Святой антипа валаамский о чем молятся

Святой антипа валаамский о чем молятся

Под утро, чувствуя близость своего отшествия и желая быть причастником Божественных Таин на литургии, совершенной в последний день его жизни, отец Антипа просил причастить его. В полном разуме сподобившись приятия Божественных Даров, отец Антипа погрузился в тихую дремоту. Прошло два часа. Ближайший ученик его прочитал девятый час и стал читать акафист Божией Матери. Во время чтения акафиста тихо замолк навеки в течение всей жизни ежедневно усердием и верой возносивший Царице Небесной акафистные хваления отец Антипа. Скончался он в воскресенье, 10 января 1882 года, на 66-м году от рождения. Согласно завещанию отца Антипы, он был захоронен вне стен скита, чтобы паломники и духовные чада, в том числе и женщины, почитающие его, могли бы беспрепятственно приходить на его могилу. Известно было, что могила его находилась у часовни Крестных Страданий.

Обретение мощей, прославление.

В 1960 году могила старца Антипы была вырыта местными жителями. Но не найдя драгоценностей, они засыпали могилу землей, а надгробная плита оставалась сдвинутой в сторону. Земля на вскрытой могиле со временем осела, и это помогло определить место захоронения. Мощи старца Антипы были обретены в мае 1991 года, после того как наместник обители игумен Андроник (Трубачев) с братией совершил панихиду по старце. Для удостоверения того, что раскопки велись действительно на месте могилы и что обретенные останки принадлежали именно старцу Антипе, место под сдвинутой плитой было раскопано, но там оказалась только скала. На всенощном бдении на память равноапостольного князя Владимира, 15 (28) июля 1991 года, мощи старца Антипы были перенесены в храм святых апостолов Петра и Павла, а на память преподобных Сергия и Германа, 11 (24) сентября 1991 года, — в нижний храм Преображенского собора, им посвященный. После обретения мощей старца Антипы от них исходило сильное благоухание.

По благословению Святейшего Патриарха Алексия II честные мощи старца Антипы были помещены в раку, которая установлена в нижней церкви во имя преподобных Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. В 2000 году Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II имя преподобного Антипы Афонского было включено в Месяцеслов Русской Православной Церкви, память преподобному Антипе Афонскому совершается 10/23 января. Братия и паломники обращаются к преподобному старцу с просьбой о молитвенном предстательстве и получают его, неоднократно отмечалось сильное благоухание от его мощей, особенно в то время (например, в начале Великого поста), когда братия обители усердно подвизалась в посте и молитве. Приезжающие на Валаам иерархи и священнослужители из разных мест России неоднократно обращались с просьбой отделить им малую частичку святых мощей старца Антипы, что свидетельствует о почитании ими старца. Особенно велико почитание старца в Молдавии, в Румынии, откуда также поступали просьбы передать частичку его мощей. На Святой Горе Афон почитание старца Антипы распространено среди монахов-святогорцев румынско й и русской национальностей.

Тропарь прп. Антипе Валаамскому. Глас 4

От юности благодатию Божиею наставляемь,/ чадо был еси послушания,/ в тишине афонския пустыни и в мятеже градов Молдавии и России,/ выну предстояй умно Господеви, дивне,/ последнее пристанище Валаамскую обитель обрет,/ сию украсил еси подвигами твоими,/ отче наш Антипо препро’стый и премудрый,/ буди месту сему покровитель и моли Христа Бога нашего/ дати нам единомыслие и любовь нетленную.

Кондак прп. Антипе Валаамскому. Глас 5

Возсиявый ёко светозарное светило/ от Афонския горы даже до острова Валаама,/ странник был еси на земли, отче,/ любитель безмолвия и ученик верный великих старцев молдавских,/ по множеству скорбей твоих умножишася утешения Божия в сердце твоем/ и тьма Богооставления преложися на зарю Божественнаго света,/ егоже и нас сподоби молитвами твоими, Антипо преподобне отче наш.

АНТИПА ВАЛААМСКИЙ

Прп. Антипа Валаамский

Антипа Валаамский, Афонский (1816 – 1882), иеросхимонах, преподобный

В миру Лукиан Александр Георгиевич, родился в 1816 году в селе Калаподешти Текучского уезда Молдавии в семье диакона. С детства был набожным и кротким, проявлял большое усердие в учебе, в чтении духовной литературы. Рано лишился отца, мать после смерти супруга постриглась в монахини. Александр был отдан матерью в переплетную мастерскую, но, видя свое призвание в служении Богу, в 20 лет решил стать монахом.

После неудачной попытки поступить в Нямецкий монастырь был принят в небольшой монастырь в Валахии, стал духовным учеником затворника схим. Гедеона.

Был пострижен с именем Алипий архим. Димитрием в монастыре, называемом Браз, и по его благословению отправился на Афон (по др. данным, пострижен в румынском монастыре на Афоне). Поступил в греческий монастырь Эсфигмену. 4 года трудился в поварне, потом перешел к землякам – старцам-пустынникам Нифонту и Нектарию.

Принял схиму с именем Антипа и стал нести подвиг отшельничества, обрел чудотворную икону Божией Матери.

Через некоторое время по просьбе старца Нифонта поступил в строившийся Молдавский скит, был рукоположен во иеромонаха и назначен келарем, в отсутствие игумена управлял скитом, исполнял обязанности духовника. Назначен экономом на подворье скита в Яссах, стал духовником двух женских монастырей. Занимался сбором средств для скита в Москве и Санкт-Петербурге, где приобрел много учеников из разных слоев общества.

Иеросхимонах Антипа (Лукиан)

В 1865 г. прибыл на остров Валаам в скит Всех святых, где остался, найдя много общего с жизнью на Афоне. Принял подвиг старчества, был усердным молитвенником и строгим постником, обладал даром прозорливости. Незадолго до смерти преподобного чудотворный образ Божией Матери, принесенный им с Афона, во время молитвы чудесным образом переместился к нему на грудь.

