Николай гурьянов из всех молитв какие знаю

На заметку

Старец Николай Гурьянов

Запись опубликована · 7 сентября, 2011

5 895 просмотров

…Сегодня имя старца Николая Гурьянова известно тысячам людей в России и за рубежом. Он – один из любимейших, самых почитаемых духовных наставников Русской Православной Церкви XX века, поддерживавших Ее в тяжелое время открытых гонений на Православие. Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове. Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим – в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. — Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е – 30-е гг. православных священников. Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря, московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин) , — вот только наиболее известные из них. Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни, а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

«Между верой и благополучием»

Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой. Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти (старшие дети) — не знаю, а этот — тебя доглядит» . Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны. Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института. В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум. Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест. Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику. В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника. Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения, ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им. Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

Старец Николай Гурьянов: «Помоги мне, Боже, крест свой донести»

Но когда-то все обстояло иначе: батюшка принадлежал к поколению исповедников, претерпевших за веру и преданность Богу притеснения от властей, тюремные и лагерные заключения и ссылки. А после освобождения целые годы провел в безвестности, трудах и молитве на отдаленном рыбацком острове. Отец Николай не оставил обширного духовного наследия, трудов по аскетике или по богословию, но его краткие слова и простые наставления одинаково трогают сердца «простецов» и «мудрецов». Для многих и многих он стал тем человеком, с которого начинается путь к Богу.

В один из дней в конце мая, по одним сведениям в 1909-м, а по другим – в 1910-м году, в селе Чудские Заходы Гдовского уезда Санкт-Петербургской губернии в благочестивой купеческой семье родился мальчик, нареченный в крещении Николаем в честь одного из самых почитаемых в России святых — Святителя Николая Мирликийского-Чудотворца. Был он третьим сыном в семье, и как будто, ничем не отличался от старших братьев, но именно ему был уготован путь особый. — Пройдут годы, и он окажется в ряду чудом выживших в 20-е – 30-е гг. православных священников. Схиархимандрит Захария из Троице-Сергиевой Лавры и схиархиепископ Антоний (Абашидзе) из Киево-Печерского монастыря, московский старец — святой праведный Алексий Мечев и архимандрит Серафим (Тяпочкин), преподобномученик Амфилохий Почаевский и недавно почивший архимандрит Иоанн (Крестьянкин), — вот только наиболее известные из них. Все они разделили удел исповедников и были удостоены Богом высоких духовных дарований. Их прозорливость — способность предсказывать события будущей жизни, а порой — и знание о прошлом людей и совершенных ими ошибках, дар исцеления и изгнания нечистых духов — привлекали к ним верующих со всех концов России.

«Между верой и благополучием»

Сохранились свидетельства о том, что в молодости Николай Гурьянов отличался достаточно сильным характером, и ему требовались усилия, чтобы научиться владеть собой. Но именно на нем остановился однажды взгляд отца, неожиданно обратившегося к его матери со словами: «Екатеринушка, как эти (старшие дети) — не знаю, а этот — тебя доглядит». Отец Николая Гурьянова умер молодым, все братья погибли во время Великой Отечественной войны. Ему же предстоял путь священства и несение заботы не только о престарелой матери, но и о десятках духовных детей, и о сотнях паломников, приезжавших к нему издалека.

Личный выбор Николая между верой и относительным спокойствием, которое сталинская государственная система обещала тем, кто готов был следовать установленным нормам, состоялся еще до начала массовых репрессий — когда он был студентом Ленинградского Педагогического института. В 1929 г. Студент Гурьянов был отчислен с первого курса за то, что позволил себе высказаться против закрытия одного из храмов. Путь к высшему образованию оказался для него, таким образом, закрыт, несмотря на то, что он успешно окончил в 1928 г. Гатчинский педагогический техникум. Вернувшись на родину, Николай служил псаломщиком в церкви, преподавал математику, физику и биологию в школе. В 1930-х годах последовал арест. Заключение в «Крестах», ссылка в лагерь под Киевом, а затем — на поселение в Сыктывкар — составили основные вехи его исповеднического пути.

Условия содержания заключенных были чудовищны. В Заполярье Николай оказался среди тех, кто прокладывал железную дорогу. Годы спустя батюшка вспоминал ту ночь, когда ему пришлось долгие часы стоять в воде и в ледяном крошеве вместе с другими заключенными. Бесконечной показалась эта ночь страданий. Поддерживала его молитва. А наутро, пришедшие охранники обнаружили, что он оказался единственным, кто остался жив.

Из-за болезни ног, поврежденных в заключении, Николай Алексеевич не был мобилизован в годы войны. После лагеря он преподавал в школах Тосненского района, а после оккупации Гдовского района, был перемещен в Прибалтику. В годы войны в его жизни состоялось событие, определившее всю его последующую судьбу. — Подготовленный пережитыми испытаниями к «тесному пути» служителя Церкви, 15 февраля 1942 г. в Риге, в праздник Сретения Господня, он принимает сан священника. Первое время он служил в храмах и монастырях Прибалтики, а в 1958 г. по откровению одного из старцев, указавших ему место его будущего служения, ходатайствовал о переводе на уединенный рыбацкий остров Талабск (более известный под названием рыболовецкого колхоза им. Залита). Здесь отец Николай провел сорок лет жизни и пастырского служения.

Приехав сюда никому не известным священником, возбуждавшим подозрения у неверующего населения, через несколько лет он снискал искреннее и глубокое уважение рыбаков. Поселившись вместе с матерью в самом крошечном домике на окраине поселка, он служил один, своими силами ремонтировал церковь, латал и перекрывал кровлю, пек просфоры, а в свободное время, не ожидая просьбы о помощи, появлялся на пороге домов тех, кто больше всего нуждался в поддержке. Семьи рыбаков подолгу оставались без кормильцев. Незлобивый и кроткий, батюшка выполнял работы по хозяйству, оставался с детьми, помогал престарелым и немощным. Многие с благодарностью вспоминали потом его заботу о семьях, где хозяин выпивал. Отец Николай мог, например, вынуть бутылку у пошатывающегося мужичка и тут же разбить ее: его тихое слово, покорно принимали люди, казавшиеся безнадежно опустившимися.

В первые годы было и тяжело. Порой подступало уныние: годами он служил в пустом храме. Приходила и мысль уехать с этой тяжелой земли. Но однажды, когда вещи были уже уложены, его остановил детский голос — крошечный ребенок, почувствовав его грусть, вдруг горячо попросил его не уезжать. Батюшка принял детские слова, как изъявление воли Божией и напоминание об указании служить здесь, данном ему через старца.

Шло время — отец Николай терпеливо продолжал нести свой крест. Через несколько десятков лет, Талабск, представлявший собой в момент его приезда пустынный островок, покрылся садиками и островками зелени, которые батюшка высаживал и заботливо поддерживал, таская по сотне ведер воды с озера. Озеленение острова было особым его подвигом. С материка и из паломнических поездок, он привозил саженцы, составившие знаменитый «сад памяти», напоминавший ему о местах его заключения. Он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился.

Наконец, «сухая почва» дала всходы. Отношение рыбаков к батюшке обнаружил следующий эпизод: когда одна жительница поселка под давлением уполномоченных написала донос на отца Николая, грозивший ему новым заключением, рыбаки выразили ей единодушное порицание — никто из вернувшихся с лова не положил по обычаю на ее тарелку рыбы. С этого времени в церковь потянулся народ. Тогда, в 60-е годы, во время усиления гонения на храмы, к отцу Николаю пожаловали представители местной власти, разговаривая очень грубо и пообещав на следующий день вернуться за ним. Батюшка всю ночь простоял на молитве, а наутро на озере поднялась страшная буря, которая не утихала в течение трех дней. Талабск стал недоступен. После того, как буря стихла, об отце Николая как-то забыли и больше не трогали.

Старчество

В 70- е годы к отцу Николаю на остров стали приезжать люди со всей страны — его начали почитать, как старца. Не только церковные люди тянулись к нему, но и падшие души, чувствуя тепло его сердца. Некогда забытый всеми, порой, он не знал ни минуты покоя от посетителей, и чуждый мирской славе только потихоньку сетовал: «Ах, если бы вы в церковь так бежали, как за мной бегайте!». Его духовные дары не могли остаться незамеченными: он называл незнакомых людей по имени, приоткрывал забытые грехи, предупреждал о возможных опасностях, наставлял, помогал изменить жизнь, устроить ее на началах христианских, вымаливал тяжелобольных.

