков это выражено в чувственной любви, не свободной от страстей. При этом Христос часто называется Супругом со всеми вытекающими из этого последствиями. Поэтому сами католики используют термин «терзание». В Православии речь идет только о духовной любви к Богу, когда Христос является Женихом христианской души.

2. Отсутствие чувства покаяния. Католики предпочитают молиться за других и их прощать, чем видеть собственные согрешения и ощущать необходимость в постоянном покаянии. В Православии чувство покаяния укоренено очень глубоко и молитва в первую очередь носит покаянный характер.

3. Католики часто жаждут сострадать Христу, что доходит у них до искусственно вызванных стигматов, вызванных разгоряченным воображением. В Православии молитва безобразна, чтобы исключить возможность прелести. Каждый православный христианин несет по жизни свой собственный крест, но нести его может лишь с помощью Божией благодати, поэтому, ощущая свою немощь и греховность, постоянно нуждается в помощи Божией и в Спасителе – Иисусе Христе.

4. Католики не гнушаются медитацией, которую сравнивают с богомыслием. Даже Иисусова молитва для них является медитацией, что совсем не соответствует ее смыслу. В Православии медитация строго запрещена, так как ведет к соприкосновению с бесовскими силами.

Литература и источники

1. Ельчанинов Александр, свящ. Записи. Париж, 1962.

2. Игнатий (Брянчанинов), свт. Понятие о ереси и расколе // Богословские труды. Вып. 32, М., 1996.

3. Иоанн Лествичник, преп. Лествица. Сергиев Посад, 1908.

4. Кураев Андрей. Вызов экуменизма [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://azbyka.ru/religii/Kuraev_vyzov_ekumenizma01-all.shtml

5. Лосев А. Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1930.

6. Феофан Затворник, свт. Собрание писем. Вып. 7. М., 1994.

7. Добротолюбие, т. 5. М., 1895.

8. Игнатий Лойола. Духовные упражнения // Символ. – № 26.

9. Откровения бл. Анджелы. Перевод и вступительная статья проф. Л. П. Карсавина. М., 1918.

10. Мережковский Д. С. Испанские мистики. Брюссель, 1988.

11. Карсавин Л. П. Малые произведения. Спб., 1994.

12. Игнатий Брянчанинов, свт. Аскетические опыты. Т. 1. М., 1993.

13. Жак Лев. Великие учителя молитвы. Перевод с франц. Брюссель: Жизнь с Богом, 1986.

Как правильно молиться дома

Зачем нужно молиться дома?

Но ведь Господь видит и слышит нас везде, где бы мы не находились и что бы не делали, и Ему не важно, стоим мы перед иконой или готовим дома обед. Поэтому не стесняйтесь всегда говорить с Ним: хотите пожаловаться на судьбу — расскажите Богу о своих проблемах, случилось в жизни радостное событие — поблагодарите, имеете какую-то нужду — выскажите свою просьбу. Ведь сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф. 7:7).

Для верующего человека молитва — это естественное состояние и потребность общения с Богом. Пока мы находимся на улице или на работе, нас постоянно отвлекают какие-то дела и заботы, а вот дома — утром и вечером — можно немного отдохнуть от дневной суеты и спокойно пообщаться с Богом и святыми. Вспомнить, что хорошего случилось за день и поблагодарить за это или подумать в чем согрешили и попросить прощения, искренне раскаявшись. И не сомневайтесь, вы будете услышаны.

Как правильно молиться Богу

«Ты же, егда молишися, вниди в клеть твою, и затворив двери твоя, помолися Отцу твоему, иже в тайне: и Отец твой, видя в тайне, воздаст тебе яве» (Мф. 6:6).

Вспомните себя в детстве. Вы приходили к родителями и просили у них чего-то, твердо веря и зная, что они помогут, защитят и никогда от вас не отвернутся. Или извинялись за какие-то свои проступки, тоже не сомневаясь в том, что родительская любовь простит все. А если отцы и матери любят нас так сильно, то сколько больше любовь небесная!

Но все же, как и в обычном общении, в молитве мы должны придерживаться определенных норм.

Во-первых, необходимо по возможности выполнять утреннее и вечернее молитвенное правило (подробнее мы об этом поговорим ниже). Во-вторых, молитва не должна быть «для галочки». Можно знать наизусть десятки текстов, но всякий раз тарабанить их, не вдумываясь в смысл. Молитва — не заклинание, это осмысленный разговор с Богом. Но кому понравится собеседник, находящийся мыслями где-то далеко, а на вопросы отвечающий рассеянно?