Скончался 10 января 1882 года на Валааме. Погребен за стенами Всехсвятского скита Валаамского монастыря, близ часовни в честь Страстей Христовых, чтобы богомольцы могли беспрепятственно совершать по нему панихиды. В 1960-х годах могила старца была вскрыта местными жителями. Не найдя драгоценностей, они засыпали ее землей, оставив надгробную плиту сдвинутой в сторону. Земля на могиле со временем просела, что помогло определить место захоронения старца при обретении его мощей 14 мая 1991 г. после панихиды, совершенной на его могиле наместником монастыря игум. Андроником (Трубачёвым). От обретенных мощей исходило сильное благоухание. На воскресном всенощном бдении 28 июля 1991 г. мощи прп. Антипы были перенесены в храм апостолов Петра и Павла, 24 сентября 1991 г. – в храм Сергия и Германа Валаамских, где и пребывают в настоящее время.

Румынская Православная Церковь канонизировала преподобного Антипу из Калаподешти в 1992 году как единственного монаха из Румынии, который был причислен к лику святых на Афоне. В Румынии также действует монастырь во имя преподобного Антипы.

В 2000 году Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II имя преподобного Антипы Афонского было включено в Месяцеслов Русской Православной Церкви.

Прп. Антипа Валаамский (Афонский). Икона

Молитвословия

23 января 2014 года были обнародованы тропарь и кондак святому, составленные скитоначальником Всехсвятского скита схиигуменом Серафимом (Покровским).

От ю́ности благода́тию Бо́жиею наставля́емь,/ ча́до бы́л еси́ послуша́ния,/ в тишине́ афо́нския пусты́ни/ и в мяте́же градо́в Молда́вии и Росси́и,/ вы́ну предстоя́й у́мно Го́сподеви, ди́вне,/ после́днее приста́нище Валаа́мскую оби́тель обре́т,/ сию́ украси́л еси́ по́двигами твои́ми,/ о́тче на́ш Анти́по препро́стый и прему́дрый,/ б’уди ме́сту сему́ покрови́тель/ и моли́ Христа́ Бо́га на́шего// да́ти на́м единомы́слие и любо́вь нетле́нную.

Возсия́вый я́ко светоза́рное свети́ло/ от Афо́нския горы́ да́же до о́строва Валаа́ма,/ стра́нник бы́л еси́ на земли́, о́тче,/ люби́тель безмо́лвия/ и учени́к ве́рный вели́ких ста́рцев молда́вских,/ по мно́жеству ско́рбей твои́х умно́жишася утеше́ния Бо́жия в се́рдце твое́м/ и тьма́ Богооставле́ния преложи́ся на зарю́ Боже́ственнаго све́та,/ его́же и на́с сподо́би моли́твами твои́ми,// Анти́по преподо́бне о́тче на́ш.

Прп. Антипа из Калаподешти. Румынская икона

Литература

  • Замечательная жизнь иеросхим. Антипы / Изд. Валаамского мон-ря. СПб., 1893;
  • ЖПодв. Доп. т.: Янв.-июнь. С. 7-24;
  • Stan L. Sfinţii români. Sibiu, 1945. P. 73-75;
  • Валаамские подвижники. СПб., 1997;
  • Пимен, иером. Иеросхим. Антипа / Изд. Валаамского мон-ря. [СПб.], 1997.

Преподобный Антипа Валаамский – день памяти 10.01 н. ст. (28.12 ст. ст.)

“Научился быть довольным тем, что у меня есть; умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть в обилии и в недостатке. Все могу во укрепляющем меня Иисусе Христе” .
(Послание апостола Павла к филиппийцам 4,11-13).

ИЗ ВАЛААМСКОГО СИНОДИКА

Около четырех лет трудился о.Антипа в греческом Есфигменовом монастыре на поварне. Когда кончилось время послушничества, молдавские старцы – иеросхимонах Нифонт и Нектарий – приняли своего собрата на высшие подвиги в пустыню. И по благословению старца Емфимия – духовника о.Антипы – постригли его в схиму, предоставив полную свободу в проведении одному отшельнической жизни.
Безо всякого скарба вошел о.Антипа в полуразвалившуюся отшельническую хижину – она была совершенно пуста, только в переднем углу на карнизике нашел он небольшую икону Божией Матери, на которой от многолетней копоти нельзя было рассмотреть лика. Невыразимо обрадовался о.Антипа своей находке. Немедленно, взяв с собою святую икону, отправился он к знакомому иконописцу-пустыннику иеродиакону Паисию. Некоторое время спустя вернул тот о.Антипе икону совершенно новую, клятвенно уверив его, что она стала такою от одной простой промывки и что это явление чрезвычайно поразило его самого.
“Она – чудотворная!” – в радости всегда свидетельствовал о ней никогда с нею не разлучавшийся о.Антипа. Раз в задумчивости шел он по пустынным тропинкам Афонской горы: вдруг его останавливает незнакомый отшельник. “Батюшка, – говорит он ему, – добрые люди дали мне пять червонцев и просили передать их беднейшему пустыннику. Помолясь, я решился отдать эти деньги первому, кого встречу. Так возьми их – они, должно быть, тебе нужны”. С благодарностью, как из руки Божией, принял о.Антипа деньги от незнакомца. В короткое время обстроилась келия, и в молитвенном подвиге, в делании для пропитания деревянных ложек мирно потекли дни его.