Сохранились свидетельства того, что по молитвам батюшки, ему открывалась судьба людей, пропавших без вести. В 90-е гг. известный на всю страну Печерский старец — архимандрит Иоанн (Крестьянкин) свидетельствовал об отце Николае, что он является «единственным, по-настоящему, прозорливым старцем на территории бывшего СССР». Он знал произволение Божие о человеке, многих направлял по кратчайшему пути, ведущему ко спасению.

Батюшка был чужд человекоугодия. Принимал не всех. Некоторых и разворачивал со словами: «Ты зачем сюда пришла?». К нему побаивались ездить даже маститые священники. Отец Николай обличал. Известен случай, когда к нему приехали двое гостей в дорогих облачениях, имевшие весьма внушительный вид. Окадив их со словами:

«Сижу я на боцке (на бочке),
А под боцкой мышка.
Мой миленок — комсомолец,
А я коммунистка…»

— старец невозмутимо продолжал службу. Иногда он довольно ощутимо постукивал пришедших к нему по щеке или по лбу: таким образом, он отгонял нечистых духов, которых ему дано было видеть воочию. Но когда он «побивал», на него никто не обижался, потому, что во всем чувствовалась любовь. Батюшка приучал людей следить за собой, за своими помыслами, проверяя себя: в вере ли ты? На вопрос, как жить, он отвечал: «Жить так, словно ты завтра умрешь».

Как, в какой форме ему открывалось то, что сокрыто — тайна Божия, но бывали такие вот случаи. Матушка К., приехавшая к нему издалека, с Урала, шла к старцу с трепетом — после перенесенной травмы мучили головные боли, да так сильно, что она боялась потерять рассудок. Что произнесет батюшка? К чему готовится? Долго ли осталось жить? — А старец посмотрел на нее внимательно, ласково, взял за плечи и произнес: «Поносишь еще платьице-то, поносишь…». По простоте смысл слов поняла не сразу, только, как ребенок, отозвалась на ласку и ободрение. А уж, когда о. Николай помазал лоб маслицем, благословил на дорогу, на обратном пути догадалась: мол, «рано с телом прощаться. Поживешь еще».

Удивительны бывали и его благословения. То в едва знакомых спутниках, он прозревал будущих мужа и жену, то в «младенце духовном» — будущую монахиню. Приехала как-то к старцу женщина, через «буреломы» и «колдобины» страданиями приведенная Богом в храм, поднятая чудом с одра болезни. И все, что знала-то она тогда о жизни во Христе, почерпнула из нескольких книг, среди которых оказалась и книга о подвижниках Кавказа. В душе — «рай» от сознания милости Божией к ней, и точного знания, куда, в каком направлении идти — к Господу, в Церковь — нашлась «монетка потерянная». А на глазах слезы, и слово «монашество» вымолвить страшно по недостоинству своему. А батюшка ей: «Ну, поезжай на Кавказ, поживи в горах, посмотри». Стояла, будто солнце в руки получила.

Келейницы ей вслед: «Целуй калитку. Батюшка за все годы ни одного такого благословения не дал! Монахов туда не благословляет!» И до последнего, до исхода своего из жизни временной уже в монашеской мантии, вспоминала она, как все сложилось — и деньги Бог послал, и попутчиков, и проводника. И такой молитвы, как там, в горах, как она говорила, уже не было. Православное «детство» — радость, когда Господь укрепляет, поддерживает на каждом шагу, связано было для нее с о. Николаем Гурьяновым и его благословением.

…Простые наставления старца о том, что надо трудиться, опасаться праздности, избегать пристрастия к вину, любить ближних и по заповеди, быть всем, как слуга, доходили даже до сердец людей, запутавшихся в жизненных обстоятельствах и ожесточенных. Молитвы и акафисты, которые батюшка распевал тоненьким слабым голоском, разошедшиеся в записях, воспоминания о нем духовных детей, его фотографии и сегодня напоминают об этом замечательном священнике, пронесшем крест своего служения до самого конца. Уже тяжело больной, он наотрез отказался покинуть место своего служения и перейти на покой в один из монастырей, ради приезжавших к нему тысяч людей. Пожалуй, одним из самых известных стало одно из последних напутствий православным христианам: «Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!».

МОЛИТВА ПО СОГЛАШЕНИЮ

Это молитва, которую благословлял читать о.Николай Гурьянов:

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Ты бо рекл еси пречистыми усты Твоими:

“Аминь глаголю вам, яко аще двое от вас совещаются на земли о всякой вещи, ея же аще просите, будете иметь от Отца Моего Иже на небесех: где же два или трое собрались во имя Мое, ту есмь Аз посреде их”.

Читайте также:  Как молиться пресвятой богородице перед сном

Непреложны словеса Твоя, Господи, милосердие Твое безприкладно и человеколюбию Твоему несть конца. Сего ради молим Тя:

Даруй нам, рабам твоим, всем православным христианам, согласившимся просить Тя о скорби нашей, за страждущую страну нашу Российскую и чад Церкви Православныя.

Боже великий и дивный, каяйся о злобах человеческих, возводяй низверженныя и утверждаяй ниспадающия, не отрини наши молитвы и воздыхания сердечныя в сие время тяжкое против смертоносного и богомерзкого духа антихристова, силящегося запечатлеть народ наш на служение себе, и отвергнуть нас от благодати Тебе Бога Живаго и Истинного. Да не будет сего, Боже наш!!

Помяни, Господи, милости, яже показал еси отцем нашим, разрушь коварство диавола, восстающего на ны. Силою Креста Твоего даруй всем нам духа премудрости и страха Божия, духа крепости и благочестия, да не погибнем обольщенные лукавством сатанинским.

Воздвигни нам мужей силы и разума, да не возмогут противиться вси противляющиеся нам.

Восстави нам, Боже, престол православных царей, да поставлен будет удерживающий всякое зло и неправду, умножившуюся в стране нашей.

Господи Боже, Спасителю наш, сердцем сокрушенным к Тебе припадая, просим Тя:

обольщенныя обрати и на путь правый настави, малодушныя укрепи, маловерныя просвети, и духом Твоея ревности воспламени, да не погибнем от сетей вражиих. Сего ради к Тебе прибегаем, яко Ты еси Бог наш и разве Тебе инаго не вемы.

Припадая, стеняще вопием Ти, Боже наш, о исполнении сего прошения нашего. Но обаче не якоже мы хотим, но якоже Ты.

Духовные стихи старца Русской Православной Церкви Николая Гурьянова

Благодатный Старец Русской Православной Церкви Николай (Николай Алексеевич Гурьянов)- большинству паствы известен как протоиерей Николай, священник Псковской епархии, духоносный праведник и молитвенник.

СВЕТЛОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ

Весть, что люди стали мучить Бога,

К нам на север принесли грачи…

Потемнели хвойные трущобы,

Тихие заплакали ключи.

На буграх каменья обнажили

Лысины, прикрытые в мороз,

И на камни стали падать слезыЗлой зимой ощипанных берез.

И другие вести, горше первой,

Принесли скворцы в лесную глушь:

На кресте, распятый, всех прощая,

Был убит Спаситель наших душ.

От таких вестей сгустились тучи,

Воздух бурным зашумел дождем.

Поднялись, морями стали реки,

И в горах пронесся первый гром.

Третья весть была необычайна:

Спас воскрес, и смерть побеждена!

Эту весть победную примчала

Богом воскрешенная весна…

И кругом луга зазеленели,

И теплом дохнула грудь земли,

И, внимая трелям соловьиным,

Ландыши и розы зацвели.

МОЛИТВА «ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ»

Из всех молитв, какие знаю,

Пою в душе иль вслух читаю,

Какою дышит дивной силой

Молитва «Господи, помйлуй».

Одно прошенье в ней, не много!

Прошу лишь милости у Бога,

Чтоб спас меня Своею силой,

Взываю: «Господи, помилуй».