Сами молитвы следует брать из проверенных источников, желательно из специальных молитвословов, купленных в церковных лавках. Интернет для этого крайне ненадежен, там распространяется множество неизвестно кем написанных текстов, имеющих массу грубых догматических нарушений, в то время как любая молитва из православных молитвословов всегда имеет автора.

Стоит избегать всевозможных излишне эмоциональных состояний во время молитвы: эйфории, умиления. Все это относится к разряду прелестей — на пользу душе не идет, а вот тщеславие может разбудить: мол, я уже достиг высокого уровня просветления, можно сказать, почти святой.

Молиться нужно не только утром и вечером, а по возможности перед едой и перед началом всякого дела. В первом случае — это благодарность Богу за то, что мы не голодаем, а во втором — просьба о помощи в вашем начинании.

А вот если говорить об обязательности исполнения всех молитвенных правил, то тут мнения святых отцов разнятся. Некоторые настаивают на том, что молиться нужно обязательно, поскольку это еще и дисциплинирует человека, а другие полагают, что если совсем нет возможности прочитать объемное правило, то ничего не случится. Главное, не злоупотреблять этим и всякий раз не выискивать поводы для того, чтобы не молиться.

Читать молитвы можно как вслух, так и про себя — как кому удобнее. Делать это лучше всего перед иконами, которые есть у любого верующего человека. Хорошо, если в доме оборудован красный угол — место, где висят образа и горит лампада.

Можно ли молиться вместе с католиками?

Многие православные люди участвуют в общих мероприятиях с католиками: обсуждают актуальные проблемы общества, обмениваются опытом социальной работы. Такие межконфессиональные мероприятия часто начинаются и заканчиваются общей молитвой. Но ведь церковные правила запрещают молиться с инославными! В чем смысл такого запрета, не устарел ли он? На эти вопросы корреспонденту «Нескучного сада» ответил клирик кафедрального собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Сан-Франциско протоиерей Петр Перекрестов.

– Отец Петр, канонический запрет молиться с инославными относится только к молитвам на богослужении?

– Церковные каноны запрещают не только молиться с еретиками, но и входить в их храмы, трапезничать с ними, вместе мыться в бане и даже лечиться у них. Надо учесть, что в первые века, когда эти каноны были приняты, все еретики были людьми знающими, убежденными, шли против христианского учения не по невежеству, а из гордости. И врачи не только осматривали пациента и назначали лечение, но и молились и долго беседовали, тема веры была в то время актуальна. То есть на приеме у врача-еретика пациент неизбежно познакомился бы с его ересью. Для неискушенного в богословии человека это соблазн. То же самое в бане – там не только мылись, но много времени проводили в беседах. Каноническое правило актуально и в наши дни, просто жизнь изменилась. В секулярном мире мало говорят о религии, вероятность религиозных диспутов в бане или на приеме у врача почти нулевая. Но если применить этот запрет к сегодняшней жизни, то я убежден, что неподготовленному человеку, плохо знающему нашу веру, нельзя долго беседовать с сектантами, тем более впускать их в дом на чашку чая (а многие сектанты – иеговисты, мормоны – ходят с проповедью по домам). Соблазнительно это, неполезно и опасно для души.

Некоторые считают, что запрет на совместную молитву относится только к богослужению, а в начале какого-то общего собрания помолиться можно. Я так не думаю. «Литургия» с древнегреческого переводится как «общее дело». Молитва на литургии – не частная молитва каждого прихожанина, это молитва общая, когда все молятся едиными устами, единым сердцем и единой верой. И для православного любая общая молитва имеет какой-то литургический смысл. Иначе в ней нет силы. Как можно молиться с человеком, если он не почитает Божию Матерь и святых?

Читайте также:  Молитва святому владимиру о чем молятся

– В современном секулярном мире представители не только других конфессий, но и других религий воспринимаются скорее как союзники по отношению к абортам, эвтаназии, другим явлениям. Казалось бы, что плохого, если они вместе помолятся?