Между тем мысль о.Нифонта об устроении Молдавского скита стала мало-помалу осуществляться. На Афоне приобретена была земля, на которой быстро поднимались скитские здания; число братии росло. Молдавские старцы стали просить о.Антипу в сотрудники. Повинуясь совету духовных отцов, он согласился. Его посвятили в иеродиакона, а вскоре в иеромонаха и сделали келарем.
Однажды о.Нифонт, будучи уже игуменом, на общей братской трапезе благословил келарю приготовить для себя и для какого-то прибывшего к нему гостя отдельное кушанье. Келарь не приготовил; игумен разгневался и велел встать ему на поклоны. “Поклоны я буду класть с радостью, – отвечал келарь игумену, – но прошу, батюшка, извинить меня: сделано это мною с благой целью, дабы не было претыкания и соблазна братии. Чтобы тобою не были нарушаемы тобою же начатые добрые уставы по правилам святых отец; настоятелю во всем надо быть самому примером для всех, тогда только будет твердо и надежно наше общежитие”. Впоследствии, когда совершенно успокоилось волнение, о.Нифонт благодарил о.Антипу за его благоразумную ревность.

РЕВНОСТЬ О ГОСПОДЕ

Спустя время о.Нифонт назначил о.Антипу экономом на их Ясское подворье в Молдавии. Из тихих пределов Афонской горы очутясь неожиданно среди разнообразных хлопот и попечений в шумном городе, о.Антипа прежде всего старался и здесь во всей точности исполнять схимническое правило по уставу Афона: так заповедал ему о.Нифонт, отправляя его в Яссы. Постоянно по два-три дня, иногда даже по неделе, он совершенно не употреблял ни пищи, ни питья. Ведя строгую подвижническую жизнь, о.Антипа при всяком удобном случае, не взирая на лица, с ревностью обличал замечаемые им отступления от церковных постановлений. Такая его ревность, соединенная с простотой и искренней любовью, вскоре расположила к о.Антипе сердца людей сановных и простых. Все они с верою и благоговением принимали его советы и слушали его наставления. Особенное благоволение оказывал ревностному подвижнику митрополит Молдавский. Он поставил его духовником в двух женских обителях и сам часто беседовал с ним о предметах духовных. Со своей стороны и о.Антипа питал к владыке чувство полного сыновнего доверия.
В дни подвижничества своего в пределах горы Афонской от продолжительного поста о.Антипа ощущал обыкновенно особенную горечь во рту; в Молдавии же спустя два года горечь эта обратилась в необыкновенную сладость. В недоумении за объяснением этого нового для него явления обратился о.Антипа к владыке. Архипастырь объяснил ему, что такое ощущение есть плод поста и умной молитвы, что оно есть благодатное утешение, которым Господь ободряет подвизающегося на Его спасительном пути.

Преподобный Антипа Валаамский

Иерархи и священнослужители из разных мест России, приезжающие на Валаам, неоднократно обращались с просьбой отделить им малую частичку св. мощей старца Антипы, что свидетельствует о почитании ими старца. Особо велико почитание святого подвижника в Молдавии и в Румынии (св. Антипа канонизирован Румынской Православной Церковью еще в 1992 г.), откуда также поступали просьбы передать частичку его мощей. На Святой Горе Афон почитание этого святого старца распространено среди монахов-святогорцев румынской и русской национальностей.

Иерос­хи­мо­нах Ан­ти­па ро­дил­ся в Мол­да­вии, в се­ле Ка­ла­по­де­ш­ти Те­кунч­ско­го уез­да в 1816 го­ду. Ро­ди­те­ли его бы­ли лю­ди пра­во­слав­ные и весь­ма бла­го­че­сти­вые. Жи­ли они в боль­шой бед­но­сти. Отец его, Ге­ор­гий Кон­стан­ти­но­вич Лу­ки­ан, слу­жил дья­ко­ном в убо­гой церк­ви се­ла Ка­ла­по­де­ш­ти; мать его, Ека­те­ри­на Афа­на­сьев­на, впо­след­ствии по­сту­пи­ла в жен­ский мо­на­стырь и с име­нем Ели­са­ве­та скон­ча­лась в схи­ме. Дол­го у Лу­ки­а­нов не бы­ло де­тей; на­ко­нец по мо­лит­вам же­ны у них ро­дил­ся сын Алек­сандр, впо­след­ствии в схи­ме по­лу­чив­ший имя Ан­ти­пы.

Рож­де­ние бу­ду­ще­го по­движ­ни­ка озна­ме­но­ва­лось осо­бен­ным бла­го­во­ле­ни­ем Бо­жи­им: мать ро­ди­ла его без бо­лез­ни; за­тем до кон­ца жиз­ни осе­ня­ла его чуд­ная бла­го­дать Бо­жия. Еще в дет­стве, ко­гда он пас овец сво­е­го от­ца в глу­хом ле­су, где во­ди­лось мно­же­ство ядо­ви­тых змей, брал он их жи­вых без ма­лей­ше­го вре­да в свои ру­ки и тем при­во­дил в ужас сто­рон­них зри­те­лей. Раз он по­шел в ого­род к сво­е­му со­се­ду, се­мей­но­му че­ло­ве­ку, у них за­шел раз­го­вор о зме­ях, то­гда маль­чик уве­рял, что он не бо­ит­ся змей и да­же бе­рет их на ру­ки жи­вых; со­сед не ве­рил ему и да­же сме­ял­ся над ним, как вдруг, по смот­ре­нию Бо­жию, очу­ти­лась в том са­мом ого­ро­де од­на змея, ко­то­рую маль­чик без бо­яз­ни взял на свои ру­ки; со­сед же, ис­пу­гав­шись, за­кри­чал на всю мочь и пу­стил­ся бе­жать. Так Бог хра­нил от юно­сти се­го от­ро­ка.