Плыву в житейском бурном море,

Встречаю радости и горе;

От бурь какой спасался силой?

Молитвой «Господи, помилуй».

И горе таяло, и радость

Мне приносила вдвое сладость,

И всё то было дивной силой

Молитвы «Господи, помилуй».

Когда лились от горя слезы

Иль страстные смущали грезы,

Тогда с особой сердца силой

Твердил я: «Господи, помилуй».

Уж близок я к последней грани,

Но все ж с горячими слезами,

Хотя с увядшей тела силой

Молюсь я: ‘Тосподи, помилуй».

Душа, окончив жизнь земную,

Молитву эту, не иную,

Тверди и там ты, за могилой,

С надеждой: «Господи, помилуй».

МЫСЛИ О ПОСЛЕДНЕМ ЧАСЕ

Скажи мне, Господи, кончину

Мою и час последний мой,

Когда житейскую пучину

Преплыв, предстану пред Тобой!

О, как явлюсь я пред Тобою,

Владыка мой и Судия?!

Грехов моих передо мною

Лежит раскрыта хартия!

Ее читая, ужасаюсь

И осужденья трепещу;

Лишь на Пречистый Крест взирая,

Душе отраду нахожу.

На нем Тебя, Христе мой, вижу,

Распятого за грех людской,

И Твой сладчайший голос слышу

К Отцу Небесному с мольбой.

На сем Кресте и мне прощенье

Грехов моих Ты даровал,

И Своей Кровию Священной

То обещанье подписал.

О, верую, Христе, и знаю,

Твои заслуги велики!

Я каюсь, слезно умоляю,

Ты ради их меня прости!

Не то мне страшно, что грехами

Повинна муке всякой я,

Ты правосуден, Боже, с нами, —

Того достойна — грешна я;

Но то мне страшно, то мне мука,

И не оплакать морем слез, —

С Тобою вечная разлука,

С Тобой, Сладчайший мой Христос!

Но помяни Твои заслуги

Меня прости и оправдай,

Избавь одной ужасной муки:

С Тобой меня не разлучай.

ЛУКАВЫЙ ПУТЬ

Опасен путь мой и уныл;

С невольным трепетом вступаю;

По нем еще я не ходил,

И той страны еще не знаю.

Никто не знает и меня,

И утешенья ждать напрасно!

Ведущих же… боюся я,

Мне и взглянуть на них ужасно.

А Он, зовущий для суда!

Как на Него потом взгляну я?!

Царь жизни, смерти, Он туда

Зовет нас властно. Аллилуйя!

ТЕРПЕНИЕ

Не печальтесь, не грустите:

Время счастья вновь придет;

Есть награда тем, кто ждет!

Тем из нас, кто здесь страдает,

За страданья есть венец;

Кто здесь слез не проливает?

Но и им придет конец!

Всё, что в жизни — всё на время,

Нам на краткий миг дано:

Счастья сладость, горя бремя —

Всё мгновение одно.

Жизнь сама — одно мгновенье,

Радость — светлая мечта,

Скорби — призрак сновиденья,

Все заботы — суета!

Есть награда тем, кто ждет;

Не печальтесь, не грустите;

Время мчится — всё пройдет.

НЕ РОПЩИ

Не ропщи, человек,

Что ты мал и не знатен,

Что прожитый твой век

Для людей непонятен.

Он назначен тебе

Тем, Кто жребий служенья

Раздает на земле;

То Его назначенье.

Не ропщи, беднота,

Без угла и без хлеба,

Знай — твоя тягота,

Дар особенный неба…

Не ропщи ты, больной

Через Крест тот святой

Будешь Господу другом.

Не ропщи, что хула

Твою жизнь отравляет,

Знай — земли похвала

Мзду небес уменыпает.

Не ропщи, что друзья

Тебя бросили в горе, —

Бог не бросит тебя

В этом жизненном море.

Бедность, зло и недуг —

Все закроет могила,

Сбереги чистым дух —

В этом истины сила.

Верь, надейся, терпи

Чашу бед — без сомнений,

И спасешь душу ты

Для небесных селений.

НАПОМИНАЮ ВАМ…

О дети, братья и друзья!

Я вам еще напоминаю:

Не забывайте вы меня —

Прошу, молю вас, уповаю…

Молитесь пламенно Творцу

И мне спасения просите;

Внимайте грустному певцу

И песнь надгробную твердите;

И плачьте день и ночь о мне –

Ко всем, как Иов, говорю я,

И пойте, верные, вполне,

Над тихим гробом: аллилуйя!

ВСЕСВЯТАЯ ДЕВА

О Приснодево Всесвятая

И Матерь Света! Пред Тобой

Во умилении взывая,

Прошу, молюся всей душой:

Продли, продли Твои моленья,

Продли их к Сыну Твоему

О мире, милости, прощеньи

Рабу усопшему сему!

Да по Твоей молитве чудной,

Надеждо грешных всех веков,

Пощаду встретит он в день судный

И оставление грехов.

Ты, Сыну.в кротости ревнуя,

Всегда, Владычице, пред Ним

Со дерзновением благим Молиться можешь: аллилуйя!

ЛАМПАДА

Гори ясней, моя лампада,

Молись теплей, душа моя,

Я раб страстей, стяжанье ада,

И вечных мук достоин я.

Смотрю в жизнь прошлую с боязнью,

В ней тщетно добрых дел ищу.

И как преступник перед казнью

Молюсь, страдаю, трепещу.

Хочу я пламенно молиться,

Хочу я плакать и рыдать,

Но сердце к миру лишь стремится,

И нет слезы в моих очах.

Душа моя охолодела —

Не внемлет истине святой,

Живая вера оскудела,

И с ней сокрылся мой покой.

Чертог Твой вижу обновленный —

Обитель дивную Твою.

И нет одежды драгоценной,

И я в преддверии стою.

Но Ты Всеблаг, перед Тобою

Спешу колени преклонять,

Предстать, Спаситель мой, с мольбою,

Услышь, наставь, спаси меня!

О, утоли мои страданья,

Нечистоту грехов омой;

И дай мне слёзы покаянья:

Они людей мирят с Тобой.

Епископ рязанский Иустин

ПОКАЯННАЯ МОЛИТВА

Крест свой донести.

Ты прошел с любовью

Свой тернистый путь,

Ты нес Крест безмолвно,

И за нас распятый,

Много Ты терпел,

За врагов молился,

За врагов скорбел.

Я же слаб душою,

Телом также слаб,

И страстей греховных

Я преступный раб.

Я — великий грешник

Я ропщу, я плачу…

Дай мне крепость сил,

Чтоб свои я страсти

В сердце погасил…

Радость и покой.

Грешник я великий

Прошел мой век, как день вчерашний,

Как день промчалась жизнь моя,

И двери смерти страшно тяжки,

Уж недалеки от меня.

Вы простите, вы простите,

Род и ближний человек,

Меня грешнаго помяните,

Отхожу от вас «пока» не на век,

Поделиться:

Добавить комментарий Отменить ответ

Глазовская епархия

Дебесское благочиние Глазовской епархии

Деревня Большая Чепца. Храм Сретения Господня

село Тыловай. Храм Успения Божией Матери

Рубрики

Популярные записи

Тогда ОН сказал им: Где вера ваша? (Лк. 8:25)

Апрель 2018

ПнВтСрЧтПтСбВс
« МарМай »
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30

Икона дня

Православный календарь

Радоница. Поминовение усопших. Апп. от 70-ти Аристарха, Пуда и Трофима (ок. 67).

Мцц. Василиссы и Анастасии (ок. 68). Мчч. Месукевийских – Сухия и дружины его: Андрея, Анастасия, Талале (Фалалея), Феодорита, Ивхириона, Иордана, Кондрата, Лукиана, Мимненоса, Нерангиоса, Полиевкта, Иакова, Фоки, Доментиана, Виктора, Зосимы (начало II века) (Груз.). Мч. Саввы Готфского (372).

Сщмч. Александра Гневушева пресвитера (1930).

@Деян., 10 зач., IV, 1–10. Ин., 10 зач., III, 16–21.@

По Уставу – рядовая служба по Триоди и Минее. Поминовение усопших совершается на панихиде.