– На Западе сейчас доминирует идея, что нет ничего важного, непреодолимого. То есть у вас своя вера, у меня своя, и лишь бы мы друг другу не мешали. Мешать, конечно, не надо, и мы должны любить всех людей, уважать их чувства. Мне приходилось бывать на отпеваниях католиков – родственников наших прихожан. Я там присутствовал из уважения к покойнику и его семье, но не молился за богослужением. О каждом из этих людей я могу помолиться келейно, как молюсь каждый день о моей бабушке-католичке: «Господи, помилуй рабу Твою». А потом уже «Упокой, Господи…» и по-православному поминаю всех моих православных родственников. Но по этой бабушке я не могу служить панихиду, вынимать за нее частички на проскомидии. Церковная молитва – молитва за членов Церкви. Бабушка знала о Православии, сделала свой выбор, надо его уважать, а не притворяться, что она была православной. Молитва – это любовь, но любовь должна помогать. Допустим на минуту, что наша церковная молитва об упокоении инославных, иноверцев и неверующих услышана Богом. Тогда по логике все они должны предстать перед Судом Божьим как православные. А они не понимали или не хотели понимать Православия. Мы им только навредим такой «любовью».

Пример подлинно христианской любви к неправославным людям показал святитель Иоанн (Максимович) – я составил книгу о нем, недавно вышедшую в Москве. Он часто посещал больницы, в которых лежали инославные и иноверные. Владыка вставал на колени и молился за каждого больного. Не знаю, может быть, кто-то из них молился вместе с ним. Это была действенная молитва – исцелялись евреи, мусульмане, китайцы. Но это не называется, что он молился с инославными. А когда на приходе он увидел, что в метрическую книгу вписали одним из крестных католика, издал указ, чтобы из всех метрических книг вычеркнули имена инославных восприемников. Потому что это нонсенс – как может ручаться за воспитание крещаемого в православной вере неправославный человек?

– Но разве плохо перед общей трапезой с католиком вместе прочитать «Отче наш»?

– Это, наверное, иногда допустимо. В любом случае я должен помолиться перед едой. Если собираются разные люди, обычно читаю молитву про себя, крещусь. Но если кто-то другой предложит помолиться, православный человек может предложить: давайте прочитаем «Отче наш». Если все христиане разных конфессий – прочитают про себя каждый по-своему. В этом не будет измены Богу. А экуменические молитвы на больших собраниях, на мой взгляд, сродни супружеской измене. Такое сравнение мне кажется уместным, поскольку в Евангелии отношения Христа и Его Церкви описываются как отношения Жениха (Агнца) и его жены-Невесты (Церкви). Вот и давайте рассмотрим проблему не с позиции политкорректности (тут мы точно не найдем ответа), а в контексте семьи. В семье есть свои правила. Семью связывает любовь, а с понятием любви тесно связано понятие о верности. Понятно, что в миру всем приходится общаться со многими людьми другого пола. С ними можно иметь деловые отношения, дружить, но если мужчина вступает с другой женщиной в связь, это измена и законное (для его жены) основание для развода. Так и молитва… Вопрос о молитве с инославными обычно ставится либо людьми душевными, для которых главное – хорошие отношения, либо, чаще всего, апологетами экуменизма. Да, главное – любовь, Бог есть Любовь, но Бог есть и Истина. Нет истины без любви, но и любви без истины. Экуменические молитвы как раз размывают истину. «Пусть Бог у нас разный, но мы верим в Бога, и это главное» – в этом суть экуменизма. Понижение высокого. В восьмидесятые годы в экуменическое движение активно влились православные. Ответьте мне, пожалуйста, благодаря свидетельству Православия на экуменических собраниях хоть один человек перешел в Православие? Мне такие случаи неизвестны. Если и были отдельные случаи (реально всех приводит к вере Сам Господь, а для Него все возможно), они замалчивались хотя бы потому, что они не соответствуют экуменическому духу – толерантности и терпимости ко всем и вся. Я знаю случаи, когда люди приезжали в Россию, молились в храмах на литургии и переходили в Православие. Или ездили в монастыри, видели старцев и переходили в Православие. Но чтобы кого-то экуменические ассамблеи привели к истине, я не слышал. То есть плодов такая совместная молитва не приносит, а по плодам мы познаем правильность наших действий. Следовательно, в общей экуменической молитве нет смысла. И я считаю, что сегодня запрет на молитву с еретиками актуален как раз применительно к экуменическим собраниям.

– Вместе заседаем, обсуждаем вопросы, обмениваемся опытом социальной работы и одновременно считаем их еретиками?