Ве­ли­ки бы­ли мо­лит­вен­ные по­дви­ги о. Ан­ти­пы в пре­де­лах Свя­той Афон­ской Го­ры и сре­ди шу­ма мир­ско­го в го­ро­дах Мол­да­вии и Рос­сии, но там они раз­вле­ка­е­мы бы­ли, по необ­хо­ди­мо­сти, то ру­ко­де­ли­ем с це­лью про­пи­та­ния, то об­ра­ще­ни­ем с мир­ски­ми людь­ми по де­лам мо­на­стыр­ским и по сбо­ру. В уеди­не­нии же ва­ла­ам­ском мо­лит­ва сде­ла­лась един­ствен­ным и ис­клю­чи­тель­ным его за­ня­ти­ем. Она за­ни­ма­ла весь день и по­чти всю ночь по­движ­ни­ка. Кро­ме неопу­сти­тель­но­го ис­пол­не­ния ден­но-­нощ­ной служ­бы по цер­ков­но­му уста­ву, о. Ан­ти­па каж­дый день про­чи­ты­вал два ака­фи­ста Бо­жи­ей Ма­те­ри: один об­щий и дру­гой ея Успе­нию, и еже­днев­но по­ла­гал по 300 зем­ных по­кло­нов с мо­лит­вою о спа­се­нии всех усоп­ших. По­мян­ник о. Ан­ти­пы был очень ве­лик. По­ми­нал он всех зна­е­мых. Это по­ми­но­ве­ние про­дол­жа­лось бо­лее ча­су. В опре­де­лен­ное вре­мя, меж­ду служ­ба­ми и по­кло­на­ми, за­ни­мал­ся он ум­ною мо­лит­вою и ей же по­свя­щал сво­бод­ные от уста­нов­лен­но­го мо­лит­во­сло­вия ча­сы дня и но­чи. Ко­гда слу­ча­лось ему быть или слу­жить в мо­на­сты­ре, точ­но так же, как и каж­дую суб­бо­ту, ко­гда он при­ча­щал­ся Бо­же­ствен­ных Хри­сто­вых Та­ин в ски­ту, в ал­та­ре, об­ла­ча­ясь, сверх ман­тии, в свя­щен­ни­че­скую ри­зу, пред­ва­ри­тель­но в ке­ллии со­вер­шал он пол­ную служ­бу на мол­дав­ском язы­ке и по­том вы­ста­и­вал без упу­ще­ния и всю цер­ков­ную служ­бу в скит­ском или мо­на­стыр­ском хра­ме. Служ­бу ке­лей­ную со­вер­шал о. Ан­ти­па со вни­ма­ни­ем пол­ным. Не раз слу­чай­но за­ме­ча­ли бра­тья, ка­ки­ми горь­ки­ми сле­за­ми об­ли­вал­ся он на мо­лит­ве. Мир мо­лит­вы был так сла­до­стен для по­движ­ни­ка, что он все­гда жа­лел, что у него для нее недо­ста­ет вре­ме­ни.

В первую неде­лю Ве­ли­ко­го по­ста о. Ан­ти­па во­все не упо­треб­лял ни пи­щи, ни пи­тья; в та­кой же стро­го­сти со­блю­дал он пост в по­не­дель­ник, сре­ду и пят­ни­цу в те­че­ние все­го го­да и в ве­че­рия празд­ни­ков Рож­де­ства Хри­сто­ва и Бо­го­яв­ле­ния. В эти два по­след­них дня (со­чель­ни­ка) да­же в пред­смерт­ной бо­лез­ни сво­ей, ко­гда от силь­но­го жа­ра вы­сы­хал у него со­вер­шен­но рот, не ре­шал­ся он об­лег­чить сво­их тяж­ких стра­да­ний глот­ком во­ды. На че­ты­ре же непост­ных дня – вос­кре­се­нье, втор­ник, чет­верг и суб­бо­ту – для пост­ни­ка бы­ла до­ста­точ­на та пи­ща, ко­то­рую ему раз в неде­лю при­но­си­ли на обед в суб­бо­ту.

Так под­ви­зал­ся о. Ан­ти­па круг­лый год в ски­ту. Ко­гда же при­хо­дил в мо­на­стырь, здесь уже он со­об­ра­зо­вал­ся с чи­ном мо­на­стыр­ским. При­хо­дил же он в мо­на­стырь три ра­за в год – на Рож­де­ство Хри­сто­во, на Страст­ную неде­лю и неде­лю Свя­той Пас­хи и на всю неде­лю Пя­ти­де­сят­ни­цы. Кро­ме этих опре­де­лен­ных дней, при­во­ди­ла его в мо­на­стырь еще необ­хо­ди­мость ду­хов­но­го со­бе­се­до­ва­ния с близ­ки­ми ему ли­ца­ми, при­ез­жав­ши­ми соб­ствен­но для него на Ва­ла­ам. Хо­тя при­ез­ды этих лиц крайне тя­го­ти­ли лю­би­те­ля без­мол­вия, но на них все­гда от­зы­вал­ся он со всей пол­но­той без­гра­нич­но­го ра­ду­шия. Здесь вы­ра­жа­лись его глу­бо­кая са­мо­от­вер­жен­ная лю­бовь к ближ­ним, его тон­кое бла­го­че­сти­вое чув­ство, бо­яв­ше­е­ся чем-ни­будь опе­ча­лить их. По це­лым дням то­гда за­твор­ник на­хо­дил­ся в об­ще­стве жен­щин, пил чай, ел.

«Как мо­жешь ты со­еди­нять про­дол­жи­тель­ный скит­ский пост с та­ким неожи­дан­ным раз­ре­ше­ни­ем?» – в недо­уме­нии спра­ши­вал его один из лю­бив­ших его от­цов ва­ла­ам­ских. – Див­но от­ве­чал он ему сло­ва­ми свя­то­го Апо­сто­ла Пав­ла: «Во всем и во всех на­вы­кох: и на­сы­ща­ти­ся, и ал­ка­ти, и из­бы­то­че­ство­ва­ти, и ли­ша­ти­ся» (Флп.4:12).