Старец Николай Гурьянов

Благодатный Старец Русской Православной Церкви Николай (Николай Алексеевич Гурьянов) почил 24 августа 2002 года. Нынче 17 лет тому событию. Большинству паствы он известен как протоиерей Николай, священник Псковской епархии, духоносный праведник и молитвенник. Господь дал нам счастье жить во времена последнего СТАРЦА. И мы можем посмотреть фильм, где он говорит то, что навеки запомнишь. Столько Правды в его словах.

Батюшка родился 24.05.1909, с. Чудские Заходы Гдовского уезда Петербургской губернии. Родители его – Алексей Иванович Гурьянов и мать Екатерина Стефановна, в девичестве Крылова. С детства — избранник Матери Божией, прислуживал в Алтаре, пел на клиросе, был посошником и духовным сыном Священномученика Митрополита Вениамина Петроградского, который тайно постриг
отрока Николая в иночество в 1917 г., в возрасте восьми лет, и, благословив ему свой Архиерейский крест, предрек истинное и верное служение Православию в сане Архиерея.

В 1924 г. — послушник в Почаевской Лавре, которую называл своей “монашеской колыбелию”. Там он познакомился и был духовно близок с Преподобным Амфилохием Почаевским, ныне прославленным святым.Молитвенно общался и был знаком с Преподобным Кукшей Одесским, преподобноисповедником Святителем Антонием (Абашидзе) и иными подвижниками.

В годы гонений — мужественно защищал Святыни и отстаивал свободу Церкви от богоборцев, никогда не шел на соглашательства и не принял Декларацию Митрополита Сергия. Молился Царю-Мученику Николаю и исповедовал святость Царской Семьи и Богоустановленность Самодержавной Власти.
В двадцатые годы, получил средне-педагогическое образование, служил псаломщиком. 1929 г. — арестован и отправлен в ссылку, которую отбывал на Украине, где в 1931 вторично арестован за церковно-монархическую деятельность и заключен в «Кресты». Находился в Псковской тюрьме и Вятских лагерях. Затем — ИТЛ, Сыктывкар.
Будучи верным сыном Церкви, шел по стопам древних Мучеников. Всегда говорил: «Источник Власти — Бог на Небе, Помазанник Божий — на земле». Выйдя из заключения уже в сане тайного иеромонаха, работал учителем в Тосненском районе, откуда вместе с жителями был вывезен немцами во время войны в Прибалтику.
Служил священником в Свято-Троицком женском Рижском монастыре, уставщиком и духовником в Свято-Духовом мужском монастыре при Экзархе Прибалтики Митрополите Сергии (Воскресенском), знавшем о его тайной хиротонии. В 1943 уже имел тайное поставление в сан Епископа. Точная дата хиротонии Владыки Нектария неизвестна. На открытое епископское служение не выходит по благословению старцев, принимает тайную схиму с именем Нектарий. Заканчивает в 1943 г. пастырско-богословские курсы в Вильно. 1943 г. — священник Никольского Храма в с. Гегобросты Виленской Епархии.
1949–51 гг. — заочное обучение в Петербургской Духовной семинарии и первый курс Академии.В 1958 — по личной просьбе, за послушание матери, переводится в Псковскую Епархию, в Никольский Храм на Острове Талабск (Залита) на Псковском озере, где и прослужил Господу сорок четыре года до праведного успения 24.08.2002.
На Острове, по откровению от Царицы Небесной, выходит на старческое служение и становится старцем-духовником, утешителем и молитвенником, прозорливцем и чудотворцем, к которому тысячи людей притекали за советом и наставлением.
Еще при жизни почитался святым чудотворцем, молитву которого слышит Господь. По успении, прославлен народом Божиим, который свято чтит его благодатные труды и добродетельную жизнь, слагает ему Акафисты, молитвы и песнопения, пишет иконы, молясь Старцу как праведнику и угоднику Божию.

Воспоминания о батюшке Николае:

Анатолий Иванович Соловьёв, о. Залита:

– Бежит утром Батюшка. Куда бежит? Не знаю. По Залиту. Оббежит все село, каждого спросит: «Ну, как здоровье? Как живете? Как? Что?» Все время в калошах, с палочкой – не костыльчик, а палочка. Бегом пробежит, он так, не умел ходить спокойно. И звал-то всех как – Колюшка, Анатольюшка, Петенька…
Такого больше человека не будет. Он смотрит, а в глазах у него: «Я тебя люблю».

Так вот, что интересно – всю дорогу ходил в калошах. Шерстяные носки, калоши. Что у него, одеть не было чего, или что? Ряса вся в заплатках. Что, у него другой не было? Вот, в калошах… Видишь только – калоши, калоши, шерстяные носки… Он вообще о себе ни грамма не думал, думал только о людях.
Ему деньги не нужны были. Пенсию получит – и на храм. А подпояховши – верёвкой капроновой, калоши… Я раз ему сказал: «Бать, неужели тебе ремня не купить?» Раньше рубль стоил ремень-то.

– Ой, Анатольюшка, у меня все есть, у меня всё есть.

– Так я хочу сказать, а почему ты верёвкой-то подпояхиваешься?

А он только смеется, и всё.

Василий Александрович Матаев, о. Залита:

– Подарил мне Батюшка новый ремень – с нуля, ни разу не одетый, который генералы носят – звезда внутри, а я его потерял – локоть близок, и не укусить – такую память потерял.Не давал курить. По щечкам – крынь-хлоп. «Раб Божий, свободен». Идешь с озера – сигаретина в зубах, рыбина за плечами. На пути Батюшка. Поздоровается: «Здоровьичка. Дай закурить». Достаешь пачку – все переломает, ремонту не подлежит, за волосы пощелкает: «Раб Божий, не кури».
Всех он помнил, всех крестил.

Монахиня Нила Тимофеева.

Батюшка не один раз говорил: «Берегите цветочки, любите цветочки, поливайте их, травку берегите, не топчитесь зря по травке, берегите. Цветочки надо жалеть, поливать их, растить.Жалейте, любите, кормите птичек и животных, и у вас будет Дух Христов.

Коровушки, телятки ходят, едят травку, а как только Батюшка заиграет на фисгармонии – лягут под окошком и слушают.

Любимые изречения старца.
•Мир вам и Божие благословение!
•Где просто – там ангелов со сто. А где мудрено – там ни одного.
•Какие мы счастливые, что мы с Господом!
•Счастливые вы, что вы – православные! Правое слово за вами. Счастливые.
•Жить надо свято.
•Я вас в Небо зову, а вы по земле топчетесь.
•Драгоценные мои, родненькие мои, роднушечки мои, роднульки…
•Спасайте души ваши, телом не грешите.
•Слово реченное – серебро, а молчание – золото. А вы, знаете ли, золото собирайте.
•Всегда будьте с Господом, только с Господом.
•Обязательно – утренние и вечерние молитвы.
•Каждая молитовка доходит до Господа.
•Я-то помолюсь. И ты молись. Молитва-то матери со дна моря достанет.
•Твори правду.
•Драгоценные мои. Читайте Евангелие. Там все написано о нашем спасении. Да, дорогуши мои.
•Кто обидит – не сердись. Имя знаешь – помолись.
•Крест – наша охрана.
•А крестик-то всегда нужно носить. Крестик снимать только с головой.
•Молись, проси Господа, и Господь всё устроит. Помоги Вам Господи.
•Дорогие мои, любимые. Так радуйтесь и веселитесь, что вера наша святая православная, что вы – русские, родились в России.

Вот такой он был старец наш отец Николай! Царствие ему НЕБЕСНОЕ!

Там, в Селеньях Небесных,
Где ты с Богом, и во славе,
Помолись о нас, о грешных,
Старец славный Николае!

Протоиерей Николай Гурьянов

Остров посреди озёрной сини –
Ангела Небесного жильё.
Здесь молился старец о России,
Умолял Христа хранить её.