– Конечно, мы сегодня стараемся не называть никого еретиками. Это не только некорректно, но и неэффективно. Я же начал с того, что в первые века каждый еретик сознательно шел против единой Церкви. Сегодня, в секулярном мире, большинство приходит к вере в сознательном возрасте, и, как правило, люди начинают с религии или конфессии, традиционной для их страны, семьи. При этом многие интересуются другими религиями, хотят больше о них узнать. В том числе и о Православии. «Здравствуйте! Вы – еретик!» – начнем мы разговор с таким человеком? Его интерес к Православию исчезнет. Наша же задача противоположная – помочь людям прийти к истине. Если человек искренне интересуется Православием, хочет разобраться, читает книги, общается с православными священниками и богословами, в какой-то момент он сам осознает, что его религиозные взгляды по определению Православной Церкви – ересь. И сделает свой выбор. В США последние годы идет быстрый рост православных общин, и в основном за счет коренных американцев. Почему американцы переходят в Православие? Они видят традицию, неизменность Христовой веры. Видят, что другие Церкви идут на уступки миру в вопросах женского священства, однополых браков, а Православие хранит верность заповедям. Вы в России это не так ощущаете, а для нас это реальная проблема – в Сан-Франциско в каждом квартале есть храмы разных конфессий.

Надо разделять сотрудничество и совместную молитву. Это разные вещи. Нам есть чему поучиться у инославных: у протестантов – знанию Писания, миссионерской напористости, у католиков – социальной деятельности. И мы не говорим, что все они погибшие и пропавшие. Мы только стоим на том, что Христос основал одну Церковь и только одна Церковь имеет полноту благодати и истины. Конечно, есть очень набожные, благочестивые католики, которые ежедневно причащаются на своих мессах. Особенно простые люди в Италии или Испании – там благочестие сохранилось. В Америке же католики стараются адаптироваться к духу времени. И вопрос о совместной молитве тоже этого духа, новый вопрос. Люди оскорбляются, когда объясняешь им, что не можешь участвовать в совместной с ними молитве. Особенно на официальных мероприятиях, когда на молитву все облачаются, протестанты тоже надевают специальные одежды. Для них это уже литургическое действо, пожалуй, единственное, так как у них нет Евхаристии. И всех, кто в этом действе участвует, они воспринимают как единомышленников. Это большой соблазн. В Зарубежной Церкви почти половина духовенства – люди, перешедшие в Православие из католичества или из англиканской церкви. Они очень чувствительны к таким явлениям, понимают, что компромисс в вопросах общей молитвы приведет к нежелательным последствиям. Поэтому еретиками мы никого не называем, со всеми стараемся сохранить добрососедские отношения, но стоим на истинности своей веры. А экуменические молитвы делают человека равнодушным к истине.

– Православные люди в России очень любят произведения Клайва Стейплза Льюиса. Англиканина. Его книги продаются во многих православных храмах, и они, действительно, по духу очень близки Православию. Неужели, если бы сегодня Льюис был жив и приехал в Россию, православные отказали бы ему в совместной молитве?

– Я сам очень люблю Льюиса, а у моей матушки это просто любимый писатель. Его книги – замечательный мостик от чисто земного, секулярного восприятия жизни к духовному. Нельзя сразу давать неподготовленным людям – духовным младенцам – твердую пищу. Без подготовки они святых отцов просто не поймут. И трудно представить для новоначальных литературу лучше книг Льюиса. Но мы с матушкой убеждены, что, живи Льюис в наше время, он бы перешел в Православие (в его время в Англии это было очень сложно, означало отказ от своих предков, семьи). Если бы ему с любовью объяснили, почему не могут вместе с ним молиться. А если бы сказали, что никакой разницы нет, он почти православный, можно молиться, зачем ему было бы переходить в Православие?

Замечательный пример есть в Евангелии – беседа Христа с самарянкой. Он ее спрашивал, она отвечала, наверное, Спаситель молился и до встречи, и во время беседы, не знаю, молилась ли она, но общей молитвы не было. А после беседы она обратилась, побежала рассказывать всем, что встретила Мессию! Самаряне тогда для евреев были еретики. Надо открывать свою веру, ее красоту, истинность, можно и нужно молиться за каждого человека, но общая молитва с человеком другой веры только введет этого человека в заблуждение. Именно поэтому от нее надо воздерживаться.