Ни­че­го не ис­кав­ший на зем­ле, весь ум свой углу­бив­ший в Бо­га, о. Ан­ти­па с ра­до­стью пе­ре­но­сил все огор­че­ния, по­но­ше­ния, упре­ки. Глу­бо­кое сми­ре­ние и все­гдаш­няя го­тов­ность к са­мо­уко­ре­нию да­ва­ли ему пол­ную воз­мож­ность все­гда со­хра­нять невоз­му­ти­мым глу­бо­кий мир ду­ши. Жил он в ни­ще­те край­ней. Ке­ллия его бы­ла со­вер­шен­но пу­ста, не бы­ло в ней ни кро­ва­ти, ни сту­ла – сто­я­ли в ней неболь­шой сто­лик вме­сто ана­ло­я и де­ре­вян­ный жезл с пе­ре­кла­ди­ной, на ко­то­рый в борь­бе со сном, в из­не­мо­же­нии, упи­рал­ся он во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния; на по­лу ле­жал вой­лок, на ко­то­ром он си­дел и на ко­то­ром в утом­ле­нии пре­да­вал­ся крат­ко­му ноч­но­му от­дох­но­ве­нию. Жи­вя сам в та­кой ни­ще­те, о. Ан­ти­па со всей лю­бо­вью от­зы­вал­ся на нуж­ды бра­тий, ес­ли толь­ко от­кры­ва­лась ему к то­му воз­мож­ность. По­лю­бив всей ду­шой Ва­ла­ам­ский мо­на­стырь с пер­во­го дня сво­е­го при­бы­тия на Ва­ла­ам­ские го­ры, о. Ан­ти­па со­хра­нил свою лю­бовь к нему до кон­ца. «Од­но со­кро­ви­ще есть у ме­ня, – го­во­рил он, – это моя чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри; ни­ко­му я ее не дам, кто бы у ме­ня ее ни про­сил: я остав­лю ее толь­ко Ва­ла­ам­ско­му мо­на­сты­рю».

Мно­гие го­ды про­во­дя в стро­гом по­движ­ни­че­стве, о. Ан­ти­па ни­сколь­ко не рас­стро­ил сво­е­го здо­ро­вья. Во­об­ще он об­ла­дал здо­ро­вым креп­ким ор­га­низ­мом. К ле­кар­ствам и ле­ка­рям в слу­чае бо­лез­ни он ни­ко­гда не об­ра­щал­ся. При­ни­мая бо­лезнь от ру­ки Бо­жи­ей, от Бо­жи­ей же ру­ки ожи­дал он и ис­це­ле­ния. Су­дя по его бодро­му ви­ду, труд­но бы­ло пред­по­ла­гать, что он так ско­ро пе­ре­се­лит­ся с гор по­движ­ни­че­ства в се­ле­ния гор­ние. В те­че­ние од­но­го го­да силь­ней­ший ка­шель со­вер­шен­но обес­си­лил и ис­су­шил его и ти­хо при­вел его к мир­но­му пре­став­ле­нию.

В год сво­ей бо­лез­ни Страст­ную неде­лю и неде­лю свя­той Пас­хи о. Ан­ти­па еще по обык­но­ве­нию про­вел в мо­на­сты­ре. В Ве­ли­кую Суб­бо­ту он был у Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии. По окон­ча­нии ли­тур­гии он ска­зал сво­е­му бли­жай­ше­му спо­движ­ни­ку и уче­ни­ку: «Во вре­мя При­ча­ще­ния я был в ал­та­ре и взгля­нул из юж­ных две­рей в цер­ковь. Мо­на­хи уже при­ча­сти­лись и ли­ца неко­то­рых при­ча­стив­ших­ся мо­на­хов си­я­ли как солн­це. Я не знаю имен этих мо­на­хов. Преж­де это­го я не ви­дал».

В глухую осень то­го же го­да сто­ял о. Ан­ти­па в сво­ем уеди­не­нии на мо­лит­ве. Вдруг сде­лал­ся шум: Афон­ский об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри сам со­бою дви­нул­ся с ме­ста; дру­гие ико­ны, быв­шие на нем и око­ло него, упа­ли. Об­раз Бо­го­ма­те­ри ше­ство­вал ти­хо по воз­ду­ху на про­тя­же­нии це­лой са­же­ни и оста­но­вил­ся на гру­ди у о. Ан­ти­пы. Ужас­нул­ся ста­рец. С бла­го­го­ве­ни­ем при­няв об­раз, он по­ста­вил его на ме­сто. Со сле­за­ми уми­ле­ния от­крыл о. Ан­ти­па об этом ра­дост­ном и чуд­ном яв­ле­нии од­но­му из бли­жай­ших сво­их уче­ни­ков толь­ко за три дня до сво­ей кон­чи­ны.

Бо­лезнь быст­ро раз­ви­ва­лась. По же­ла­нию о. Ан­ти­пы его со­бо­ро­ва­ли. Он ви­ди­мо уга­сал. С лю­бо­вью по­се­ща­ли его во вре­мя бо­лез­ни бра­тия, бли­жай­шие же его уче­ни­ки в по­след­ние дни бы­ли при нем неот­луч­но.

Дня за два до кон­чи­ны о. Ан­ти­пы в мо­на­стыр­ском хра­ме шла ве­чер­ня. Вдруг что-то силь­но стук­ну­ло об пол. Это упал по­слуш­ник, ста­рик из кре­стьян, по­ра­жен­ный апо­плек­си­че­ским уда­ром. Объ­яс­ни­ли о. игу­ме­ну, и тот бла­го­сло­вил взять из по­но­мар­ской во­ды и осве­жить боль­но­го – ду­ма­ли, что он уго­рел. Ока­за­лось, что он уже скон­чал­ся.