«Помоги мне, Боже, крест свой донести»

Жизнь Старца

Отец Николай родом из-под Гдова. Родился он 24 мая 1909 года в верующей благочестивой семье. Отец его был регентом в Михайло-Архангельском храме села Кобылье городище. С детства будущий старец прислуживал в алтаре. Самой важной встречей была встреча со священномучеником Вениамином Петроградским — Коля носил во время архиерейского богослужения его посох. И сам он потом стал пастырем, наставником очень многих людей. А Владыка тогда сказал маленькому Коле, обняв его: “Какой ты счастливый, что с Господом. “

В 1928 году Николай Гурьянов окончил Гатчинский педагогический техникум и первый курс педагогического института в Ленинграде. Недолго учительствовал, служил псаломщиком.

Батюшка не любил рассказывать о годах гонений и испытаний. А когда я начинал рассказывать о мытарствах моей семьи, он прерывал и несколько раз потом повторял: “Не говори, Ваня, не надо. Может ли сердце это вынести?”

Теперь уже по книжкам я знаю, что отец Николай, как многие православные верующие, был арестован в конце тридцатых годов. Прошел этапы, лагеря, ссылки. Во время тяжких испытаний батюшка встретил множество подвижников, истинных светильников веры Православной, пример которых повлиял на всю его жизнь. Отец Николай сочинил духовное песнопение с названием “В тридцатые годы”, которое имеет подзаголовок “Автобиография”, в нем говорится о двух ссылках, о тюрьмах и лагерях. Закачивается стихотворение молитвой:

Прошу, Святая Дева,
В несении Креста,
Для славы Божьей Церкви
Спаси, спаси меня!

Слова эти пророчески сбылись — через крест служения людям отец Николай явил собой славу нашей Церкви. Начало пастырского служения отца Николая совпало с тяжелыми испытаниями нашей страны — Великой Отечественной войной. В сан диакона он был рукоположен 8 февраля 1942 года высокопреосвященейшим митрополитом Сергием (Страгородским) — будущим Патриархом. А 15 февраля того же года митрополит Сергий рукоположил его во иерея. Первым местом служения стал Свято-Троицкий монастырь в Риге. Оттуда на короткий срок отец Николай был переведен в Вильнюсский Свято-Духов монастырь. А с конца 1943 по 1958 год отец Николай был настоятелем храма Святителя Николая в селе Гегобросты Паневежского благочиния Литовской ССР.

Хотя батюшка и не принимал монашества, он всегда вел строгую, подвижническую жизнь. Я не раз бывал в его литовской пустыньке. В католическом и лютеранском окружении жилось, конечно, нелегко, но батюшка покрывал всех любовью.

Припоминаю такой случай. Однажды я приехал к отцу Николаю. Только сели за стол, вдруг в окно стучат, милостыню просят. Батюшка им что-то подал, пригласил чайку попить. Я ему потом говорю: “Какие же это нищие — с золотыми зубами. ” А он мне ласково: “Я знаю. Это местный ксендз послал их разведать, кто ко мне приехал, о чем разговаривают. ” Батюшка улыбнулся, никого не осудив. Частенько окружали его хитрые люди (до самого конца жизни), а он покорял всех простотой.

Любовью и простотой своей спас батюшка от закрытия Никольский храм. Пришли к нему из НКВД решительно настроенные люди и говорят: “Поступили сведения, что вы против колхозов выступаете, паству против советской власти агитируете”. Здесь нужно упомянуть, что отец Николай всегда любил все живое. У него на кухне свила гнездо ласточка, и он ее оберегал. Так вот, показал отец Николай на ласточку и отвечает: “Как я могу препятствовать такому серьезному делу, когда даже малую пташку не могу тронуть. Ваше дело — государственное, мое — духовное”. И такое эти простые слова возымели действие, что ушли они успокоенные и храм не тронули.

Суровую отшельническую жизнь вел батюшка в Пустыньке почти 15 лет.

В это время он еще и заочно учился в нашей питерской семинарии и потом с любовью, приезжая в наш город, посещал родные для него стены.

В 1958 году отец Николай был переведен на служение в Псковскую епархию. Мамочка его — Екатерина Стефановна, с которой вместе он прожил всю свою жизнь, соскучилась по родным псковским местам и стала проситься на родину. В день Покрова Пресвятой Богородицы, 14 октября 1958 года, отец Николай служил первый раз литургию в храме, с которым будет связано почти 50 лет его жизни — храме Святителя Николая на острове Залит.

А я бывал на Залите еще до батюшкиного переезда — участвовал в одном замечательном празднике. На Петров день здесь по обыкновению шел крестный ход из Пскова со Спасо-Елеазаровской иконой (на этой иконе Спаситель изображен в митре с крестом). Икону несли до берега Псковского озера, к переправе на остров, чтобы сесть на катера. А местные жители встречали икону на своих лодках, двигаясь по озеру с хоругвями. Это было незабываемое торжество Православия!

После переезда отца Николая на остров Залит ему пришлось немало потрудиться физически. Господь даровал ему золотые руки, и он все делал сам — и крышу на храме железом покрывал, и стены красил, и полы ремонтировал, и обновлял убранство храма. Конечно, у него были и помощники (в первую очередь — мамочка), но очень многое он все равно любил делать самостоятельно.

Есть в храме Святителя Николая на Залите почитаемый чудотворный образ Божией Матери “Благодатное Небо”. Празднование ему установлено в день Смоленской иконы Божией Матери — 10 августа. В тяжелые смутные времена с этой иконы была похищена серебряная риза, и отец Николай сразу, как приехал на остров, постарался одеть образ Божией Матери в подобающую порфиру. Игумения Тавифа из Свято-Духовского монастыря в Вильнюсе вышила ризу Богоматери на голубом бархате. Сколько слез радости и боли сопровождали эту работу матушки-игумении, знает, наверное, только Хозяйка ризы. В 1960 году, после двухлетнего труда, риза была одета на икону. В том же году игуменья Тавифа почила от тяжелого долговременного недуга. А вышитая матушкой риза и поныне радует всех своей красотой.

Особым подвигом отца Николая было озеленение острова. Батюшка с материка привозил деревца и высаживал их. Чтобы они прижились, нужно было огромное количество воды. В день отцу Николаю приходилось носить по сто и больше ведер. Все деревца прижились, и сейчас, уже выросшие, радуют зеленой листвой.

Когда я приезжал к старцу на остров, то опять, как и в Гегобрастах, был свидетелем его подвига — он почти не спал: днем служил и работал, а ночью молился. Батюшка меня оставлял у себя в комнатке, мы вместе вставали на правило, но я быстро уставал. Он, видя мое полусонное состояние, говорил: “Ты, Ванюша, ложись”. Утром проснусь, а он снова перед иконами стоит, молится. Ложился ли отец Николай вообще — не знаю. Вряд ли сыщешь другого такого молитвенника в наше время. Сам отец Николай духовно питался от старцев всю жизнь, он не был самочинником. Когда был молодой, часто ездил в Печоры, в Почаев, в Киев, в Прибалтику. Особо он почитал старца Гавриила Псково-Елеазаровского. И чад своих батюшка всегда (по личному опыту молодости) обязательно благословлял на паломничества к святыням: “Это все в сердце останется. В трудную минуту вспомнишь и утешишься”.

Батюшка всегда много читал, призывая всех к вдумчивому, умному чтению, благословлял получать хорошее светское образование. Лучшим подарком для него всегда была книга. Но больше всего он любил духовное пение. Как приедешь к нему, он сразу начнет спрашивать, не привез ли каких-то новых духовных стихов. Тут же сядет за фисгармонию, которая стояла у него в келий, начнет подбирать то, что ему напоешь. “Ну как, правильно? Подпевай: “Какою дивной дышит силой молитва Господи помилуй. “” В любую свободную минутку батюшка садился за фисгармонию и сочинял духовные канты для простого народа. Сколько среди них вызывающих слезы, живящих душу.

Господи, помилуй,
Господи,прости,
Помоги мне, Боже,
Крест мой донести.
Я же слаб душою,
Телом тоже слаб.
Помоги мне, Боже.
Я — Твой верный раб.

Народ начал посещать остров Залит, паломничать к батюшке Николаю как к старцу с начала 70-х годов. Люди стали узнавать о батюшке и потянулись к нему: ведь пообщавшись с ним, нельзя было его не полюбить. Он всего себя отдавал Богу и людям. Духовными чадами батюшки стали многие священники, монахи и миряне, а так же игумены и игуменьи многих древних и вновь открывшихся монастырей. Все они жили под покровом молитв старца.