Беседовал Леонид Виноградов

Протоиерей Петр ПЕРЕКРЕСТОВ родился в 1956 году в Монреале. Отец его был сыном белого офицера, мать эмигрировала из СССР. С детства прислуживал в храме, учился в церковно-приходской школе. Окончил Троицкую семинарию в Джорданвиле, в магистратуре занимался русским языком и литературой, служил диаконом в Торонто. В 1980 году рукоположен во священники и переехал в Сан-Франциско. Клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Православная Жизнь

Святыня не может «испортиться» или умалиться от того, что находится не в православном храме, уверен Андрей Музольф, преподаватель Киевской духовной академии.

– Андрей, какие святые одинаково почитаются Православной и Католической Церквами? Почему так? Приведите пример.

– Те святые, которые были прославлены Церковью еще до ее разделения в середине XІ века (окончательно раскол между Востоком и Западом произошел фактически намного позже, однако официально практически во всех учебниках по истории Церкви раскол датируется именно 1054 годом), являются общепризнанными как в Восточной Церкви, так и в Западной. К ним можно отнести, во-первых, святых апостолов, мучеников и тех святителей и преподобных, которые подвизались в указанный период. Поэтому имена таких святых, как, например, Николай Мирликийский, Василий Великий или Амвросий Медиоланский, преподобные Антоний и Пахомий Великие, имеются в святцах как одной, так и другой Церкви.

– Почему Католической Церковью почитаются прп. Сергий Радонежский, прп. Андрей Рублев и прп. Серафим Саровский?

– Подобная практика почитания православных святых в Западной Церкви была введена сначала в 1940 году Римским Папой Пием XII, а в 1969-м – Папой Павлом VI в прозелитических целях, то есть для того, чтобы более успешно проповедовать католицизм в православной среде. Однако при этом многие представители Римско-Католической Церкви утверждают, что образы некоторых святых, исконно почитаемых Православной Церковью, весьма импонируют им и являются для католиков неким идеалом духовности и любви к ближним.

– Принимает ли Православная Церковь каких-то католических святых? Приведите пример, пожалуйста.

– Многие святые, канонизированные Западной Церковью, не отвечают тем критериям святости, которые приняты в Церкви Православной. Если сравнить, например, православных святых и святых, прославленных в Римско-Католической Церкви, особенно в последнее время, мы можем увидеть, что принципы духовной жизни и отношение к спасению у первых кардинально отличаются от данных критериев у вторых. Так, из житий православных святых мы знаем, что никто из них не считал себя при жизни достигшим спасения. Более того, многие святые называли себя самыми грешными и последними из людей. В Западной же Церкви, наоборот, согласно житию таких «подвижников», как Екатерина Сиенская, Тереза Авильская, они считали себя угодившими Богу и в связи с этим имеющими полное право говорить от Его имени. Святитель Игнатий Кавказский по этому поводу замечает: «Все святые признавали себя недостойными Бога: этим они явили свое достоинство, состоящее в смирении. Все самообольщенные считали себя достойными Бога: этим явили объявшую их души гордость и бесовскую прелесть. Иные из них приняли бесов, представших им в виде ангелов, и последовали им. Иные возбуждали свое воображение, разгорячали кровь, производили в себе движения нервные, принимали это за благодатное наслаждение и впали в самообольщение». Таким образом, мы видим, что в первом случае людьми руководили кротость и смирение, а во втором – гордость и прелесть, которые никогда не смогут привести человека к Богу.

– Находятся ли мощи православных святых в католических храмах? Можно ли к ним прикладываться?

– Исторически сложилось так, что большинство христианских святынь, за исключением, конечно, тех, которые находятся в Святой Земле – в том месте, где совершил Свой Крестный подвиг Господь наш Иисус Христос, хранятся в католических храмах. Данное обстоятельство объясняется тем, что первые императоры – христиане, такие как, например, святой равноапостольный Константин Великий, большую часть своей жизни провели именно в западной части Римской (позднее – Византийской) империи. В связи с этим многие святыни христианского мира, естественно, свозились туда, где жил император. Именно потому так много христианских святынь находится в католических храмах Рима (первая столица империи) или Милана (фактическое место пребывания св. Константина, к которому, собственно, и восходит практика «собирания» святынь). Однако это вовсе не является препятствием для почитания их православными. Святыня не может «испортиться» или умалиться от того, что находится не в православном храме. Так, мощи одного из самых чтимых святых – Святителя Николая Чудотворца, архиепископа Мир Ликийских – также пребывают на территории католического храма в итальянском городе Бари, но при этом православные имеют свободную возможность приложиться к ним и даже совершать на них Божественную литургию.

Добавить комментарий