В эту ночь, как и в пред­ше­ству­ю­щие но­чи, осо­бен­но стра­дал о. Ан­ти­па. Под утро ему ста­ло по­лег­че, и он об­ра­тил­ся к окру­жав­шим его уче­ни­кам с во­про­сом: «Кто у вас умер в мо­на­сты­ре?» Так как в скит из мо­на­сты­ря еще ни­кто не при­хо­дил и из­ве­стия ни­ка­ко­го не бы­ло, уче­ни­ки от­ве­ча­ли: «Ни­кто». «Нет, умер, – воз­ра­зил о. Ан­ти­па, – умер про­стой ста­рик в церк­ви. ему бы­ло труд­но. Игу­мен ве­лел дать во­ды. не по­мог­ло. умер». В недо­уме­нии слу­ша­ли стар­ца его уче­ни­ки. Око­ло 11-ти ча­сов утра в скит при­е­хал о. ду­хов­ник, и то­гда толь­ко разъ­яс­ни­лось, что о. Ан­ти­па, ле­жа на бо­лез­нен­ном од­ре в ски­ту в трех вер­стах от оби­те­ли, го­во­рил о про­ис­ше­ствии мо­на­стыр­ском с та­кой точ­но­стью и по­дроб­но­стью, как буд­то оно со­вер­ши­лось пе­ред его гла­за­ми.

В по­след­нюю ночь ча­сто поды­мал о. Ан­ти­па ру­ки к небу и звал к се­бе сво­е­го лю­би­мо­го афон­ско­го стар­ца, схи­мо­на­ха Леон­тия – му­жа свя­то­го и по­движ­ни­ка ве­ли­ко­го. «Леон­тий! Леон­тий! Где ты? Леон­тий!» – ча­сто по­вто­рял о. Ан­ти­па и как бы бе­се­до­вал с при­шед­шим. «Ба­тюш­ка, да с кем ты го­во­ришь? Ведь ни­ко­го нет», – на­кло­нясь к о. Ан­ти­пе, ска­зал ему ке­лей­ник. При­сталь­но по­смот­рел ста­рец на ке­лей­ни­ка и ти­хо паль­цем по­сту­чал его в го­ло­ву.

Под утро, чув­ствуя уже бли­зость сво­е­го от­ше­ствия и же­лая быть при­част­ни­ком Бо­же­ствен­ных Тайн на ли­тур­гии, со­вер­шен­ной в по­след­ний день его жиз­ни, о. Ан­ти­па про­сил по­спе­шить со­вер­шить ли­тур­гию и при­ча­стить его. В пол­ном ра­зу­ме, спо­до­бив­шись при­я­тия Бо­же­ствен­ных Да­ров, о. Ан­ти­па по­гру­зил­ся в тихую дре­мо­ту. Про­шло два ча­са. Бли­жай­ший уче­ник его про­чи­тал де­вя­тый час и стал чи­тать ака­фист Бо­жи­ей Ма­те­ри. Во вре­мя чте­ния ака­фи­ста ти­хо за­молк на­ве­ки, в те­че­ние всей жиз­ни, еже­днев­но, со всем усер­ди­ем и жи­вей­шей ве­рой воз­но­сив­ший Ца­ри­це Небес­ной ака­фист­ные хва­ле­ния, о. Ан­ти­па. Скон­чал­ся он в вос­кре­се­нье, 10 ян­ва­ря 1882 го­да, на 66-м го­ду от рож­де­ния.

По­сле его смер­ти в мо­на­стырь при­шли два па­ке­та. В пер­вом в со­про­вож­дав­шем его пись­ме пи­са­лось:

«Жив­ший у нас в Москве с 1859 го­да для сбо­ра с Афо­на иерос­хи­мо­нах Ан­ти­па, в 1865 го­ду от­прав­ля­ясь к Вам в Ва­ла­ам­ский мо­на­стырь, в скит Всех Свя­тых, оста­вил у ме­ня па­кет за его пе­ча­тью, с тем чтобы я по по­лу­че­нии вер­но­го из­ве­стия о его смер­ти пред­ста­вил оный па­кет к Ввм на Ва­ла­ам. Се­го ян­ва­ря 23 дня уве­до­мил ме­ня Ва­шей оби­те­ли иеро­мо­нах Ам­вро­сий, что отец Ан­ти­па, се­го ян­ва­ря 10, во­лею Бо­жи­ей, по­болев, скон­чал­ся; ис­пол­няя во­лю стар­ца иерос­хи­мо­на­ха Ан­ти­пы, по­сы­лаю к Вам озна­чен­ный па­кет. С ува­же­ни­ем, Ки­тай­ско­го со­ро­ка, Мос­ков­ской Тро­и­це Гру­зин­ской церк­ви свя­щен­ник Ни­ко­лай Воз­дви­жен­ский». В па­ке­те бы­ли каз­на­чей­ские би­ле­ты на по­ми­но­ве­ние о. Ан­ти­пы.

Валаамская икона Божией Матери

Остров Валаам с его монастырем всегда почитался на Руси как Северный Афон. Особенно прославили его поселившиеся на острове в 1329 году и основавшие Спасо-Преображенскую обитель Святые Преподобные Сергий и Герман Валаамские, икона и гробница которых долгие века привлекала к себе множество паломников.

Одной из них стала и Наталья Андреева из Петербурга. Ее удивительная история положила начало поклонению чудотворной Валаамской иконе Божией Матери.

Утрата и обретение иконы

Эта история произошла в 1887 году. Наталья Андреева, которая вела благочестивый образ жизни, за 10 лет до того очень сильно простудилась, после чего у нее началось серьезное заболевание ног: они болели и распухали так, что ей приходилось передвигаться на костылях. Врачи мало чем смогли помочь, и тогда ей посоветовали отправиться в паломничество в Валаамский монастырь.