Это чувство многих и многих духовных чад Старца прекрасно выразил отец Роман (Матюшин), которого батюшка очень любил и знаю, что даже просил защищать от нападок на него.


Скажи, отец, как мне спасаться,
Какой дорогою пойти?
— От юных лет не пресмыкаться,

Не лукомудрствовать в пути.

Не закопти икону Божью,
Стараясь не отстать от всех,
Гордыней, мелочностью, ложью, —
Все это — непотребный грех.

Не терпит Правда мельтешенья,

Ей любо, что не любо нам.
Она в изгнании, в поношении
У тех, кто тянется к чинам.

О, разве званье — добродетель?
Кто посохом Врата открыл?
Любовь всегда враждою метит
Того, кто много возлюбил.

Не тлей, гори, пока есть силы,
Гори, пока душа чиста,
И до неведомой могилы
Взирай на одного Христа.


О батюшке точнее не скажешь: он всегда “взирал на одного Христа”. И потому “не может укрыться светильник под спудом”. Не хотел он этой славы от людей, но Господь не оставил его сокровенным. Добродушный, любвеобильный, ласковый батюшка покорял сердца людей. Да и всю тварь земную он нежно любил. Двор скромного батюшкиного домика-келии был словно иллюстрацией к первым главам Книги Бытия: каштаны, кипарисы и другие деревья, множество голубей на ветвях и крыше сидят плотно, как куры на насесте. Тут же воробьи и прочие мелкие пташки. А рядом с курами мирно прогуливаются кошки и собачка. И всех батюшка старался приголубить, угостить.

У батюшки 28 лет прожила кошечка Липушка, совсем очеловечилась. Однажды ворону кто-то подбил камнем, так батюшка ее выходил, вылечил, и она стала совсем ручной. Каждое утро потом встречала батюшку, каркала, хлопала крыльями — здоровалась. И все кругом — и деревца, и цветы — все на острове жило батюшкиной заботой. Пчелки, мошки, жучки — все ему было не чужим. Комара даже не обидит. Помню, как-то хотел с него комарика согнать, а он не дал: “Пусть лишнюю кровь попьет”. Все творение было батюшке по сердцу. Он всегда внимательно смотрел, чтобы ни цветок, не деревце не повредили. Один батюшка рассказывал, как он сломал одну веточку в саду старца на память, так он заметил, пальчиком погрозил и сказал ему: “Поставь дома в воду, чтобы корни пустила, а потом в землю посади, чтобы выросло дерево”.

К батюшке особенно тянулись чистые детские души. Но и пьяницы местные и вообще все население острова мирно уживалось со старцем. Бывало, выйдет он навстречу какому-нибудь местному бедолаге: “Ну-ка, роднуля, что у тебя в сумочке-то затаилось? Голубчик, роднуша, надо бросать это. Семье-то как тяжело. Дай сюда бутылочку-то. ” Возьмет, и о камень ее. А пьяница и не ругается, домой идет — и вот вечер мирно в семье-то проходит.

Батюшка всех покорял лаской. Так ее людям сейчас не хватает! Даже взрослые люди хотят, чтобы их приголубили, теплое словечко сказали. А он, дорогой наш батюшка, для каждого находил такое слово. Любви у него на всех хватало. Каждой измученной душе находил он слово утешения. Про старца можно сказать: “Любовью Христовой уязвися, преподобне”, — любовь батюшки была равноангельская, преподобническая. Он покрывал своей любовью наше недостоинство. И сейчас покрывает.

А я особенно благодарен батюшке за то, что он принимал меня и в последние годы свои, когда доступ к нему был ограничен. Он даже один раз специально вызвал меня на остров. А связь была постоянная — и через доктора, его лечившего, Владимира Андреевича, и через других паломников. Батюшка меня уже на смертном одре своем — и то утешил и ободрил. Я очень долго болел, из больницы в больницу переходил, а болячка все не проходила. А он сказал: “Передайте ему, пройдет его ножка. Будет еще служить”. И вот, слава Богу, так и стало — и я опять в храме Божием: и служу, и исповедую, и венчаю, и беседую с людьми.

А батюшка Николай за всех нас теперь особенно молится перед престолом Божиим, и его молитвами мы живы.

Стихи батюшки Николая Гурьянова

МОЛИТВА “ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ”

Из всех молитв, какие знаю,
Пою в душе иль вслух читаю,
Какою дышит дивной силой
Молитва “Господи, помилуй”.
Одно прошенье в ней, не много!
Прошу лишь милости у Бога,
Чтоб спас меня Своею силой,
Взываю: “Господи, помилуй”.
Плыву в житейском бурном море,
Встречаю радости и горе;
От бурь какой спасался силой?
Молитвой “Господи, помилуй”.
И горе таяло, и радость
Мне приносила вдвое сладость,
И все то было дивной силой
Молитвы “Господи, помилуй”.
Когда лились от горя слезы
Иль страстные смущали грезы,
Тогда с особой сердца силой
Твердил я: “Господи, помилуй”.
Уж близок я к последней грани,
Но все ж горячими слезами,
Хотя с увядшей тела силой
Молюсь я: “Господи, помилуй”.
Душа, окончив жизнь земную,
Молитву эту, не иную,
Тверди и там ты, за могилой,
С надеждой: “Господи, помилуй”.

НЕ РОПЩИ

Не ропщи, человек,
Что ты мал и не знатен,
Что прожитый твой век,
Дня людей непонятен.
Он назначен тебе
Тем, Кто жребий служенья
Раздает на земле;
То – Его назначенье.
Не ропщи, беднота,
Без угла и без хлеба,
Знай – твоя тягота,
Дар особенный неба.
Не ропщи ты, больной
Долголетним недугом,
Через Крест тот святой
Будешь Господу другом.
Не ропщи, что хула
Твою жизнь отравляет,
Знай – земли похвала
Мзду небес уменьшает.
Не ропщи, что друзья
Тебя бросили в горе, –
Бог не бросит тебя
В этом жизненном море.
Бедность, зло и недуг –
Все закроет могила,
Сбереги чистым дух –
В этом истины сила.
Верь, надейся, терпи
Чашу бед – без сомнений,
И спасешь душу ты
Для небесных селений.

ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ


Господи, помилуй Господи, прости,
Помоги мне, Боже, крест свой донести.
Ты прошел с любовью свой тернистый путь,
Ты воскрес безмолвно, надрывая грудь.

И за нас распятый, много Ты терпел
За врагов молился, за врагов скорбел.
Я же слаб душою, телом тоже слаб,
И страстей духовных я преступный раб.

Я великий грешник на земном пути,
Я ропщу, я плачу, Господи прости,
Помоги мне, Боже, дай мне крепость сил,
Чтоб свои я страсти в сердце погасил.

Помоги мне Боже щедрою рукой,
Ниспошли терпенье, радость и покой.
Грешник я великий на земном пути,
Господи помилуй, Господи прости.

Светлый старец Николай Гурьянов

Спасибо что зашли на наш сайт, перед тем как начать чтение вы можете подписаться на интересную православную mail рассылку, для этого вам необходимо кликнуть по этой ссылке «Подписаться»

Содержание страницы

Биография протоиерея Николая Гурьянова

Протоиерей Николай Гурьянов

С давнего времени на Руси практикуется особенный образ подвижничества – старчество. Это уникальная человеческая способность, которая не зависит от возраста, это особая разновидность святости. Старец — проводник Высшей воли. Это духовный врачеватель, который наблюдает душу своего ученика и «лечит» её при необходимости, способствуя развитию её духовности. Такие люди одарены Богом прозорливостью, часто они могут предсказывать и даже являть чудеса. Таким старцем был наш с вами соотечественник и современник – Николай Гурьянов.

Николай Алексеевич Гурьянов

Тогда это был Гдовский уезд Петербургской губернии.

Его отец Алексей Гурьянов был владельцем торговой лавки, а его мама — Екатерина, была сельской крестьянкой.

Места, где был рождён Николай, особенные – в их окрестностях когда-то проходила великая битва, исход которой решил судьбу нашего государства. Легендарное Ледовое побоище или Чудская битва в 1242 году.

Младенец Николай был крещён в храме Архистратига Михаила в Кобыльем Городище, недалеко от которого и состоялась выдающаяся своей значимостью ледовая сеча. Детские годы и отрочество Николая прошли при этом храме.

Полезные материалы

Ещё ребёнком он служил в алтаре. Эта церковь была любима всеми домочадцами: отец был церковным регентом, три его брата также пронесли любовь к божественным песнопениям через всю жизнь. Один из братьев, Михаил, даже защитил профессорское звание в консерватории Петербурга.

По дошедшему до нас преданию оказалось что, будучи ещё одиннадцатилетним подростком, Николай бывал на острове Залита ( Талабск). Вместе с настоятелем храма Архангела Михаила, где в то время он был алтарником, Николай поехал по делам прихода. По дороге они остановились в Талабске и навестили живущего там блаженного, которого звали Михаил. Он был болен и носил вериги (цепи). Его почитали как прозорливца.

Остров Талабск, который в советское время был переименован в Залит.

При встрече он угостил настоятеля храма маленькой просфорой, а мальчика большой и сказал: «Гостёк наш приехал». Его слова были предсказанием того, что в будущем Гурьянов много лет прослужит на этом острове. Так и случилось. Уже потом, спустя много лет, живя на острове, отец Николай часто приходил на могилу блаженного, приглашая также и прихожан молиться блж. Михаилу.

Когда Николай был пятилетним ребёнком, скончался его отец. В то время епископом Гдова, викарием епархии Санкт-Петербурга был митрополит Вениамин. Практически он стал отцом для Николая. Часто помогая владыке во время богослужения, подросток воспринял от него и его душевную мудрость, и его мужество. Однажды духовный отец сказал Николаю: «Какой ты счастливый, что ты с Господом… » и дал в благословение архиерейский крест, который впоследствии старец Николай хранил как бесценную святыню.

С самого детства маленького Колю называли монахом. У него даже была своя комната – келья, где стояли иконы, духовные книги и царские портреты. Среди друзей Николая были дети, которые поддерживали его священнические устремления и ходили с ним крестным ходом по деревне, держа в руках кресты и иконы. Мальчик любил уединяться и часто в одиночестве служил литургию.

Юность, образование

Обучаясь в школе, юноша особенно любил уроки учительницы, которая преподавала словесность. Он даже сохранил её фотографию, что говорит о её почитании старцем. Эта женщина посеяла в его душе любовь к поэзии, к слову. Он считал, что учителя должны быть проводниками веры. Своей любимой учительнице он говорил:

Из этих слов становится понятно, отчего Николай Гурьянов после завершения учёбы в школе решил поступить на обучение в Гатчинский педагогический техникум, а затем получить высшее образование по специальности в Ленинграде.

Его учёба в институте пришлась на конец двадцатых годов, когда в стране бушевала очередная религиозная кампания. В это время закрывали и даже разрушали церкви. Николай не мог принять такого святотатства и высказался в защиту храма, который собирались закрыть. Он говорил о том, что храм – это не только святыня, но и культурно-исторический памятник. Вскоре студент Гурьянов был исключён из института и взят на заметку как политически неблагонадёжный.

Ссылки

Уехав из Ленинграда, Гурьянов стал псаломщиком в церкви села Ремда, а также вёл уроки в сельской школе. Слова о роли учителя в распространении веры, которые он когда-то высказал любимой учительнице словесности, он сам стал претворять в жизнь. Однако его арестовали за религиозную пропаганду, которая приравнивалась к контрреволюционной деятельности. Начались мытарства старца: тюрьма Кресты, затем ещё три тюрьмы и исправительный лагерь.

Первая его ссылка была назначена по суду в мае 1930 г. Он был отправлен в село Сидоровичи в Киевском округе. Поселившись в Сидоровичах, Гурьянов стал служить псаломщиком в церкви. Однако даже года он там не прожил. Кто-то настрочил донос и весной 1931 года он вновь был арестован и сослан в Сыктывкар, откуда бежал. После поимки Николай был помещён в лагерь. Там, на строительстве железнодорожной линии к Воркуте он пережил страшные испытания и страдания. Его жизнь не раз была под угрозой: его придавило вагонеткой, а в другой раз на ноги ему упал тяжёлый рельс, отчего ноги его остались покалечены навсегда.

Молодой священник

Отец Николай в молодости

Николай Гурьянов был освобождён в 1936 году. Имея судимость, он не надеялся найти работу. Но тогда очень не хватало учителей, и он был принят в сельскую школу. До начала войны Гурьянов преподавал в школе.

Его не призвали в армию из-за болезни ног. С началом войны он был вынужден перебраться в Прибалтику – сначала это была Рига, а потом Вильнюс. Митр. Виленский и Литовский Сергий зимой 1942 года совершил чин рукоположения Гурьянова в дьяконы, а чуть позже в священники. В этом же году Николаем были успешно окончены курсы богословия, и он стал священником в Свято-Троицком монастыре г. Рига. Следующее его назначение — уставщик в Свято-Духовом монастыре в г. Вильнюс, где он также был и певчим на клиросе. Летом 1943 года отец Николай был назначен в приход Гегобросты Паневежиского благочиния, где нёс службу пятнадцать лет. Там же он стал протоиереем.

Отец Николай был семинаристом в Виленской духовной семинарии, а в 1951 году закончил семинарию в г. Ленинграде. Три года он учился также в Духовной Академии.

Остров Талабск (Залит)

В 1958 году, имея положительный отклик на своё прошение, Николай Гурьянов приехал на о. Талабск, где нёс службу сорок лет до самой своей кончины. Это было непростое время, тот период хрущёвского правления, когда в стране проводились антирелигиозные кампании. Поэтому священника жители острова встретили настороженно.

На острове жили рыбаки, и все мужчины состояли в артели. Семьи надолго оставались без мужских рук, когда рыбаки уходили на промысел. Отец Николай всегда преклонялся перед тружениками, поэтому помогал женщинам, оставшимся без мужчин по хозяйству: мог с детьми побыть или присмотреть за больными и стариками. Жители острова постепенно стали доверять ему, а затем и полюбили всей душой будущего старца. Несмотря на эту любовь, первое время батюшка проводил службы в пустой церкви: кто-то боялся, а кого-то власть воспитала безбожником. Терпеливо, по крупицам, сеял старец Слово Божие в сознание сельчан, и эти посевы дали свои добрые всходы.

Батюшка много трудился. Он благоустраивал храм свт. Николая: отремонтировал его, обновил его убранство, украсил новыми иконами. Выжженную войной островную землю он озеленил заново, превратив пустыню в цветущий зелёный оазис.

Домик отца Николая Гурьянова

Подвиг старчества

В 70-е годы особенно сильно проявилось благодатное дарование Николая Гурьянова – старчество, посланное ему Господом. О его прозорливости и о том, что предсказания старца сбываются, стало широко известно, и в рыбацкий посёлок начали стекаться люди со всей страны.

Отец Николай излечивал душевные и физические заболевания, при этом называл по имени людей, которых никогда прежде не знал до встречи. В беседе он рассказывал о жизненных обстоятельствах человека, давал советы, которые впоследствии меняли коренным образом жизнь собеседника. Многим он вернул здоровье, вымолив у Бога исцеление.

В те годы к старцу приезжало много паломников и многие из них присутствовали на его богослужениях, некоторые становились гостями в его доме. Никому старец не отказывал, всех привечал, на всех хватало у него любви и тепла.

Благословение батюшки Николая

Люди вспоминают, что получили от батюшки бесценный подарок – утешение, душевный покой, что их душа успокаивалась уже при одном виде старца. Наполненный божественным светом и любовью ко всем живущим на земле, он делился этим светом и этой любовью с окружающими. Каждый, кто побывал у старца, уходил от него с миром в душе и уверенностью в своём будущем, уходил обновлённым, преображённым человеком.