Ночью накануне отъезда у нее было чудесное видение: ей явилась женщина в красном одеянии с младенцем на руках, от которой исходило дивное сияние. Она наказала больной обязательно побывать в монастыре и пообещала помочь ей, а затем исчезла.

В этот день на Валааме праздновалось обретение мощей св. преподобных Германа и Сергия Валаамских и собралось огромное количество паломников, так что Наталье с трудом удалось попасть в Успенскую церковь. Каково же было ее изумление, когда на иконе Богоматери она узнала женщину из своего видения, обещавшую ей помощь!

Но едва Наталья успела приложиться к Валаамской иконе Богоматери, как ей пришлось спешить на пристань – пароход, перевозивший паломников, отходил с минуты на минуты, так что ей даже не удалось отслужить молебен перед иконой Богородицы. По возвращении у Натальи прекратились боли в ногах, мучившие ее столько лет, и она ощутила в них неизъяснимую легкость. Теперь ей уже не нужно было пользоваться костылями.

Еще через 10 лет Наталья все-таки решила вновь съездить на Валаам, чтобы принести благодарность исцелившей ее чудотворной иконе, но иконы там не оказалось, и никто не знал, когда и как она исчезла. Поиски в Петербурге на подворье Валаамского монастыря также оказались бесплодными.

Тем не менее, какой-то внутренний голос побуждал ее в третий раз съездить на Валаам для поисков иконы. Ночью ей приснился вещий сон, будто у старинной заброшенной церкви Николая Чудотворца на острове она услышала глас с небес: «Я здесь, ты скоро меня найдешь», а затем врата церкви растворились, и преподобный Сергий Валаамский указал ей место в храме, где находилась чудотворная икона.

После трех дней поста и непрерывных молитв, выходя из храма, она увидела священника, которому поведала свой сон, с чудотворной Валаамской иконой Богородицы в руках. Тут же отслужили торжественный молебен, в ходе которого произошло еще немало исцелений. Все они были зафиксированы в письменном виде и удостоверены многочисленными свидетелями, как и последующие, когда к чудотворной иконе началось массовое паломничество.

Описание иконы

По иконографическому типу Валаамская икона Божией Матери принадлежит к Богородичным образам, именуемым «Панагия» (Всесвятая); близка она по композиции и к другому типу — «Никопея» (Победительница). Характерными отличиями от других образов Богоматери являются держава, которую держит в левой руке Младенец Иисус, и босые ноги Богородицы, стоящей на облаке.

Как выяснилось, икона была написана иеромонахом Валаамского монастыря Алипием (Константиновым) в то самое время, когда Наталья Андреева заболела. Как тут не прозреть значение Божьего Промысла!

В чем помогает Валаамская икона Божией Матери?

Иконе Валаамской иконе Божией Матери молятся об исцелении от недугов и даровании здоровья, ведь впервые свою чудотворную силу она проявила именно в исцелении и продолжала исцелять страждущих.

Помимо этого, искренняя молитва перед иконой «Валаамская Богородица» помогает в обретении мира и гармонии в семейной жизни, благополучных родах, наставлении детей на путь истинный.

Дни памяти святых преподобных Сергия и Германа Валаамских: 11 июля (преставление старцев) и 24 сентября (перенесение мощей).

День Валаамской иконы Божией Матери — первое воскресение после праздника святых апостолов Петра и Павла.

Молитва преподобным Сергию и Герману Валаамским

О велиции отцы наши, Христовы угодницы и теплии предстатели ко Спасу о душах наших, Сергие и Германе! Вы бо в недузех целители явистеся, по морю плавающим кормчии, и утопающим благонадежное избавление, и от всякаго смертоноснаго нашествия хранители, паче же от духов нечистых свобождение и всяких наветов, противу нас содержимых, очищение и помощь. О преблаженнии отцы и чудотворцы преславнии, Сергие и Германе, молитеся ко Владыце Христу о нас, грешных, яко да вашими молитвами сподобимся в день Судный деснаго предстояния и наслаждения во Царствии Божии во веки веков. Аминь.

Молитва Валаамской иконе Богородицы

О Пресвятая и Преблагословенная Владычице Богородице, Небесе и земли Царице, обители Валаамския Покровительнице! Припадаем и поклоняемся Тебе пред чудотворною иконою Твоею, и яко призрела еси мйлостивно к болящей рабе Твоей и даровала еси ей исцеление, тако и ныне приими наше усердное моление, Тебе приносимое. Спаси и сохрани, Всемилостивая, Отечество наше и вся люди православный, живущия в нем и к Тебе с любовию прибегающий, от нашествия иноплемённых, от глада и мора, и от всякаго зла, управи пути наша, да возсияют в земли Русстей правда и мир, радость и любовь, сохрани в ней до скончания века веру истинную. Воззри мйлостивным оком Твоим на обитель Валаамскую и соверши Сама о Господе спасение всех, в вере и надежде подвизающихся в ней. Умоли Сына Твоего и Бога нашего, да избавит всех нас от всякия беды, скорби и болезни, да наставит на исполнение заповедей Своих, от вечныя муки да избавит, и да сподобит Твоим ходатайством вселитися во обителех Небесных и славити Пресвятую Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Святой антипа валаамский о чем молятся

Магазин на Большой Ордынке, 60/2

(495) 778-37-36, 959-12-88

Отдел продаж, Варшавское ш., 37А

(495) 721-88-58, 971-76-24

Магазин на Чайковского, 22

В мастерских Свято-Троицкого Братства осуществляется много церковных ремесел и искусство народного промысла. За удивительно короткий срок существования мастерских резьба по дереву переросла в истинно народный промысел. Сегодня в Свято-Троицком Братстве изготавливают уникальные резные иконостасы, киоты, аналои, жертвенники, троны на Горнее место, выносные кресты, литийные и панихидные столы, кафедры и другие предметы церковного интерьера. Во многих храмах и монастырях продаются киоты, выполненные щигровскими умельцами.