Похороны батюшки Николая

День памяти. Паломничество к могиле старца

Протоиерей Николай Гурьянов почитаем многими людьми. Остров Талабский, ставший его родным домом на 40 лет, сейчас и памятник удивительному человеку, и то место, куда почтить его память в день его кончины 24 августа приезжают паломники. Молятся у его могилы, просят о чём-то, благодарят за помощь и чудеса исцеления.

Случаи чудесной помощи батюшки Николая

А чудес этих, которые явлены были по молитве старца, состоялось великое множество. Приведём лишь некоторые:

  • Удивительный, противоестественный в понимании современной медицинской науки случай чудесного исцеления, произошёл с митрополитом Питиримом (Нечаевым). Старец Николай излечил его от диабета. Он приказал митрополиту открыть рот и стал класть в него ложками сахар. На возражение Питирима, что ему нельзя сладкое, потому что у него диабет, старец только повторял: «А вы говорите, диабет»! От такого количества сахара могла наступить кома. Но случилось чудо исцеления. Никакого диабета при последующем обследовании врачи у Питирима не обнаружили!
  • Широко известен также случай выздоровления больной не свёртыванием крови девочки. Приехав с мужем и ребёнком на остров, её мать подошла к воротам дома старца Николая, прижалась к ним лицом и стала молить молча, про себя: «Батюшка Николай! Спаси, спаси – дитё моё умирает». Через некоторое время ворота открылись, и к удивлённым людям вышел кот, который жил у старца в доме. Животное подошло к крохе и стало с ней играть. Родители замерли: ведь если котик поцарапает девочку, она может умереть от кровопотери – кровь у неё не сворачивалась. Так и случилось. Животное поцарапало девочку, и кровь стала капать из ранки, а потом вдруг остановилась. Счастье родителей было безмерно — ребёнок стал полностью здоров.
  • Не только болезни физические излечивал старец Николай. Чудесным образом по его молитве у людей развивался музыкальный слух или дети начинали легко усваивать не поддающиеся ранее сложные школьные предметы. А самым главным в чудесах старца Николая Гурьянова было то, что он всегда правильно видел болезни человеческой души и помогал людям покаяться и вернуться к жизни без пагубных привычек, многим – прийти к вере.

Книга «Слово жизни»

Старец Николай оставил после себя письменное наследие – это книга «Слово жизни», которая уже три раза была переиздана. В ней собраны псалмы, которые батюшка собирал всю жизнь. Он всех просил, чтобы приносили ему всё интересное, что находили в книгах, изданных ещё до революции. К некоторым псалмам он сам написал ноты.

«Слово жизни» — это не стихотворный сборник, не художественная литература. Всё, что мы читаем в «Слове жизни» — это свидетельства о Божьей Благодати. Поэтому, несмотря на то, что в неё включены стихотворные строки некоторых светских поэтов, содержимое источника несопоставимо со светской поэзией. Эта книга — памятник соборного творчества.

Душеполезные наставления и высказывания

Батюшка был немногословен, поэтому его редкие высказывания становились афоризмами. Его наставления, заключённые порою в одну лишь фразу, отражали иногда целую жизненную программу. Вот некоторые из них:

«Ходи в храм и веруй Господу. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец. Смирение и молитва – главное. Одна чёрная одежда – ещё не смирение».

«Пекись о своём мире душевном, вот и в мире будет порядок».

«Будьте всегда радостны, и в самые тяжёлые дни вашей жизни не забывайте благодарить Бога: благодарное сердце ни в чём не нуждается».

«Цель нашей жизни – вечная жизнь, вечная радость, Царство Небесное, чистая совесть, покой – и всё это в нашем сердце».

Прот. Николай Гурьянов

Молитва старца Николая Гурьянова

Господи, помилуй,
Господи, прости.
Помоги мне, Боже,
Крест свой донести.

Ты прошел с любовью
Свой тернистый путь,
Ты нес Крест безмолвно,
Надрывая грудь.

И за нас распятый
Много Ты терпел,
За врагов молился,
За врагов скорбел.

Я же слаб душою,
Телом также слаб,
И страстей греховных
Я преступный раб.

Я — великий грешник
На земном пути,
Я ропщу, я плачусь…
Господи, прости!

Помоги мне, Боже!
Дай мне крепость сил,
Чтоб свои я страсти
В сердце погасил…

Помоги мне, Боже!
Щедрою рукой
Ниспошли терпенье,
Радость и покой.

Грешник я великий
На земном пути…
Господи, помилуй,
Господи, прости!

Причислен ли о. Николай к лику святых

Старца Николая Гурьянова любят и почитают верующие. И, хотя старец не причислен еще к лику святых, многие не сомневаются, что в его лице мы имеем молитвенника и ходатая за нас пред Богом. Об этом свидетельствует жизнь батюшки и его самоотверженное служение Богу и людям. Об этом свидетельствуют и те люди, которым посчастливилось встречаться с старце, которые свидетельствуют, что от батюшки исходило невероятное тепло и свет.

Его святость ощущалась во всем – в жизни, в молитвах, в делах. Поучал всегда с любовью. Всегда. И люди чувствовали его любовь и молитвенную поддержку.

Пророчества старца

Старец Николай Гурьянов дал несколько пророчеств, далеко не однозначных и вызывающих порой недоверие. Тем не менее, некоторые из них уже сбылись.

О будущем России

Когда старца спросили о будущности России, он предрёк государству такое правление, которое будет уподоблено коммунистической власти. Как говорил старец, Церковь снова подвергнется гонениям, хотя продлится это недолго. Затем к власти в стране придёт Православный Царь.

О последних временах

О последних временах он говорил, что об этом уже всё сказано в «Откровении Иоанна Богослова», и что от себя ничего не нужно придумывать. Батюшка не одобрял постоянные разговоры о конце света, не принимал запугивания и устрашения верующих, справедливо полагая, что нагнетание страха к добру не приведёт.

Все с ужасом ждут антихриста и думают о нём, а надо думать о Боге. Отец Николай говорил: «Если мы с Господом — антихрист не может причинить нам зла». А также говорил: «На все времена нужны смирение, кротость, благодарность Богу и особенно родителям. Это всё украшает человека и сохранит его в последние времена».

О Путине

Когда старца спросили о том, кто будет у власти в России после Ельцина, он ответил, что будет военный. «Власть его будет погонная».

О царской семье

Старец очень чтил царя Николая II и его семью, и постоянно говорил о том, что Россия до тех пор не воспрянет, пока не поймёт, кем был Царь Николай. Девятилетним мальчиком Николай увидел истязания, которым подвергся царь и его домочадцы. Он рассказал своей маме о том, что царя убили утром, после совершения казни, хотя об этом убийстве ещё никто не знал.

Старец повторял постоянно, что нужно покаяться за то, что русские люди позволили опорочить имя царя и позволили погибнуть царской семье. Необходимо молиться Царю Николаю, поскольку его очень боятся бесы, настойчиво говорил старец. Именно Николай II бережёт Отечество от войны в сегодняшнем безумном мире.

Келейницы, продвигающие идеи канонизации царя Ивана Грозного и Г. Распутина

К сожалению, вокруг старца Николая образовалась группа людей, желавших воспользоваться его именем ради продвижения своих искаженных взглядов на «святость» Г. Распутина, Ивана Грозного, и других, не соответствующих официальной позиции Русской Церкви, идей. Они раздавали от имени батюшки самочинно напечатанные иконы, призывая посетителей батюшки молится этим «святым». Это касается таких «монахинь» как В. Полищук и Т. Гроян («схимонахиня Николая»), о которых архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий неоднократно предупреждал, что их постриги ложные.

Когда эти женщины развили вокруг батюшки деятельную пропаганду своих идей, сам о. Николай был уже очень немощен и болен. «Келейницы» пользовались этим положением дел, сами решали кого можно допустить к о. Николаю, а кого нет, по хозяйски распоряжаясь в доме старца. Когда друзья и почитатели батюшки предлагали ему выгнать таких «помощниц», то он не позволял сделать этого, говоря, что это его крест, и смиренно терпел их.

Фильм об отце Николае Гурьянове «Свете тихий»

Старец Николай Гурьянов – один из тех великих людей в Православии, чей благодатный дар духовного врача многим людям помог и сейчас помогает стать ближе к Богу.

Добавить комментарий