Маленький провинциальный городок Щигры, известный разве что тем, что здесь писатель Иван Тургенев поселил своего «Гамлета Щигровского уезда», вдруг стал… всероссийским центром производства церковного убранства. Создают здесь подлинные шедевры, украшающие лучшие храмы России и зарубежья. Откуда взялось подобное чудо.

Артикул 600071
Размер иконы

Иеросхимонах Антипа родился в Бессарабии (Молдавии) в 1816 году. Родители его были люди православные и весьма бедные. Рождение будущего подвижника ознаменовалось особенным благоволением Божиим: мать родила его без болезни. В детстве, когда мальчик пас овец отца в глухом лесу, где водилось множество ядовитых змей, он брал их живьем в свои руки без малейшего вреда и тем приводил в ужас окружающих. Однажды по этому поводу у юного Антипы вышел спор с соседом, зашедшим к нему в огород. Мальчик говорил, что он не боится змей и даже берет их в руки живых, сосед смеялся над ним. Недолго думая, Антипа без боязни взял в руки змею, появившуюся вдруг тут же, на огороде; сосед же, испугавшись, закричал во всю мочь и пустился бежать. Так Бог хранил от юности сего отрока.

Надо сказать, что в отрочестве Антипа был лишен способностей к учению: от природы он был очень простоват и крайне непонятлив. Видя его неспособность, учителя даже советовали ему лучше оставить школу и обучаться какому-либо ремеслу. О.Антипа горько плакал. “Нет, – говорил он, – мое единственное желание – научиться читать; я до смерти буду заниматься только чтением Божественных книг”. Усердие, труд и молитва, наконец, победили, и священные книги для о.Антипы стали единственным всегдашним источником духовного назидания и самых сладостных утешений.

На двадцатом году своей жизни во время молитвы о.Антипа был внезапно озарен дивным, неизъяснимым светом. Свет этот наполнил сердце его невыразимой радостью, из глаз полились неудержимые сладостные слезы – тогда, как бы ощутив в этом свете свое Божественное призвание, о.Антипа в радости воскликнул: “Господи, я буду монахом!”

Тихо ночью вышел о.Антипа из дома своих родителей и направился в знаменитый в Молдавии богатый Нямецкий монастырь. В соборном монастырском храме со слезами повергся он перед чудотворной иконой Нямецкой Божией Матери. Церковь была совершенно пуста. Вдруг сделался шум, и завеса, закрывавшая святую икону, отошла. В неизъяснимой радости души приложился о.Антипа к чудотворному образу Царицы Небесной.

Но в приеме в Нямецкую обитель настоятель ему решительно отказал. Опечаленный о.Антипа вышел из келий настоятельских и отправился в Валахию (Южная Румыния между Карпатами и Дунаем). Там он поступил в маленький монастырь и более двух лет с полным самоотвержением трудился на разных послушаниях. Жизнь его была полна скорбей и лишений. Ему не давали монастырской одежды, не было у него кельи. Утомленный, засыпал он где случится: на хуторе, на кухонном полу. Раз, заснув в поле на сене, он занесен был снегом – полузамерзшего его едва привели в чувство. Здесь научился юный воин Христов умной молитве у схимонаха Гедеона, около 30 лет подвизавшегося в затворе близ их монастыря.

Строгая, самоотверженная жизнь о.Антипы резко выделялась среди общего монастырского строя. Духовник советовал ему идти на Афон. В это время славился в Молдавии своими высокими подвигами и духовной опытностью архимандрит Димитрий. К нему-то и обратился о.Антипа за духовным советом. Вообще о.Димитрий всегда удерживал стремившихся на Афонскую гору, но на этот раз, к удивлению всех, он согласился отпустить туда о.Антипу, прибавив, что он сам предварительно пострижет его в монахи. Так, монахом с именем Алимпия, напутствованный благословениями старца, отправился о.Антипа на Святую гору.

Около четырех лет трудился о.Антипа в греческом Есфигменовом монастыре на поварне. Когда кончилось время послушничества, молдавские старцы – иеросхимонах Нифонт и Нектарий – приняли своего собрата на высшие подвиги в пустыню. И по благословению старца Емфимия – духовника о.Антипы – постригли его в схиму, предоставив полную свободу в проведении одному отшельнической жизни.

Безо всякого скарба вошел о.Антипа в полуразвалившуюся отшельническую хижину – она была совершенно пуста, только в переднем углу на карнизике нашел он небольшую икону Божией Матери, на которой от многолетней копоти нельзя было рассмотреть лика. Невыразимо обрадовался о.Антипа своей находке. Немедленно, взяв с собою святую икону, отправился он к знакомому иконописцу-пустыннику иеродиакону Паисию. Некоторое время спустя вернул тот о.Антипе икону совершенно новую, клятвенно уверив его, что она стала такою от одной простой промывки и что это явление чрезвычайно поразило его самого.

“Она – чудотворная!” – в радости всегда свидетельствовал о ней никогда с нею не разлучавшийся о.Антипа. Раз в задумчивости шел он по пустынным тропинкам Афонской горы: вдруг его останавливает незнакомый отшельник. “Батюшка, – говорит он ему, – добрые люди дали мне пять червонцев и просили передать их беднейшему пустыннику. Помолясь, я решился отдать эти деньги первому, кого встречу. Так возьми их – они, должно быть, тебе нужны”. С благодарностью, как из руки Божией, принял о.Антипа деньги от незнакомца. В короткое время обстроилась келия, и в молитвенном подвиге, в делании для пропитания деревянных ложек мирно потекли дни его.

Читайте также:  О чем молятся святым мученикам гурию самону и авиву
Добавить комментарий